Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Девушка, вам мерещится!»: Как люди научили интернет сексизму

И можно ли это изменить

«Девушка, вам мерещится!»: Как люди научили интернет сексизму  — Жизнь на Wonderzine

Кажется, что интернет, как и любая технология, должен восприниматься как беспристрастный инструмент и давать ему характеристику «сексистский» — абсурд. Но такое одушевление может быть вполне оправданно: в конце концов, онлайн-пространство отражает убеждения людей, которые его создают. И пока сексистские настроения живы в офлайне, онлайн им тоже место найдётся.

Текст: Дарья Гаврилова,
авторка телеграм-канала «Патриархат, гори»

Как люди научили алгоритмы дискриминации

На разработчиков неизбежно влияют как частные предпочтения создателей контента, так и общепринятые языковые правила, нередко дискриминационные. Скажем, в русском языке с его понятием грамматического рода о людях неизвестного читателю гендера по умолчанию говорят «он»: «Когда автор работает над книгой, он должен быть дисциплинирован» — так, неизбежно, мы представляем абстрактного автора-мужчину, просто потому что язык не подразумевает иного. Такого рода процессы происходят в разных языках: например, в английском тру́сов называют «pussy» — эвфемизмом к слову «вагина», — автоматически приравнивая кого-то «плохого» и «слабого» к женщине. В испанском же род группы людей меняется на мужской, если там есть хоть один мужчина. 

То, как мы говорим, влияет на мышление: языковые клише, повторяясь, «учат» мозг думать определённым образом. Это происходит и с самообучающимися онлайн-переводчиками: чем больше пропускаемый через них объём текста, тем чаще они запоминают стандартные фразы. Например, Google Translate стереотипно переводит гендерно-нейтральные фразы с турецкого языка: в турецком фразы в третьем лице единственного числа могут быть и о мужчине, и о женщине, однако гугл переводит «O bir mühendis» на английский как «Он инженер», а «O bir hemşire» как «Она медсестра». Несправедливость может скрываться и в алгоритмах работы поисковиков: например, на запросы об актёрском составе фильма «Детройт» или сериала «Как избежать наказания за убийство» Google первыми в списках выдаёт белых актёров-мужчин — при этом исполнительница главной роли в «Убийстве» Виола Дэвис идёт второй. 

В исследованиях не раз подтверждалось, что диджитал-системы адаптируются к проявлениям дискриминации, запечатлённым в структуре нашего общения. Один из громких случаев — твиттер-бот, который через три часа своего существования начал отправлять женщин на кухню и призывать поддерживать дело Гитлера; многие из десятков тысяч твитов, в том числе откровенно расистские или мизогинные, были просто копиями сообщений пользователей, решивших затроллить систему. Сами того не планируя, подростки, которые стали учить бот некорректным высказываниям, провели важный эксперимент. «Язык как зеркало — отражает всё, что происходит в реальности. Нашу любовь, ненависть — словом, отношения. И если мы говорим друг другу, что мальчики умные, а девочки красивые, то рано или поздно это можно будет услышать от на первый взгляд безобидного робота-помощника», — рассуждает разработчик-лингвист Ася Боярская.

Почему женщины не чувствуют себя в безопасности в интернете

Нам всем хочется чувствовать себя в безопасности — не важно, идёт речь об обстановке в семье, прогулке по улице вечером или поездке в общественном транспорте. Интернет не исключение, но, к сожалению, в соцсетях, на форумах и просто случайных сайтах всегда есть шанс нарваться на унизительный контент. Часть ресурсов в принципе построена на спорных идеях, которые делают их как минимум неприятными, а иногда и вовсе небезопасными для женщин.

Исследование Джасмин Фардули из австралийского Университета Маккуори показало, что подписчицы блогов о фитнесе и красоте оказываются недовольны своим внешним видом чаще, чем девушки, не пользующиеся инстаграмом. Более того — под влиянием соцсетей девушки-подростки в принципе склонны ценить себя в первую очередь именно за внешность. А это уже приводит к психологическим расстройствам и нарушениям пищевого поведения, как демонстрирует исследование учёных Университета Эссекса. На основе выборки почти в 10 тысячах британских семей с детьми в возрасте от 10 до 15 лет исследовательницы, во-первых, установили, что девочки-подростки используют соцсети чаще своих ровесников-мальчиков (на 3 % в возрасте десяти лет и на 12 % больше в пятнадцать), а во-вторых, обнаружили обратную корреляцию между использованием соцсетей и уровнем удовлетворённости жизнью и психологическим здоровьем у девочек, включая повышенный риск развития клинической депрессии.

Ещё опаснее, что «решение» своих проблем (в частности, способы похудеть) девушки тоже ищут онлайн — помимо вреда от лукизма, речь может идти о радикальных изменениях режима питания, которые можно предпринимать лишь после с консультации с врачом (если она недоступна, стоит следовать рекомендациям по питанию ВОЗ, которые основаны на исследованиях и рекомендациях специалистов). Популярные же диеты из аккаунтов по похудению часто основаны не на научных данных, а на принципе «слабо»:  «инстаграм-диеты» обычно выглядят очень привлекательно, но зачастую оказываются просто небезопасны.

В США 76 % женщин, погибших от рук нынешнего или бывшего партнёра, ранее подвергались киберсталкингу с их стороны

Ещё одна из главных опасностей современного интернета — это доступное бесплатное порно. Даже если вынести за скобки этические проблемы индустрии (у работниц практически нет профессиональной защиты), специалисты сходятся в том, что само порно создаёт нереалистичные стандарты тела и представления о сексе, в том числе нормализуя насилие. Некоторые феминистки считают, что порновидео способствуют росту насилия над женщинами в реальной жизни: ряд исследований подтверждает эти опасения, однако пока большинство стран не считают их достаточными для внедрения новой политики регуляции — часть исследователей настаивает на том, что делать выводы пока рано. 

К слову, о насилии — женщинам в интернете гораздо неприятнее пользоваться сервисами для знакомств. Согласно исследованию Amnesty International в Великобритании, каждая пятая девушка подвергалась виртуальному насилию на почве секса. Зачастую в приложениях и на сайтах пользовательниц ожидают предложения заняться секс-работой, непрошеные дикпики, фамильярность, графические предложения секса, грубость в случае отказа, а порой и преследования. Так, в США 76 % женщин, погибших от рук нынешнего или бывшего партнёра, до трагедии подвергались киберсталкингу с их стороны (о том, как обезопасить себя онлайн, мы писали тут).

«Культуру насилия» в интернете подкрепляет и навязчивая визуализация. Многие сайты продают места под баннерную рекламу, за наполнение которой отвечают те, кто её покупает. Так, нередко на сайтах появляются баннеры с призывами поиграть в эротическую игру или зайти на сайт «гарантированных секс-знакомств» — и почти всегда их иллюстрируют гипертрофированно эротизированные женские образы. Стоит ли говорить, что онлайн-игры и геймерское комьюнити в целом — ещё одна сфера, в которой проблема объективации женского тела стоит остро. 

У геймерской среды печальная репутация с точки зрения сексизма как на индустриальном, так и на игровом уровне. Долгое время женские персонажи, как правило, были нарочито сексуализированы, а к профессиональным спортсменкам тут не относились серьёзно — начавшийся в 2014 году «Геймергейт» лишь подсветил назревшие проблемы. Но проще всего столкнуться с сексизмом и объективацией всё ещё в соцсетях. Как показывают недавние примеры, российские SMM-маркетологи до сих пор время от времени делают ставку на унизительный контент: взять хотя бы Burger King, который использовал в своей рекламе образ изнасилованной девушки, предлагая «второй бургер бесплатно». А журналистка Анастасия Красильникова ведёт телеграм-канал, почти целиком посвящённый разбору сексистской рекламы.

Мужская индустрия

Пока большинство работников компаний, формирующих ландшафт интернета, — мужчины, причём европейского или азиатского происхождения (если в целом в IT-компаниях женщин может быть около 20 %, то в числе руководителей их обычно не более 10 %), именно их индивидуальный опыт обычно влияет на продукт, будь то поисковик или соцсеть. 

«Сейчас, после примерки фемоптики, я оглядываюсь назад и удивляюсь, насколько мой путь в хай-тек был длиннее и сложнее, чем стандартный путь мужчины», — рассказывает Джиллиан, работающая в сфере автоматизированного тестирования ПО в Израиле. «Сколько раз я слышала от преподавателей фразы вроде „программирование не для женщин, поищите себе другую профессию, вы всё равно ничего не сможете и ничему не научитесь“. Сейчас, через двадцать лет после окончания школьной группы по программированию, из десяти девочек в этой индустрии только я. На работе я постоянно сталкиваюсь с недоверием со стороны клиентов из-за того, что я девушка. Был вопиющий случай, когда клиент накатил обновления на свой сервер и несколько сервисов упали. На моё письмо о том, что надо всё починить, пришёл ответ в духе „Девушка, вам мерещится! Мы ничего не меняли!“ Когда шеф отправил копию моего письма со своей почты, ему тут же пообещали всё исправить. В итоге я попросила, чтобы в моей электронной почте был нейтральный вариант моего имени, Gill, похожий на обычное в Израиле мужское имя Гиль». 

В разработке игр, в том числе онлайн-игр, женщин долгое время тоже было мало (3 % по состоянию на 1989 год), да и сейчас около 75 % разработчиков — мужчины. «Мифология вокруг создания игр пытается убедить женщин, что работа в геймдеве — великая привилегия, за которую нужно терпеть бесконечный харассмент, переработки и низкую по меркам IT-индустрии оплату труда», — говорит Александра Корабельникова, руководительница геймдев-студии EggNut. Она же рассказывает о недавнем скандале вокруг студии Riot, начальники которой долгие годы домогались и дискриминировали своих сотрудниц, потому что те «недостаточно геймеры».

Пока большинство работников компаний, формирующих ландшафт интернета, — мужчины, именно их индивидуальный опыт может влиять на продукт, будь то поисковик или соцсеть

По словам Джиллиан, женщины в IT до сих пор почти всегда получают меньше мужчин на той же должности, а атмосфера на работе часто не способствует профессиональному росту и достижениям. Наталья, системный аналитик из России, отмечает, что из-за сексистских шуток и пожеланий «домашнего уюта и женского счастья» она тоже испытывает дискомфорт: «Это встречается и в российских компаниях, отмечающих гендерные праздники, и в международных — бывает, что они сняли и распространили видео про diversity, но установки в головах сотрудников не изменились. Ещё интереснее становится, если не стесняешься называть себя феминисткой. Реакции бесценны: шуток становится ещё больше, а некоторые назойливые коллеги специально стараются залезть под кожу». 

Наталья, впрочем, подчёркивает, что на сам процесс получения должности стереотипы уже не оказывают такого серьёзного влияния, как прежде. «Как правило, работодатели — наверное, кроме самых дремучих, но такие мне и неинтересны — заинтересованы в тебе и в твоём развитии. Как ни крути, хороших специалистов всё ещё не так много, поэтому компаниям приходится расширять горизонты. Не могу сказать, что мне сложнее пробиваться на работе, чем коллегам-мужчинам», — говорит она. С этим согласна Олеся, HR-менеджер в американской IT-компании: «Мне кажется, что в сфере IT дискриминации на рабочем месте по гендерному признаку меньше, чем в других областях. Это связано с прогрессивным мышлением и с ориентацией на результат, а не соблюдение формальностей». Но работают ложные общественные установки: по опыту Олеси, женщины чаще сами не рискуют работать в IT и не присылают заявки, чем отсеиваются при найме.

Системный аналитик Наталья вспоминает, что в университете сталкивалась со стереотипами ежедневно: «В университете студенток делили на умных и красивых, а студентам уделяли больше внимания — считалось, что от них есть ожидания и им грозит армия, а девушкам разве что декрет». HR-менеджер Олеся не уверена, что можно повлиять на рекрутинг, если финальный работодатель придерживается традиционных взглядов. «На форумах часто пишут про противных рекрутеров, отсеивающих кандидатов из-за возраста, пола, цвета глаз и так далее. Но рекрутер, как правило, ни при чём — ограничения, не связанные с деловыми качествами кандидата, устанавливают нанимающие менеджеры. Если они отказываются даже мельком взглянуть на резюме потому, что там не тот гендер или „слишком большой“ возраст, то рекрутер ничего сделать не сможет. Когда речь идёт о подборе сотрудников высокой квалификации или редких специалистов, особенно обидно — с трудом находишь одного человека, а руководитель отказывается рассматривать кандидатуру, потому что „не хочет себе в отдел женщину“».

Кто работает
над изменениями

В англоязычной версии Википедии 1,5 миллиона биографий, и только 17 % из них рассказывают о женщинах — 90 % контента и тут создаётся мужчинами. Сотрудники онлайн-энциклопедии занялись этой проблемой и составили список причин, по которым женщины редактируют статьи реже. Среди них «нехватка свободного времени» (женщины до сих пор посвящают делам по дому на 60 % больше времени, чем мужчины), «неуверенность в себе: женщины склонны считать, что их правки будут отвергнуты или удалены», «склонность избегать конфликтов и неготовность участвовать в продолжительных битвах за правки» и «мизогинная атмосфера в Википедии в целом». Компания организовала серию вики-марафонов по всему миру, чтобы познакомить женщин с редакторскими инструментами и создать новые статьи о женщинах.

Занимаются проблемой дискриминации и в сфере онлайн-видеоигр. «Прямо сейчас идёт активная борьба за юнионизацию работниц индустрии игр, что позволит требовать и добиваться лучших условий труда: оплаты на уровне индустрии, социального страхования, рабочих мест для маргинализованных групп и отсутствия переработок», — рассказывает Александра Корабельникова. Она говорит, что как руководитель инди-студии пытается, помимо прочего, менять индустрию к лучшему, начав хотя бы с создания здоровой рабочей культуры: «Мне бы хотелось, чтобы больше женщин создавали свои студии и работали в них, но для этого индустрия должна стать комфортной средой».

Появились каналы, где женщины предают огласке грубое поведение мужчин на сайтах знакомств: например, Bye, Felipe на английском языке и ИТОМП («И тут он мне пишет…») на русском. Комментаторы, впрочем, и сами нередко предлагают на грубость отвечать оскорблениями, но то, что женщины устали воспринимать пренебрежительное отношение к себе как должное, — хорошая новость. 

В англоязычной версии Википедии
1,5 миллиона биографий, и только 17 % из них рассказывают о женщинах — 90 % контента и тут создаётся мужчинами

Британка Шарлота Вебб, создавшая коллектив Feminist Internet, говорит, что их миссия — «достичь равноправия в интернете для женщин и других угнетённых групп путём творческих и критически осмысленных действий». Feminist Internet занимается и спонсирует исследования интернет-пространства, спикерши организации выступают в школах и университетах, а также предлагают консалтинг-услуги для бизнес-организаций, которые хотят поспособствовать равенству. У Feminist Internet есть воркшоп по разработке приложений и технологий — таких, как подключённый к интернету девайс, обученный сообщать о домашнем насилии, или апдейт для онлайн-помощников, запускающий процесс борьбы с внутренним сексизмом. Скоро группа Шарлотты Вебб запустит подкаст. Вебб считает, что сексизм в интернете вредит и мужчинам, и женщинам и надо искать способы сделать онлайн-жизнь приятнее для всех. «Самый лучший способ — это вести переговоры с техногигантами, ведь они здесь надолго, — сказала она британскому изданию Standard. — Мы стараемся наладить диалог с компаниями с огромным влиянием, чтобы они взяли на себя ответственность за контент в социальных СМИ, обратили внимание на неравенство».

Некоторые компании и сами ставят своей целью сделать сферу IT и интернет более справедливым. Facebook, к примеру, ежегодно публикует отчёты о сокращении дискриминации. Согласно документу за 2018 год, женщин на позициях инженеров в компании сейчас 22 %; в 2014-м их было всего 14 %. Facebook старается ликвидировать и этническую дискриминацию, но до сих пор 92 % сотрудников — белые. Сотрудница лондонского офиса Facebook из России на условиях анонимности рассказывает, что «разница в работе между Россией и Англией огромная»: «В российских компаниях, где я работала, многие считают, что в мире давно наступило равенство полов, а все проявления несправедливости — либо доказательство того, что женщины объективно не способны справиться с работой, либо просто „шутка“. И эти „безобидные шутки“ окружали меня каждый день. В Лондоне люди в целом более открыты к фемповестке. Все крупные компании проводят курсы о том, как поддерживать diversity, бороться с дискриминацией и когнитивными искажениями. Сексизма в рабочей среде я практически не встречала, и он сильно осуждается». 

Фотографии: Сurrys

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.