Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Секс«У них будет кекс!»:
Как преодолеть стыд
и поговорить о сексе

Чтобы всем всё понравилось

«У них будет кекс!»:
Как преодолеть стыд
и поговорить о сексе — Секс на Wonderzine

«НАМ ПРИДЁТСЯ ЗАНИМАТЬСЯ СЕКСОМ ПО ПРОТОКОЛУ, заверенному у нотариуса!» — так обычно иронизируют над принципом согласия. И хотя беседа о предпочтениях в сексе — чаще всего залог отличного проведённого времени, говорить о них по-русски до сих пор не принято. В лучшем случае людям всё равно «неловко» или «странно» это делать. Выясняем, как открытый диалог помогает разобраться в своих особенностях, избежать неприятностей и сделать секс максимально захватывающим.

ТЕКСТ: Саша Казанцева,
ведущая телеграм-канала «Помыла руки»

До, во время и после

У каждого человека свой уникальный набор потребностей и ограничений, психологических и телесных особенностей, от которых зависит, как мы любим заниматься сексом. Угадать без обсуждения, как представляет себе «хороший секс» каждый из его участников, сложно — тем более что практик действительно много. «Когда я впервые занимаюсь сексом с новым партнёром или партнёршей, то нередко ловлю себя на мысли: „А что вообще происходит? Точно ли я этого хочу?“ — рассказывает Марго. — Всё чаще задумываюсь о том, что обсуждать пожелания надо „до“, а не „после“, чтобы понять, насколько они совпадают».

То, что классный секс складывается сам собой, а партнёр должен интуитивно понимать, что нам нравится, не более чем миф. На деле может оказаться, что одна сторона хочет нежного и медленного взаимодействия, а другая — интенсивного; или что обоим важно быть в ведущей роли. У кого-то низкий болевой порог или есть ограничения в мобильности; для кого-то невозможно вагинальное проникновение, кто-то не хочет кончать, а кто-то планирует по умолчанию «биться» за партнёрский оргазм до последнего. Предварительное обсуждение помогает избежать разочарования, сориентироваться в потребностях друг друга, не нарушить чужие границы и позаботиться о своих. Даже если в сексе вас всё устраивает, партнёрше или партнёру наверняка будет приятно услышать, почему это так — а ещё такие разговоры могут возбуждать сами по себе. В любом случае открытое обсуждение продвинет отношения — как с другим человеком, так и с самим собой.

Предварительное обсуждение помогает избежать разочарования, сориентироваться в потребностях друг друга, не нарушить чужие границы и позаботиться о своих

Во время разговора перед сексом, особенно первым, важно обсудить и то, как вы будете общаться в процессе. Кто-то может прямо во время секса сказать, если что-то не нравится, кому-то это даётся сложнее — в таких случаях можно условиться о невербальной системе знаков и стоп-слове, последнее также решает вопрос «спонтанности». То, насколько подробно обсуждается сексуальное взаимодействие, зависит от конкретных людей. Можно сказать: «Ничего не хочу обсуждать, кроме предохранения, если что-то пойдёт не так, я просто скажу „абракадабра“» — это тоже форма секс-договорённости, учитывающая принцип согласия. Правда, такой подход больше подходит тем, кто планирует быть принимающей стороной. Если же вы хотите вести или доминировать, то отстраиваться нужно будет от комфорта того, чья позиция предполагает бо́льшую уязвимость.

Обсуждение после секса тоже может быть приятным и объединяющим. Используя «я-высказывания» и избегая оценок, можно поговорить о том, что вам понравилось и хочется повторить в следующий раз, а какие эксперименты лучше поставить на паузу. Не стоит замалчивать даже неприятные происшествия, чтобы понять, как можно лучше позаботиться друг о друге в будущем. Иногда озарения и вовсе приходят «задним числом» — через неделю или даже месяц после сексуального контакта. Однако несмотря на то, что у нас принято реагировать в духе «А что ж ты сразу не сказала?», никакого правила, предписывающего понять всё и сразу, нет. Тем более в сексуальной сфере, рефлексировать которую большинство из нас никто не учил. Абсолютно правомерно озвучить новый взгляд на вещи даже спустя время — этот разговор в конечном счёте касается всех участников секса.

Почему женщинам сложнее говорить о сексе

«Мне сложно признаться вслух, чего я хочу: кажется, что если скажу „войди в меня пальцами“ — мир рухнет», — признаётся Катя. Мало кого из нас учили говорить о сексе открыто, зато стыд от разговоров о нём привили многим. «Некоторые мои клиентки слышали от учителей и родителей, что „говорить о сексе стыдно“ или что это делают „только извращенцы“, — замечает психотерапевтка Ольга Размахова. — Большинство из нас выросло в среде, в которой тема секса не поднималась, так что мы автоматически избегаем вербализации. Даже тем, кто хочет просто свободно думать о сексе, приходится преодолевать внутренний барьер, разрешать себе такие мысли».

С детства такого рода разговоры подаются как запретные — причём без объяснения причин, — так что во взрослом возрасте мы избегаем их из подсознательного страха быть отвергнутыми. Говорить о желаниях и ощущениях бывает нелегко, но вполне вероятно, что это пойдёт на пользу не только вам, но и всем, с кем вы занимаетесь сексом. При этом диалога могут бояться, например, оба человека в паре — и не говорить о своём сексе годами. «Мы с Андреем жили вместе почти шесть лет, но обсуждать наш секс начали, только когда пошли на семейную терапию. Узнали друг о друге много нового. Например, некоторые вещи не нравились ни мне, ни ему — просто обоим казалось, что „так надо“» — рассказывает Юля.

Говорить о желаниях и ощущениях бывает нелегко, но вполне вероятно, что это пойдёт на пользу не только вам, но и всем, с кем вы занимаетесь сексом

Откуда берутся представления о том, что «уместно» и «не уместно» в сексе? Ещё в 1970-х учёные Джон Ганьон и Уильям Саймон ввели понятие «сексуальных сценариев» — своеобразных «правил поведения», которые поддерживает массовая культура. Так, авторы пишут, что сексуальный сценарий для мужчин в США — это «знать, что делать», а для женщин — быть ведомой. Такой подход предполагает, что «мужчины не спрашивают», а женщины, соответственно, «не говорят» и что если нарушить этот негласный договор, то возбуждение сразу пропадёт.

Согласно концепции, мы выстраиваем восприятие, ожидания и поведение в сексе исходя из таких сценариев культуры. Неудивительно, что женщинам гораздо сложнее начинать разговор о сексе: описанное выше представление, к сожалению, всё ещё живо. Масштабное исследование Мичиганского университета, в котором приняли участие 8500 женщин и мужчин, показало, что мужчины называют «плохим сексом» тот, в котором они не получили достаточной физической разрядки, а женщины — тот, в котором они испытали значительный эмоциональный дискомфорт или физическую боль. Другое исследование показало, что женщины могут не сообщать партнёрам, что испытывают регулярную боль во время секса. Даже когда речь заходит о такой серьёзной вещи, как физический дискомфорт, многие всё равно боятся признаться в этом из страха показаться «неправильными» и навязанной привычки ставить чужое удовольствие выше своего.

В самом стыде перед темой секса нет ничего стыдного: учитывая условия, в которых формировались наши отношения с сексуальностью, редко кому удаётся начать разговаривать о ней сразу, легко и не смущаясь. Важно не «стыдить себя за стыд» и помнить, что большинство наших переживаний наверняка понятны и собеседнику. Отличный приём — прямо сказать о смущении, сформулировать опасения и попросить поддержки.
«Говорить о своём стыде — значит вставать в „позицию уязвимости“, — комментирует Ольга Размахова. — Когда мы готовы быть откровенными, даже если нам нелегко, это вызывает уважение и делает беседу продуктивной». Опыт переживания стыда и «стыда за стыд» есть у большинства людей, главное избегать оценочных суждений и говорить от первого лица — это помогает человеку рядом почувствовать себя спокойнее и тоже быть честным.

Как строить разговор

Как и в любой сфере жизни, в сексе многим легче говорить о позитивных пожеланиях, чем об ограничениях, и зачастую проще упоминать особенности, которые мы воспринимаем как «общепринятые» — но тем не менее важно не игнорировать даже сложные темы. «Я стала читать секс-блоги и в какой-то момент сказала партнёру: „Так, мы взрослые люди, мы занимаемся сексом. Давай сядем и обсудим, что кому нравится“, — делится опытом Екатерина. — Ещё я попросила партнёра напрямую спрашивать меня, хочу ли я заняться сексом — потому что раньше он сразу переходил к действиям: начинал меня ласкать, я на автомате отвечала — и не было возможности задуматься, хочу я секса или нет».

Важный разговор о сексе часто рекомендуют проводить в нейтральной обстановке без сексуального контекста — то есть одетыми и не в спальне. Это поможет сосредоточиться на диалоге и довести его до конца, не «уплыть» в спонтанный секс, а также чувствовать себя безопасно, что особенно важно, если предстоит обсуждать неприятные ситуации. Время для такого разговора тоже можно запланировать заранее: возможно, кому-то из вас понадобится подготовиться или просто психологически настроиться.

Разговор о сексе часто рекомендуют проводить в нейтральной обстановке
без сексуального контекста — то есть одетыми и не в спальне

Можно заранее подумать над формулировками. Например, перед первым сексом можно предложить: «Давай обсудим, что для нас важно в сексе. Что нам нравится, а что точно не подходит». Как правило, второму собеседнику в таком разговоре легче преодолеть смущение, поэтому попросите партнёршу или партнёра сначала рассказать о себе, объяснив, что это поможет вам справиться с волнением. Построить разговор на непростую тему часто помогает озвучивание причин: «Я так стесняюсь! Но понимаю, что сказать лучше, чем промолчать».

Это нормально, если для самоподдержки во время разговора вам понадобится закрыть глаза, ходить по комнате, накрыться с головой одеялом, отвернуться к стенке или перебирать что-то в руках. Если сомневаетесь, правильно ли вас поймут — просто предупредите об этом. Наконец, не бойтесь задавать вопросы, чтобы сохранять эмоциональную связь во время разговора: уточняйте у собеседника, комфортно ли ей или ему говорить в таких формулировках, на конкретную тему и в такой очерёдности. Если всё это время вы произносили монолог, то вежливо попросите обратную связь по его завершении.

Кекс, гриб и раббинг

О том, что русский язык плохо приспособлен для разговоров о сексе, не написал только ленивый: нам не хватает лексики и примеров её использования. Так, большинство названий половых органов относятся либо к медицинским терминам, либо к бранным словам, а наименования сексуальных практик — раббинг, фингеринг, драй-хампингпеггинг — и вовсе приходится заимствовать. Неудивительно, что билингвильные люди часто выбирают для обсуждения другие языки: «Я давно живу в России и, естественно, говорю на русском, — рассказывает Саския. — Но когда есть возможность обсуждать секс с партнёрами на английском — перехожу на него. Просто не понимаю, как говорить обо всём этом по-русски!»

Тем, кто начинает говорить о сексе в России сейчас — даже не в публичном поле, а просто у себя в спальне, — волей-неволей приходится быть первопроходцами. «Мы с парнем называем гениталии смешными словами „пися“ или „писечка“, — рассказывает Екатерина. — Хотя после того, как он сделал обрезание и член стал похож на грибочек, я могу назвать его орган „мистер гриб“: „Как поживает мистер гриб?“ или „Почему мистер гриб такой напряжённый?“ Когда прошу о чём-то в сексе — то могу вообще не называть органы прямо, например „Оближи меня“ или „Можно, я поцелую тебя здесь?“».

Некоторые, наоборот, предпочитают избегать иносказаний: «Мне нравится называть органы обычными словами: „вульва“, „вагина“, „клитор“, „член“, „яйца“, — описывает свою секс-лексику Ню. — Договариваться о чём-то в сексе тоже предпочитаю прямо: „Я хочу, чтобы ты прикоснулась языком к моему клитору“, „Вставь два пальчика мне в попу“, „Можно укушу тебя за сосок?“, „Можно засуну пальцы тебе в рот?“ С эвфемизмами у меня не складывается: как-то попросила „взять меня сзади“, имея в виду анальный секс, — человек долго не мог понять, чего именно я хочу. Или для меня, например, просьба „трахай меня“ означает жёсткую пенетрацию, а для одной моей партнёрши — просто пенетрацию. Тоже было недопонимание».

«Вместо слова „секс“ периодически используем „кекс“, повлияла реклама кексов в микроволновке со слоганом „И через сорок пять секунд у них будет кекс!“»

Арина говорит, что помимо стандартных «Давай займёмся сексом» и «Как насчёт потрахаться?» они с девушкой используют неочевидные фразы: «Предлагать друг другу „поесть яблоки“ мы стали, когда вычитали, что этим выражением описывали секс в русских фольклорных балладах — у нас это стёбный вариант. Ещё подхватили выражение „Ну что, будем готовить ужин или лесбиянствовать?“ в стендапе Ханны Гэдсби. Предлагать что-то в сексе нам удобно фразами типа „Котик, а можешь, пожалуйста…“ или „Котик, а как ты отнесёшься, если…“. Вибраторы называем „друзьями“: у нас есть розовый друг и фиолетовый друг. Вместо слова „секс“ периодически используем „кекс“, повлияла реклама кексов в микроволновке со слоганом „И через сорок пять секунд у них будет кекс!“, очевидно, намекающим не только на выпечку».

Сексуальная лексика в русском языке включает много инвективных выражений, и неудивительно, что в условиях недостатка терминов такие слова приживаются. К тому же дёрти-ток (он же dirty talk) может заводить во время секса — главное, чтобы такая практика нравилась обоим. «Несмотря на то, что я работаю с научными текстами и в обычной речи мы в семье говорим „пенис“, „вульва“ и „мошонка“, именно в сексе у нас с партнёром замечательно прижились матерные „х*й“ и „п**да“. Вообще мне очень нравится говорить о сексе — описывать, чего я хочу, обсуждать после, что понравилось, вспоминать прошлые разы и перепроживать их. Правда, мне пока ещё сложно просить о чём-то во время секса — боюсь сбить настрой партнёра или партнёрши. Обычно просто стараюсь подловить момент, который кажется мне приемлемым, и прошу типа „шлёпни меня“, „трахни меня в рот“ или говорю „я хочу полизать твою грудь“ и вопросительно смотрю. С мужчинами мне разговаривать о сексе пока немного сложнее, с женщинами — попроще», — рассказывает Юля.

Чтобы найти подходящие слова, а главное понять, как они звучат в живой речи, можно почитать русскоязычные секс-блоги, современную образовательную литературу о сексе или посмотреть сериалы, касающиеся темы сексуальности. Если же вы нашли актуальный термин на английском, но не знаете, как перевести его на русский, смело используйте оригинал, только не забудьте объяснить его значение собеседникам. Никто не посмеет упрекнуть вас за «раббинг» вместо «потереться друг о друга промежностями», если вам так изъясняться комфортнее.

Но одно дело захотеть сказать — и другое произнести вслух. Даже прочитав всю секс-литературу и расширив словарный запас до невозможности, это всё ещё может быть непросто. Для таких случаев психотерапевтка Ольга Размахова советует использовать такой метод: «Когда уже понятно, о чём хочется сказать, но ещё непонятно как — стоит попробовать поговорить о сексе вслух наедине с собой, перед зеркалом. Сначала может быть смешно и даже „стыдно перед отражением“, но со временем станет легче. Если обсуждать секс с партнёром или партнёршей пока не получается, будет здорово, если удастся найти хотя бы одного человека, с кем можно свободно говорить на тему — психолога, близкую подругу или друга». Проще говоря, практика и ещё раз практика.

А если мне откажут?

Разумеется, когда мы открыто что-то предлагаем, то можем столкнуться с отказом — и это нормально. Однако именно страх отказа нередко мешает людям делиться сексуальными желаниями. Чтобы реакция не пугала, важно помнить, что задавая прямой вопрос в духе «Хочешь заняться сексом?» или «Как ты отнесёшься к тому, чтобы я тебя отшлёпала?», мы проявляем заботу. Так мы предлагаем партнёрше или партнёру спокойно отрефлексировать свою потребность, выбрать «да» или «нет», «хочу» или «не хочу». Если вам отказывают в сексуальном предложении, значит, вам как минимум удалось создать комфортные условия для того, чтобы человек прислушался к себе, не соглашался из вежливости или от растерянности, смог позаботиться о своих границах. Не получают отказов те, кто не спрашивают — и у вас точно есть повод похвалить себя, во-первых, за смелость, во-вторых, за то, что вы поддержали культуру бережного и этичного диалога.

Если вы чувствуете смущение или стыд после отказа — это тоже нормально, и об этом тоже можно сказать. Страх отказа и связанные с ним переживания знакомы многим, ваш партнёр или партнёрша наверняка не исключение. Обсуждая друг с другом чувства, связанные с отказами, а также показывая уважение границ другого человека, мы делаем контакт более доверительным, а сами отказы — менее страшными.

Иллюстрации: Аня Орешина

Рассказать друзьям
15 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.