Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЗдоровьеВспышка кори, генная терапия и невидимая эпидемия: Стали ли мы здоровее за 10 лет

Вспышка кори, генная терапия и невидимая эпидемия: Стали ли мы здоровее за 10 лет — Здоровье на Wonderzine

Все умрут, но, возможно, по другим причинам

Накануне 2020 года мы подводим итоги десятилетия — и в рубрике «Здоровье» разбираемся, как изменилась медицина, здоровье людей и системы здравоохранения в России и мире за эту декаду. Новости противоречивые: мы узнаём то о полном излечении от ВИЧ-инфекции или удачной трансплантации лица, то об эпидемиях кори или туберкулёза. Научные прорывы далеко не сразу (и не всегда) приводят к изменениям в реальной медицинской практике, эффективные лекарства оказываются недоступными в стране, а за их ввоз порой грозит наказание. Посмотрим, какие открытия уже сейчас приносят пользу и чего стоит серьёзно опасаться.

ольга лукинская

С момента появления ВИЧ в 1980-х годах, когда инфекция быстро переходила в стадию СПИДа и убивала, многое изменилось — а за последние десять лет продолжительность жизни людей с этим вирусом стала такой же, как у людей без. Ключевые факторы — ранняя диагностика и своевременное лечение самой инфекции, а ещё здоровый образ жизни в целом и лечение сопутствующих болезней. К тому же выяснилось, что при невыявляемом уровне ВИЧ в крови вирус не передаётся — а это важно, например, для отмены судебных преследований тех, кто не сообщил о ВИЧ-положительном статусе партнёру, и для самооценки живущих с ВИЧ людей.

Важно, что схемы лечения постоянно совершенствуются — раньше люди чаще прекращали принимать препараты из-за плохой переносимости или из-за того, что суточная схема могла содержать до двадцати таблеток. Сегодняшний режим комбинированной антиретровирусной терапии (АРТ) — это одна таблетка в день. Не сложнее, чем принимать витамины или противозачаточные. Доступность препаратов тоже растёт — по крайней мере, их производители стараются заключать контракты с правительствами стран или крупными фондами, чтобы лекарства могли получать те, кому они не по карману. К тому же ВОЗ сообщила, что обрезание снижает риск заразиться ВИЧ при гетеросексуальном контакте на 60 % — ещё один плюс процедуры, которая, как уже было известно, снижает распространение вируса папилломы.

Среди тридцати-сорокалетних россиян
3–4 % заражены ВИЧ. В основе проблемы — низкая информированность, из-за которой люди считают, что в группе риска только наркопотребители и мужчины, занимающиеся сексом с мужчинами

У России, как обычно, свой путь — в стране настоящая эпидемия ВИЧ-инфекции. Вирус есть по крайней мере у каждого сотого человека в 13 регионах страны, а в 35 регионах — у каждого двухсотого. По словам академика Вадима Покровского, среди тридцати-сорокалетних россиян
3–4 % заражены ВИЧ. В основе проблемы — низкая информированность, из-за которой люди считают, что в группе риска только наркопотребители и мужчины, занимающиеся сексом с мужчинами; стигматизация приводит к тому, что за медицинской помощью люди порой не обращаются. Добавим консервативную позицию государства, в котором чиновники не произносят вслух слово «презерватив», отсутствие секспросвета в школах, высокую стоимость презервативов, неосведомлённость о лекарственной профилактике PrEP, недостаточный бюджет для лечения всех людей с ВИЧ — понятно, почему проблема остаётся острой.

Лечение вирусных инфекций — одна из самых активно разрабатываемых в фармакологии областей. Так, инфекция вирусом гепатита С вылечивается современными лекарствами более чем в 95 % случаев, причём курс лечения может быть относительно коротким — от 12 до 24 недель. Правда, проблемы с доступностью диагностики и лечения, как и с информированностью, остаются. Вирус гепатита С передаётся с кровью, а факторы риска те же, что и для ВИЧ: инъекционные наркотики, секс с человеком с ВГС, нарушения правил асептики и антисептики в медучреждениях. Болезнь сильно стигматизирована — «Медуза» рассказывает, что на профильные конференции люди часто ходят в париках или тёмных очках, чтобы их не узнали. В 2017 году «Новая газета» выпустила целый проект «Вместе С», где рассказывается, на какие ухищрения идут люди, чтобы получить терапию — от ввоза незарегистрированных лекарств до смены гражданства.

Что касается не вирусных, а бактериальных инфекций — они будто играют с фарминдустрией в догонялки. Разрабатываются средства, способные победить туберкулёз с широкой лекарственной устойчивостью — но пока они становятся доступными в США и Европе, Россия остаётся в списке стран с эпидемией туберкулёза. Появляются новые антибиотики — но и резистентность микробов к лекарствам растёт. В 2018 году ВОЗ назвала антибиотикорезистентность одной из крупнейших угроз общественному здоровью и безопасности пищевых продуктов, а к микробам, которые часто бывают устойчивыми к лечению, отнесли возбудителей туберкулёза, гонореи, сальмонеллёза и пневмонии.

Ещё одна реальная угроза в списке Всемирной организации здравоохранения — это антивакцинаторское движение, очередная волна которого набирает обороты. В частности, именно отказ от прививок стал причиной вспышки кори на Самоа, унёсшей жизни 80 человек. И всё же благодаря вакцинации удаётся справиться с серьёзными болезнями: так, заболеваемость полиомиелитом за сорок лет снизилась на 99 % и в 2018 году было сообщено всего о 33 новых случаях. Если всё пойдёт по плану, полиомиелит со временем будет ликвидирован — но пока инфицирован даже один ребёнок на планете, риск остаётся, и поэтому вакцинация должна быть обязательной (и бесплатной).

Антивакцинаторское движение набирает обороты. В частности, именно отказ
от прививок стал причиной вспышки кори
на Самоа, унёсшей жизни восьмидесяти человек

Доступность прививок творит предсказуемые чудеса: Австралия стала одной из первых стран, где была внедрена программа вакцинации девочек, а затем и мальчиков от ВПЧ. Это произошло ещё в 2007 году — и по текущим прогнозам, именно в Австралии исчезнет рак шейки матки, вызываемый этим вирусом. Предположительно к 2022 году он будет встречаться с частотой менее 6 на 100 тысяч человек, то есть перейдёт в категорию очень редких болезней, а к 2035-му достигнет порога исчезновения. В мире частота рака шейки матки составляет в среднем 13,1 на 100 тысяч женщин, и в некоторых регионах она очень высокая — до 75 на 100 тысяч в ряде стран Африки.

В онкологии дела обстоят неплохо — всё чаще применяется, например, иммунотерапия, заставляющая организм побеждать опухоли своими силами. Людям, у которых диагностированы онкологические заболевания, проводят молекулярные тесты, чтобы определить, мутации каких генов есть в ткани опухоли; иногда достаточно даже образца крови, чтобы провести такой анализ, — это называется жидкой биопсией. В зависимости от результатов можно более или менее точно оценить прогноз и понять, будут ли действовать те или иные лекарства — а значит, если эффективный препарат существует, то можно не тратить время и деньги на подбор лечения. Появились средства, которые показаны при наличии определённых мутаций в опухоли — причём сама опухоль может быть локализована где угодно. В итоге медицинские организации стали отмечать, что онкологическая смертность снижается со скоростью около 1 % в год. С 2012 по 2016 год снижение было даже более выраженным — на 1,8 % в год среди мужчин и на 1,4 % среди женщин.

А вот смертность от других предотвратимых заболеваний только растёт: сахарный диабет в 2016 году стал седьмой ведущей причиной смерти в мире. Сейчас он есть примерно у половины миллиарда людей на планете, а скорость, с которой он распространяется, выше всего в странах с низкими или средними доходами. У многих людей в бедных странах, по сути, впервые в истории появляется возможность поесть досыта — и им не до того, чтобы разбираться в вопросах вреда фастфуда и сладкой газировки. И пока революционное руководство, выпущенное в Канаде, рекомендует «почаще готовить», «есть в компании близких» и «читать этикетки», в странах Африки и Азии миллионы людей только начинают выкарабкиваться из настоящего голода. Правда, меняются и стандарты лечения — медицинское сообщество признало, что сахарный диабет нужно лечить в комплексе с болезнями, которые обычно его сопровождают (или активно их предотвращать); это в первую очередь проблемы с сердцем и почками.

Вообще предотвращаемые болезни, от которых умирает и, видимо, продолжит умирать большинство людей, называют невидимой эпидемией. И, в отличие от инфекций, для их профилактики нужно побольше усилий: прививки от сердечно-сосудистых проблем, сахарного диабета или ожирения не существует. Как обычно, меры принимаются в первую очередь в обеспеченных странах — всё больше мест, где действует запрет на курение, где регулируются такие аспекты, как наличие трансжиров в продуктах, а урбанисты работают над способами заставить горожан больше двигаться. Статистика и там остаётся неутешительной: в США рекомендации по физической активности выполняет только каждый третий взрослый, а полчаса в день активен лишь каждый двадцатый.

Пока революционное руководство, выпущенное в Канаде, рекомендует «почаще готовить», «есть в компании близких» и «читать этикетки», в странах Африки и Азии миллионы людей только начинают выкарабкиваться из настоящего голода

В последние десять лет мир заговорил и о психических расстройствах, признав проблемы, связанные с табуированием этой темы. Благодаря флешмобам вроде #faceofdepression многие впервые обратились за медицинской помощью и получили её. Тем не менее проблема сохраняется, а каждые сорок секунд кто-то на планете сводит счёты с жизнью — по данным ВОЗ, программы профилактики суицида есть всего в 38 странах мира.

К важным разработкам десятилетия можно отнести генную терапию — редактирование генов таким образом, чтобы клетки нормально функционировали. Например, метод CAR-T, при котором редактируют геном Т-лимфоцитов, уже зарегистрирован и применяется для лечения лейкозов, в том числе в России. В клинических исследованиях идёт разработка подобных средств от муковисцидоза, а первый препарат генной терапии против врождённой слепоты уже зарегистрирован в США и ЕС. Другая активно изучаемая область — микробиота кишечника, кожи, половых органов и других отделов тела. Похоже, что состав микробиома связан как минимум с ожирением и некоторыми психическими сложностями.

В России на последние десять лет выпала ещё и реформа системы здравоохранения. С одной стороны, даже её первый этап ещё не завершился, с другой — о её провале говорят уже несколько лет. Больниц стало меньше, попасть в них труднее, врачи уходят из профессии, опасаясь обвинений в ошибках, за которые можно буквально попасть в тюрьму. Цены на лекарства растут, производителям строят препоны к их регистрации или перерегистрации в стране — а ввезти препарат для себя или своего ребёнка из-за границы становится всё сложнее. И всё-таки положительные тенденции есть, а главная из них — это продвижение доказательной медицины, в первую очередь усилиями врачей-блогеров и медиа. Появляются клиники, которые работают исключительно по принципам доказательной медицины, а их доктора не жалеют собственного свободного времени на просвещение публики. И, конечно, уже можно говорить хотя бы о начале телемедицины — появляются боты в телеграме, готовые просветить читательниц в вопросах контрацепции, а если ваша клиника работает с системой Ondoc, то с лечащим врачом можно контактировать онлайн через защищённый канал.

ФОТОГРАФИИ: Vergani Fotografia — stock.adobe.com (1, 2)

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.