Views Comments Previous Next Search

СпортКультура тела:
Есть ли место бодипозитиву в спорте

И как на спортсменов влияют стандарты красоты

Культура тела: 
Есть ли место бодипозитиву в спорте — Спорт на Wonderzine

Текст: Карина Сембе

Телесность в целом вопрос сложный, а в спорте и подавно: здесь образ тела отвлечён от стандартных параметров, принятых в обществе, и понимать этот особый body image нужно иначе. Более того, популярно мнение, что спорт полностью противоречит идее бодипозитивности (и наоборот): якобы под радар бодипозитива попадают только неспортивные люди, не желающие «работать над собой», а любители спорта — сплошь фитнес-фашисты, помешанные на «банках» и «кубиках». Меж тем спорт — это не просто здоровое тело ради здорового духа: это целый мир, в котором формируется специфическое отношение к телу не столько как к внешности, сколько как к инструменту самовыражения, работы, развития и исследования. И в его внешнем виде, временами необычном и непривычном для людей, от спорта далёких, заключена настоящая красота.

Культура тела: 
Есть ли место бодипозитиву в спорте. Изображение № 1.

 

С одной стороны, спорт предполагает жёсткие стандарты, с другой стороны, сами по себе эти стандарты не всегда и не совсем про внешность: по сути, это некие общепринятые правила игры «быстрее, выше, сильнее». Скажем, если скоро предстоит бежать марафон, ты корректируешь свой режим питания, постепенно увеличиваешь дистанцию и подключаешь сопроводительные тренировки. Соответственно, с телом происходит то, что называют сушкой: проще говоря, ты худеешь и становишься подтянутее, но не «для красоты», а для дела. Когда нужно взять новую величину в пауэрлифтинге — неважно, в тренажёрном зале или на Олимпийских играх, — ты постепенно наращиваешь мышцы и увеличиваешь нагрузку, а мнение окружающих о том, насколько женственны твои руки или талия, здесь явно не на первом месте.

Требования спортсмена к своему телу и его внешний вид продиктованы особенностями того или иного вида спорта, связаны с физическими возможностями организма и определяют разные критерии того, что называется performance — «уровень мастерства», «результативность». Будь то определённая весовая категория в борьбе или длина спринтерского забега — везде свои каноны физической формы, но у них мало общего с общественными идеалами красоты, которые не рождаются в спорте, а приходят извне. Недавно внешность латиноамериканской гимнастки Алексы Морено подвергли критике в соцсетях и даже сравнили спортсменку со свиньёй. Мощное телосложение Морено, отличающее её от многих коллег по дисциплине, не мешает гимнастке показывать отличный результат на состязаниях, зато стало очередным поводом для бодишейминга.

 

 

← Выступление Алексы Морено на Олимпиаде в Рио

 

Трансформация тела в спорте часто не цель, а следствие, в то время как целью может быть высокий результат или вызов самим себе. Кроме того, спорт наглядно показывает, что в контроле собственного тела и сил человек может достичь невероятного уровня: вот вы стоите на руках, а вот бежите 25 километров, хотя раньше и представить себе такого не могли. Спорт не заканчивается на желании сбросить лишний вес или подкачать ягодицы и не ограничивается тренажёрным залом. Разумеется, в упорном стремлении к безукоризненной фигуре нет ничего, чего бы стоило стыдиться: наше тело — наше дело. С другой стороны, это стремление часто исходит из неприятия себя, и в таком случае есть риск уйти в маниакальную крайность.

Её жертвами становятся не только так называемые fitness geeks, но и профессиональные спортсмены: расстройства пищевого поведения и истощение организма тренировками на грани — следствия попыток добиться соответствия своего тела эстетическим запросам публики. Этим летом накануне Уимблдона французская теннисистка Марион Бартоли призналась, что боится за свою жизнь: стремление похудеть довело спортсменку до анорексии и в июне Бартоли весила 44 кг при росте 170 см. Стоит ли говорить, что постоянные шейминг и высмеивание со стороны болельщиков никак не помогают спортсменам выстроить здоровые отношения с самими собой и окружающим миром.

Патриархатная волынка «что такое хорошо и что такое плохо» прочно закрепилась во всех сферах жизни, в том числе и в спорте. Если парень уже три месяца качается в зале, а мышцы всё никак не растут и выжать 90 кг от груди ну никак не получается, он вроде и не мужчина вовсе. Девушка, в свою очередь, ни в коем случае не должна «перекачаться»: женщинам «кубики» на прессе не нужны, развитые мышцы рук — тем более. Судить о границах дозволенного, отрабатывая таким образом свои личные неврозы, с одинаковой готовностью берутся как женщины, так и мужчины. В фитнес-сообществах «ВКонтакте» происходят регулярные голосования за лучший пресс или ягодицы месяца, где six-pack (те самые «кубики») и мощные квадрицепсы у женщин неизменно попадают под раздачу. Грань между газелью и «мужеподобной бабой» оказывается крайне зыбкой, и под золотой стандарт подходят единицы.

 

Культура тела: 
Есть ли место бодипозитиву в спорте. Изображение № 2.

 

Подобные признаки телесности, которые спортсмены — как любители, так и профессионалы — могут воспринимать нейтрально или положительно, часто обрастают оценочными суждениями извне, и бытовой фитнес-фашизм — лишь один из многих социальных маркеров. Систему ценностей в большом спорте посторонним наблюдателям понять ещё сложнее. Если говорить о женском спорте, долгое время он считался более слабой версией мужского, да и сейчас не всегда воспринимается всерьёз: предвзятость нашла выход и в производстве женской спортивной формы, где фетишизация временами побеждает практичность, и в сексизме спортивных журналистов и комментаторов, которые то и дело выносят на обозрение внешний вид, возраст и семейное положение атлеток. В какой-то степени подобные суждения отталкиваются от профессиональных стандартов, заданных спортсменами-мужчинами, и в этом смысле сексизм бывает как положительный («показала мужской результат»), так и «классический», как, например, регулярный бодишейминг Серены Уильямс — то по поводу мощного телосложения, то на предмет сосков, виднеющихся из-под облегающей спортивной формы.

Что касается мужчин, стигма направлена не столько на тело, сколько на дух — вернее, на его несоответствие гетеронормативному канону. Мощные метатели ядра или сумоисты — не секс-символы эпохи, но их внешним видом и поведением никто особенно не возмущается: они не выписывают сальто в блестящих костюмах, так что и ужаса у шовинистов не вызывают, в отличие от фигуристов или гимнастов. Гендерно окрашенные виды спорта — благодатная почва для бесконечного воспроизведения стереотипов, от которых страдают и мужчины, и женщины.

 

 

← Выступление Маргариты Мамун на Олимпиаде в Рио

 

Есть целые хит-парады «самых женских» видов спорта. В них, как правило, лидируют художественная гимнастика, фигурное катание и лёгкая атлетика, позволяющие «развивать пластичность, гибкость и изящество», а также различная активность на свежем воздухе, «ведь это благотворно влияет на кожу». В чёрном списке, как правило, тяжёлая атлетика, футбол, единоборства, марафонский бег. Помимо «антиженских», бывают и «слишком женские» дисциплины: спорт на пилоне, полноценный вид акробатики, до сих пор ассоциируют с секс-услугами, незаслуженно стигматизируя оба рода деятельности.

Люди, пришедшие в спорт — неважно, профессиональный или любительский, — регулярно сталкиваются с осуждением и шеймингом, и вместо того, чтобы тратить силы и время на развитие возможностей своего тела, вынуждены отмахиваться от ярлыков и стойко выносить несоответствие общественным стандартам. Как бы там ни было, на сильных и смелых возложена задача выводить своих инертных сородичей из темноты предубеждений, так что политические высказывания известных спортсменов и спортсменок — всегда важный шаг, а сами они — мощная ролевая модель.

Тереза Алмейда, вратарь женской сборной Анголы по гандболу, признаётся, что довольна своим весом, и призывает бороться с предвзятым отношением общества к нестандартной внешности, а паралимпийцы и вовсе один за другим демонстрируют невероятную силу тела и духа, напоминая, что возможно всё. Арт-проекты кроссгендерного художника Cassils, чьё тело — объект постоянных экспериментов на стыке спорта, современного искусства и антропологии, — ещё одно доказательство того, что спорт способен постоянно расширять границы известного и возможного. Телесность в нём — всё ещё непростой общественный вопрос, но очевиден вот какой факт: спорт заново знакомит нас с нашим телом и позволяет подружиться с ним на наших собственных условиях, а потому по своей сути бодипозитивен.

ФОТОГРАФИИ: Getty Images

 

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.