Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильКомандная работа: Как сотрудники модных брендов стали новыми звёздами

Командная работа: Как сотрудники модных брендов стали новыми звёздами — Стиль на Wonderzine

Почему дизайнеров, конструкторов, швей и рабочих больше не принято прятать

«Моя волшебная команда! — восклицает Гийом Анри, креативный директор обновлённого дома Patou, представляя круизную коллекцию, которая создавалась в самый разгар парижского карантина и была показана публике несколько дней назад. — Мы все сидели по домам и обменивались идеями в Zoom». Комплиментами дизайнер не ограничился: несколько сотрудниц компании выступили ещё и в качестве моделей, снявшихся в лукбуке. И это не единичный случай, а сложившийся тренд — в последнее время многие фэшн-бренды, глобальные и локальные, стали показывать лица тех, кто стоит за созданием вещей.

Текст: Светлана Падерина,
автор телеграм-канала wannabeprada

Кто создаёт вашу одежду?

Весной 2013 года в Бангладеш произошла крупная промышленная трагедия: рухнуло восьмиэтажное здание Рана-Плаза, внутри которого размещалось несколько швейных предприятий и работало около пяти тысяч человек. 1134 из них погибли, более 2500 получили ранения. Жертвами катастрофы стали в основном молодые женщины. Это мрачное событие послужило отправной точкой для глобального движения Fashion Revolution, запущенного дизайнером и активисткой из Великобритании Керри Сомерс. По её инициативе в социальных сетях разошёлся хештег #WhoMadeMyClothes (чуть позже дополненный одноимённым фильмом), который спровоцировал большую волну обсуждений, кто — а также как и в каких условиях — делает одежду, которую мы носим каждый день.

«Нашу одежду по-прежнему шьют одни из самых бедных, перегруженных работой и недооценённых людей в мире», — писал The Guardian всего полтора года назад, показывая, что за истёкший период ситуация с условиями труда в индустрии изменилась незначительно. Вот и сейчас фэшн-компании публикуют красивые отчёты о своей сознательности, а пресса составляет списки экофрендли-брендов или пишет о том, как крупные марки вкладываются в ответственную моду и даже финансируют экологические стартапы, но проблема одного из главных ресурсов — а именно людей, их защищённости и заработной платы — остаётся больным вопросом. Потому возрастает ценность информации о том, чьими руками и в каких условиях производятся модные вещи, и эту мысль подхватывают локальные марки, которые, в отличие от крупных корпораций, как раз-таки охотнее предоставляют некоторые данные.

Мы уже писали об Анне Андрес, которая разрабатывает украшения под лейблом Pura Utz, обеспечивая работой ремесленниц из Гватемалы. Собственно, сами мастерицы лучше любых моделей демонстрируют украшения, созданные ими: их лица — и, разумеется, руки — регулярно появляются в инстаграме марки. Другой замечательный пример — маленький, но уже очень известный французский бренд Maison Cléo, над которым трудится Мари Деве и её мама Натали — последняя и шьёт собственноручно все вещи. Процесс создания одежды документируется в социальных сетях и вызывает не меньше интереса, чем фотографии знаменитостей в шёлковых топах с завязками, которые прославили марку. Украинский Sleeper к своему пятилетию выпустил целый видеофильм с участием швей и других сотрудниц, которые рассказывают о процессе производства и заодно вспоминают смешные и трогательные истории, которые происходили в ателье. А Rachel Comey ещё четыре года назад выпустила съёмку коллекции с работницами бренда в качестве моделей.

Дизайнеры-амбассадоры

На протяжении истории моды дизайнеры прошли путь от знаменитых портных до личностей, которые по своей известности могут соперничать с голливудскими звёздами. Модная индустрия осознала силу «личного бренда» задолго до того, как это выражение стало мейнстримовым. Влияние имиджа дизайнера, его харизмы нередко оказывается решающим при покупке брендовых вещей, и наоборот — стоит кому-либо из дизайнеров совершить опрометчивый поступок, как это начинает угрожать падением продаж, что показала, в частности, история с Dolce & Gabbana. Нам нравится, когда именитые дизайнеры носят созданные ими же самими вещи, — потому что кто, как не они, должны быть главными представителями ценностей бренда? Но они редко сами становятся моделями в лукбуках и рекламных съёмках, несмотря на то, что такие примеры хорошо встречаются публикой — будь то Вивьен Вествуд в головокружительных панк-нарядах или Батшева Хей, которая предпочитает оставаться главным лицом собственной марки.

Но когда дизайнера нет в фокусе внимания — он был уволен из модного дома или же для модного бренда идеи генерирует анонимная креативная группа, — одежда всё равно продолжает создаваться и продаваться. В документальном фильме «Диор и я» звучит именно эта мысль: дизайнер с громким именем может уйти, а мастера, конструкторы, технологи, руководители ателье и обычные портные останутся на своих местах, и именно от них зависит качество готового продукта. Собственно, для дома Christian Dior эти слова оказались пророческими. И если отмотать немного назад, то можно вспомнить, как после увольнения Джона Гальяно (как раз за резкое высказывание, которое могло сильно навредить репутации бренда) в финале шоу-показа на поклон вышел не сам дизайнер, а вся команда, трудившаяся над коллекцией. И сейчас, после смены нескольких креативных директоров, на фотографиях в социальных сетях мы видим всё тех же людей, которые продолжали шить кутюрные платья даже в собственных квартирах во время изоляции.

Главный дизайнер Valentino Пьерпаоло Пиччоли с огромной нежностью относится к своей команде, регулярно публикует фотографии коллег в инстаграме и часто говорит, что все они «прежде всего семья». Кутюрная коллекция, создававшаяся в самый трудный период пандемии, показала, что забота о людях может отразиться даже на особенностях дизайна: Пиччоли решил сделать огромные, гипертрофированные платья, которые по задумке помогали мастерам держать дистанцию во время работы над ними.

Новые герои

Рассказывая о работе над круизной коллекцией, Алессандро Микеле вспомнил времена, когда он был ещё не главным дизайнером, а рядовым сотрудником креативной команды Gucci. Когда вещь, которую он создавал, забирали для показа или фотосессии, он испытывал чувство, «будто кто-то пытается отобрать твоего сына». Поэтому он пригласил коллег по цеху — среди них были дизайнер мужской линии Мин Ю Пак, художница по вышивке Александра Мюллер, фотограф Алек Сот и многие другие, чьи имена вписали в готовый лукбук Gucci, — продемонстрировать созданные ими вещи и образы. Чуть позже концептуальный шведский бренд Acne Studios дополнил эту трогательную идею, пригласив в съёмку лукбука не только работников бренда, но и их четвероногих питомцев.

Для Burberry точно такой же концепт стал выходом из ситуации во время пандемических ограничений, когда невозможно было собраться большой командой, чтобы сделать съёмку. Поэтому комплекты одежды были сфотографированы в Лондоне на сотрудниках компании рядом с домом каждого из них. «Независимо от того, повлияет ли эта тенденция на новые лица в модельных агентствах, — написал тогда Vogue.com, — настало время всё переосмыслить и поприветствовать новые подходы. И сила сообщества сейчас особенно актуальна».

Конечно, вывод на авансцену закадровых героев пока носит больше декоративный характер, дополненный ещё и вынужденными условиями изоляции, но этот тренд определённо должен иметь продолжение в более серьёзных масштабах. Поскольку где-то там, за красивым бэкстейджем, на котором трудятся симпатичные люди в белых халатах, есть другой, куда более мрачный и слабо освещённый уровень, а именно фабрики массового производства, работники которых уже не окружены такой заботой и вниманием. А стало быть, вопрос «кто делает мою одежду?» нам придётся задавать снова и снова.

ФОТОГРАФИИ: Patou, Vivienne Westwood, Gucci, Burberry

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.