Views Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильФеномен Batsheva: Платья «хорошей жены», которые носят голливудские звёзды и феминистки

Неоромантичная марка из Нью-Йорка захватывает мир

Феномен Batsheva: Платья «хорошей жены», которые носят голливудские звёзды и феминистки — Стиль на Wonderzine

Во время Нью-Йорской Недели моды дизайнер Батшева Хей устроила перформанс. Показ платьев в лекционном зале юридической школы сопровождался панельной дискуссией «Neck, Wrist, and Ankle: Recurrence in Batsheva’s Clothing» («Шея, запястье и лодыжка: рекуррентность в одежде Batsheva»), модератором которой выступила писательница Аминату Соу. Таким художественным жестом Хей без лишней скромности указала на своё место в современной культуре и попробовала ответить на вопрос, как ей удалось из дизайнера-самоучки всего за три года превратиться в сенсацию, о которой наперебой пишет крупная модная пресса.

Текст: Светлана Падерина, автор телеграм-канала wannabeprada

В истории марки важны подробности. Молодая женщина, бросившая работу в адвокатской конторе, была в процессе воспитания детей и одновременно — в поиске творческого занятия, которое бы дало выход её энергии. В том, что она предпочла именно дизайн одежды, отчасти виновен её муж, фэшн-фотограф Алексей Хей, в собственных духовных исканиях обратившийся к ортодоксальному иудаизму. Вскоре после свадьбы, рассказывает героиня The Guardian, он выбросил всю свою одежду и заказал десяток чёрных костюмов, какие носят хасиды. «В то время я носила легинсы и футболки, — смеётся Батшева. — Мы выглядели очень странной парой». Не разделяя новообретённую категоричность Алексея, она, тем не менее, была готова поддержать мужа при помощи более уместной одежды.

Компромисс между собственным стилем и необходимостью держаться в рамках цниюта женщина увидела в винтажных платьях Laura Ashley, которые любила ещё с детства. Однажды она пришла к портнихе, чтобы обновить одно из таких платьев, попросив слегка его заузить, добавить пышные рукава и стоячий воротник. Результат её впечатлил, и она заказала сразу несколько подобных моделей. Главное требование к облачению религиозных евреек — скромность; одежда должна закрывать колени, локти, ключицы, и платья Батшевы этому полностью соответствовали. С другой стороны, одежда «не должна быть вызывающей, броской и привлекать к себе внимание», в то время как Батшева предпочла для своих моделей пёстрые принты. Покрывать голову париком, как это делают ортодоксальные иудейские жёны, она тоже не стала.

Первые платья появились в 2016 году — и за пару лет превратились в объект желания. Дизайнеру удалось создать моментально узнаваемый силуэт, повторяющийся в коллекциях многократно и буквально гипнотизирующий. Первой знаменитостью, надевшей Batsheva, стала Натали Портман; за ней последовали Селин Дион, Лена Данэм, Кортни Лав, Сара Джессика Паркер, Джессика Честейн и другие. «У Batsheva много звёздных поклонниц, — рассуждает Яна Лукина, редактор отдела моды Vogue, автор телеграм-канала superficialspacecadet. — Но особенно интересно то, что отношения эти по любви: речь ведь не о крупном модном доме, который держит актрис и певиц в тисках миллионных контрактов. Да, Батшева Хей — барышня со связями, и это отчасти помогает продвижению марки. Но сколько в Нью-Йорке таких барышень? А получилось именно у неё. При этом Batsheva воспринимается даже не как марка, а как закрытый клуб для классных девчонок. И носят её именно классные девчонки, от Люси Бойнтон и Лу Дуайон до Кристины Риччи и Кортни Лав. И даже то, что все, по сути, наряжаются в одно и то же платье — а в Голливуде всё ещё сложные отношения с „дабл-дрессингом“, — никого не смущает, напротив, работает как сигнал о причастности».

Батшева Хей трудится над коллекциями в нью-йоркской студии, которую делит с мужем и свекровью, художницей Клаудией Ароновой. Её вдохновение питается сразу множеством источников: исторические мотивы и винтаж, феминистское искусство и религия, стиль мамы, в прошлом тоже художницы, и бабушки, о которой известно, что «она была элегантной интеллектуальной еврейкой, всегда в кружевном воротнике и странноватых цветочных принтах».

Такой калейдоскоп заставляет колебаться даже профессиональных критиков, пытающихся определить стиль Batsheva: эти платья — они красивые или нелепые? Консервативные или авангардные? Сделаны с иронией или всерьёз? Неоднозначность вещей и смыслы, которые открываются, стоит только начать рассматривать их внимательнее, — всё это, безусловно, привлекает внимание, и оно нарастает с каждой новой коллекцией.

При этом философия марки, с какой стороны ни посмотри, вписывается во все актуальные тренды современной моды. Например, Батшева Хей использует винтажные ткани и, несмотря на то что её платья расходятся по всему миру и требуют тиражей, продолжает искать уникальные образцы текстиля на eBay и блошиных рынках. Наряды Laura Ashley, ставшие фундаментом её творчества, базировались на богатой истории английской моды, вобрав в себя и следы Викторианской эпохи, и вдохновение «деревенскими» нарядами, и образ «примерной» жены в накрахмаленном переднике, — что добавило дополнительные смысловые слои в дизайн Batsheva. Сейчас всё это отлично иллюстрирует новую романтическую волну — тенденцию в противовес минимализму, позволяющему заработать статус интеллектуалки, лишь облачившись в условный oldceline; Batsheva каждой своей коллекцией как будто говорит нам — можно носить карнавальные рюши и всё равно быть умной девушкой.

Она рассказывает, что её сильное вдохновение — автопортреты Синди Шерман (которая, как и Хей, начала фотографировать саму себя, потому что у неё не было доступа к профессиональным моделям) и провокативный «киндерхор» в исполнении Кортни Лав.

А ещё Batsheva — воплощение актуальной эстетики «наива», развивающейся как отклик на чрезмерную серьёзность модной индустрии, в которой осталось совсем немного места для спонтанности и юмора. «Они и правда похожи на те платья, о которых вы мечтали, когда вам было шесть», — замечает поклонница марки Лена Данэм. Инфантильность вещей объясняется тем, что изначально Батшева отталкивалась от выкроек 60–70-х годов, в том числе детских, и попутно вспоминала костюмы из своих школьных спектаклей — так в коллекциях появились фартуки и платья с матросскими воротниками. Изначально она пыталась их шить в версиях для мамы и дочки, но спросом стали пользоваться только взрослые модели.

Батшева не пытается сделать свои силуэты более «изысканными», отчего её платья выглядят, возможно, излишне театрально; она любит старинные ткани неидеальной выработки и аляповатый текстиль. И стоит ли заморачиваться по части презентаций? Можно просто бросить платье на пол своей скромной квартиры, сфотографировать и выложить в инстаграм с пометкой available, 450 долларов, как это делают начинающие мастерицы — а Батшева не стесняется и сейчас, в своём уже «звёздном» статусе. Она не переживает по поводу неидеальности снимков и сама становится лучшей моделью для своих лукбуков, не прибегая к услугам стилиста и визажиста.

Заигрывания с религиозным каноном принесли Batsheva попадание в категорию modest-fashion, но понятно, что для неё это скорее игра в переодевание: к примеру, парики, которыми ортодоксальные иудейки покрывают головы, были использованы как часть стилизации минувшего нью-йорского показа. А ещё она добавляет к образу кроссовки или слипоны, искренне восхищаясь пристрастием религиозных евреек к удобной, не слишком классической обуви.

Отталкиваясь от традиционных представлений о женственности, она одновременно разрушает их и отчасти даже издевается.«Я не хочу носить что-то облегающее, чтобы мужчины думали, что я сексуальна, я предпочитаю то, что мне кажется весёлым, странным и причудливым», — эти её слова замечательно демонстрируют, как всё-таки поменялось представление о женщине, которая «одевается ради мужчин». Цветочные платья в талию с оборками отстают как минимум на несколько десятилетий от того времени, когда они ассоциировались с образом «женщины при муже», теперь же в них, напротив, живёт дух свободы, позволяющей «одеваться как безумная дама из Верхнего Ист-Сайда».

Для России, где в отношениях с модой и образностью многим недостаёт иронии, такое позиционирование может оказаться губительным. Хотя консервативным покупательницам вещи Batsheva парадоксальным образом напомнят о стиле Ульяны Сергеенко, к тому же они увидят просто красивые платья. «Мы всегда в поиске новых интересных марок,— говорит Александра Боголюбская, байер магазина КМ20. — Всей командой перебирали разные бренды в инстаграме и заметили, что платья Batsheva покорили многих, поэтому решили первыми привезти бренд в Москву. Это скорее локальная история, совершенно не хайповая: скромные силуэты и особенный крой Викторианской эпохи пока понятны не всем. Покупают Batsheva в основном представительницы арт-индустрии и концептуальные модницы».

Фотографии: Batsheva, Matchesfashion

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.