Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньМёртвые души:
Как женщин (и вообще всех) снимают
с московских выборов

Рисовки, двойники и фекалии

Мёртвые души:
Как женщин (и вообще всех) снимают
с московских выборов — Жизнь на Wonderzine

александра савина     

В воскресенье в Москве прошла акция в поддержку независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму — оппозиционерам забраковали подписные листы (кандидатам необходимо было собрать порядка 5 тысяч подписей в свою поддержку), что означает их автоматическое выбывание из избирательной гонки. Акция, заявленная как встреча муниципальных депутатов с избирателями, началась в Новопушкинском сквере, продолжилась маршем к мэрии, а оттуда к Мосгоризбиркому. Закончилась она жёстким разгоном протестующих, были задержаны 39 человек, в том числе и оппозиционные кандидаты: Илья Яшин, Любовь Соболь (в знак протеста накануне она объявила голодовку), Юлия Галямина и Иван Жданов. Двое задержанных — Юлия Галямина и Алексей Миняйло — провели ночь в полиции. Ещё четырёх задержанных увезли из полиции на скорой. 

Грядущие сентябрьские выборы в Мосгордуму во многом ассоциируются с женщинами. Помимо юриста Фонда борьбы с коррупцией Любови Соболь, которая уже стала лицом этого протеста, среди оппозиционных кандидатов много и других заметных женских имён — например, преподавательница НИУ ВШЭ Юлия Галямина и депутат Гагаринского района Москвы Елена Русакова. Мы собрали главные казусы и препоны, с которыми столкнулись независимые кандидатки — они в который раз демонстрируют, что заниматься политикой в России и женщинам, и мужчинам не просто трудно, но и опасно.

Спойлеры-однофамильцы

Мы уже писали, что по одному округу с Любовью Соболь на выборы должна была пойти глава Центра паллиативной помощи Нюта Федермессер — её выдвижение многие посчитали «договорным»: в мэрии и Кремле пытались размыть голоса оппозиционных кандидатов, выставив против них «либеральных» конкурентов (против кандидата Ильи Яшина на выборы пошла проректор ВШЭ Валерия Касамара). Впрочем, Нюта Федермессер внезапно сошла с дистанции, сославшись на то, что была не готова к потокам «лжи и грязи» в свой адрес. 

Власть на этих выборах пошла дальше, чем просто выдвижение спойлеров. В некоторых округах появились спойлеры-«однофамильцы», которые оказались ещё и похожи на кандидаток внешне. Юлия Галямина, например, рассказала о кандидатке Анне Ганялиной — на фотографии на листовке она изображена в белой блузке и красном пиджаке (как и оригинальная Галямина), с похожей причёской, только без очков.

С подобной ситуацией столкнулась муниципальный депутат Александра Андреева: на выборы в том же округе выдвинулась практически полная тёзка кандидатки, отличает их только отчество. «Это не я, как вы могли бы подумать. Это спойлерша, подобранная мне мэрией. У неё такой же, как и у меня, овал лица, ей подбирали очки, похожие на мои, ей красили губы под мои. Если вы посмотрите на её волосы, то они такие же как мои. Это невозможно сделать никакими ухищрениями — это фотошоп», — рассказала Андреева «Дождю». Более того, Александра сообщила, что нынешнюю фамилию её конкурентка получила недавно — несколько месяцев назад она вышла замуж за Андреева. 

Преследования и угрозы

Любовь Соболь неоднократно рассказывала о преследованиях ещё до начала предвыборной гонки. По её словам, несколько месяцев за ней непрерывно следовали неизвестные молодые люди, снимая её на телефон и пытаясь спровоцировать — подобная слежка давно установлена за Алексеем Навальным. И Соболь, и Навальный связывали это с расследованием в отношении бизнесмена Евгения Пригожина (его считают хорошим знакомым президента Владимира Путина).

В середине июня, уже после начала предвыборной кампании, Соболь рассказала, что двое неизвестных следили за её мужем — без камер, но изучая все его передвижения в течение дня. Это уже не первая подобная ситуация — в ноябре 2016 года на мужа Соболь напали у подъезда: ему вкололи в ногу препарат, от которого он потерял сознание. Полиция неоднократно отказывалась возбуждать уголовное дело по этому поводу.

Кроме того, Любовь Соболь рассказывала об информационной атаке на неё и её семью в СМИ, которую она опять же связывает с Пригожиным. В начале июля неизвестные пытались взломать в телеграме аккаунты Соболь и координатора сборщиков подписей за её выдвижение.

Компромат на этой кампании собирали и на одного из ключевых кандидатов гонки, Илью Яшина. Ещё весной политика обвинили в том, что он отправил бабушку в дом престарелых — «тюрьму для стариков», а затем появилось  видео, где какой-то человек, названный Яшиным, пинает кота. Летом кандидат рассказал, что его пытаются обвинить в дорожной аварии (и выпустил видеоопровержение).

Фекалии

В конце июня несколько точек сбора подписей Любови Соболь в Пресненском районе Москвы облили фекалиями. По словам одного из сборщиков, нападавшие были в масках, а перед тем, как облить конструкцию фекалиями, один из них крикнул: «Вы против „Единой России“!» Соболь говорит, что это было далеко не первое нападение на точки сбора (до этого провокаторы уже рвали подписные листы и обливали их колой), и ей пришлось нанять ЧОП для охраны сборщиков.

Опечатки

Кандидаты, чьи подписи забраковали, уверяют, что одним из инструментов манипуляций стала проверка подписей через регистр ГАС «Выборы» и отдел управления по миграции МВД, который проверял, есть ли люди, оставившие подпись, в принципе. Оппозиционные кандидаты обнаружили, что эксперты, проверявшие подписи по базам МВД и ГАС «Выборы», вбивали имена подписавшихся с опечатками — об этом, например, сообщила кандидат в депутаты Елена Русакова. А Любовь Соболь привела конкретные фамилии: в справку УФМС вставили другое отчество подписавшейся москвички — Екатерина Андреевна Ильенко-Ван Нилен оказалась Екатериной Иосифовной. Самый подробный список опечаток у кандидата в Мосгордуму Дмитрия Гудкова — он шутил, что на смену «Дарье Тимуровичу», которая стала мемом ещё на выборах 2015 года, пришли Анастасия Ыкторвна Балашова и Филин Владимирович Андреевич. 

Ошибки в датах и правилах

Любовь Соболь указала и на нарушения при проверке подписей — её проводили втайне от неё, хотя по закону, говорит кандидатка, она имеет право на ней присутствовать, о проверке должны уведомлять заранее. «Просто бумажки, распечатанные на принтере, без объяснения методик оценки, расчётов, образцов почерка», — отмечает политик. Другая кандидатка Анастасия Брюханова рассказала, что ошибки искали в подписях, которые уже забраковала команда самой кандидатки — хотя, по закону, они не подлежали проверке.

Елена Русакова рассказала, что большую часть забракованных подписей признали недействительными по нечётко выраженным в протоколе основаниям, в том числе по форме, прошивке и заверению подписных листов — ей сказали, что она якобы сдала в избирком непрошитые листы. «Это странно, потому что при нарушениях по этим статьям листы просто не принимаются окружной комиссией», — написала она. Кроме того, Русакова говорит, что избирком не выдал ей документы для проверки в установленные сроки — из-за чего резко сократилось время на доказательство подлинности подписей.

Дмитрий Гудков рассказал, что одной из самых частых причин «отбраковки» подписей за него была претензия экспертов-графологов к цифрам в датах: многие из них якобы были написаны одной рукой. «Попробуйте придумать много разных вариантов написания нуля или единицы. Претензии бредовые, очевидно», — считает политик. По его словам, таким образом оказались забракованы подписи мамы кандидатки в депутаты Анастасии Брюхановой и менеджера проектов ФБК Артёма Торчинского. У другого кандидата Ивана Жданова в базу занесли ошибочный адрес подписавшего — Ленинский проспект вместо Ленинградского. 

«Рисовки»

Многие оппозиционные кандидаты рассказывали о «рисовках» — ситуации, когда, по их мнению, подписи за провластных кандидатов просто «рисовались». Любовь Соболь обнаружила целую фабрику таких фейковых рисунков и рассказала о них в ютьюб-канале «Навальный.live». А Дмитрий Гудков заметил, как отличаются стопки бумаг в поддержку независимых и провластных кандидатов — вторые, по его мнению, больше похожи на свежую стопку бумаги. Впрочем, в «рисовке» (то есть «нарисованной» подделке) эксперты избиркома обвинили уже оппозиционеров. При этом фейковыми были признаны подписи, подлинность которых было легко доказать. Так произошло, например, с подписью телеведущего Михаила Ширвиндта за Любовь Соболь — хотя момент, когда тот подписывал бумаги, задокументирован (выложен твит с фотографией). Журналист и муниципальный депутат Илья Азар тоже рассказал, что его подпись за Соболь признали «рисовкой», но после того, как информация стала публичной, подписи внезапно были объявлены учтёнными.

Фотографии: Команда Соболь/Вконтакте (1, 2), Юлия Галямина

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.