Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм

Бывает ли сексизм «с человеческим лицом»

«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм — Жизнь на Wonderzine

Текст: Елизавета Любавина 
Иллюстрации: Ксюша Itwazcool

Сексизм — привычный фон нашей жизни, так что иногда его бывает сложно распознать. Традиционное деление гендерных ролей многие по-прежнему считают нормой, а тех, кто такой ситуацией недоволен, часто обвиняют в том, что они якобы игнорируют по-настоящему важные вопросы и «придираются к мелочам»: неуместно сексуальным позам моделей с рекламного баннера, присвистыванию на улицах или вопросу о «тёлочках».

Тем временем расхожие замечания вроде «Для женщины ты неплохо водишь» и попытки оградить женщину от тяжёлых задач из заботы о «женском здоровье» не только сомнительны, но и не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. Как и многие правила хорошего тона, которые имеют явную гендерную окраску: по негласным законам, именно мужчина обязан оплатить общий счёт в ресторане, уступить женщине место в транспорте, помочь с пакетами из продуктового магазина и решить якобы непосильную для неё задачу вроде ремонта машины — при этом совсем не важно, действительно ли она нуждается в помощи.

Женщина по традиции любой комплимент или проявление заботы должна принимать с благодарностью, а к добытчику относиться с лёгким пиететом. На деле такое «вежливое» поведение отражает расхожий стереотип о том, что женщины — существа хрупкие до беспомощности и нуждаются в мужской опеке. От этой конструкции, нередко маскирующейся под заботу, страдают не только женщины — к ним относятся как к существам как минимум инфантильным, но и мужчины — ведь требования к ним преувеличены. Всё это называют доброжелательным сексизмом. 

«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм. Изображение № 1.

Обычно под сексизмом понимают явную дискриминацию и враждебные выпады в адрес женщин, например презрительное отношение к её умственным способностям или прямое указание на «место у плиты». На самом деле сексизм может проявляться по-разному: и в явных утверждениях о том, что женщины якобы «неполноценны» (это называют враждебным сексизмом), и в «доброжелательном» стереотипе о том, что все женщины — заботливые, чуткие, слабые и нуждающиеся в мужской защите существа (это называют доброжелательным сексизмом). Впервые понятие употребили в работе 1996 года Питер Глик и Сьюзан Фиске: они считают, что сексизм может принимать разные формы, но всегда исходит из одной предпосылки.

Обе «версии» дискриминации вырастают из не подкреплённой фактами веры в биологическую обусловленность мужских и женских качеств: по этой логике, женщины якобы по умолчанию более чуткие, склонны к заботе и эмпатии, но при этом лишены силы воли, умения логически мыслить и принимать важные решения, из-за чего нуждаются в мужской опеке. Отличие от «привычного» сексизма в том, что с «доброжелательной» позиции эти свойства оцениваются положительно, а их носительницей принято восхищаться.

Вера в то, что «хрупкие цветы» надо оберегать, восходит ещё к куртуазной традиции, для которой мужчины — благородные защитники, а женщины — «прекрасные дамы», нуждающиеся в опеке. Культура меняется, но стереотипы продолжают создавать ловушку: хотя исследования и говорят, что разницы между мужским и женским мышлением не существует, представления о «слабых», «эмоциональных» женщинах и «брутальных» мужчинах всё ещё определяют порядок вещей. Девочек стараются воспитывать более «мягкими» и послушными, а мальчиков учат быть «сильными» во всём. Психолог Шон Берн отмечает, что эмпатию в девочках воспитывают с детства — от выбора игрушек до навязывания определённых моделей поведения в зрелом возрасте. Доброжелательный сексизм поощряет мягкое и пассивное поведение и тем самым ещё больше питает гендерные стереотипы.

 

Как может человек, который не в состоянии самостоятельно надеть пальто или открыть дверь, принимать решения, работать и руководить коллективом?

 

Лиза рассказывает, что предложения придержать дверь или помочь с сумками ставят её в неловкое, а часто и унизительное положение: «Такие ситуации я воспринимаю как неприятные и вынужденные. Тебе нужно сделать выбор: поступить, как от тебя того требует общество и мужчина, предложивший помощь, или как хочешь ты. Если незнакомый мужчина предлагает донести мой пакет с продуктами, у меня сразу же назревает вопрос — а куда он его понесёт, к себе или ко мне? Я не хочу, чтоб незнакомый человек шёл ко мне домой. Естественно, я отказываюсь от неприятной мне помощи». Зачастую действия Лизы вызывают непонимание, а иногда доходит до оскорблений: «Если незнакомый мужчина открывает мне дверь, я предлагаю ему самому пройти, а не пропускать меня вперёд. Обычно мужчин не устраивает эта ситуация, из принципа они продолжают настаивать». Девушка видит в этом вмешательство в частную жизнь, а не искреннее беспокойство.

«Логика доброжелательного сексизма всегда приводит к ограничению свободы, пусть и ради защиты», — говорит участница проекта «Феминистки поясняют» Марина Васильева. «Такое поведение приводит к стереотипу о том, что женщина — прекрасный цветок: самостоятельно распоряжаться своей жизнью она не может, а потому её и нужно оберегать. В результате мы получаем список запрещённых профессий. По этой логике получается, что женщина не может жить без мужа или не должна голосовать, а то и вовсе выходить на улицу без сопровождения родственников, — объясняет Марина. — Но это подаётся не как ограничение прав, а как защита от опасностей. Ведь как может человек, который не в состоянии самостоятельно надеть пальто или открыть дверь, принимать решения, работать и руководить коллективом?»

Марина вспоминает, что в детстве её друга учили открывать девочкам дверь, потому что «они слабые и сами не могут» и потому что «они же будущие матери». При этом, по её мнению, придержать дверь или помочь надеть пальто можно любому (это не должно зависеть от пола и гендера), но лишь когда человек в этом действительно нуждается.

 

«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм. Изображение № 2.

 

Доброжелательный сексизм часто поддерживают даже те, кто выступает против «прямой» дискриминации. Он порождает условные «женские привилегии» — возможность не платить по счетам и не поднимать тяжёлые сумки. Но вместе с «бонусами» женщина невольно жертвует и правом принимать независимые решения, претендовать на равную оплату труда и высокий социальный статус. Пока на Восьмое марта женщин продолжают поздравлять как «украшение офиса», а не равноправных сотрудников, их вряд ли будут воспринимать всерьёз и доверять им важные посты. Получается, что женские «бонусы» формируют «золотую клетку»: в отличие от реальных привилегий, они не дают никакой власти.

И враждебный, и доброжелательный сексизм культивируют и оправдывают лидирующую позицию мужчины. Но если первый делает это напрямую, то второй — косвенно, представляя мужские привилегии как долг и святую обязанность. Такой «доброжелательный» подход исключает женщин из публичной сферы и закрывает им доступ к ролям с высоким социальным статусом — взамен женщины получают «рыцарское» отношение и защиту.

При этом заложниками своих ролей становятся как женщины, так и мужчины. Например, женщины, которые предпочитают делить счёт поровну, часто сталкиваются с непониманием: по данным опроса LearnVest, 55 % мужчин и 63 % женщин считают, что это мужская обязанность — многие придерживаются этого правила, даже если мужчина испытывает финансовые трудности или безработный, а женщине было бы проще заплатить за себя или за обоих. Можно проследить связь между традиционным распределением ролей и неравенством зарплат: пока мужчина обязан покровительственно оплачивать счета партнёрши, он должен получать более высокие должности и больше денег. При этом многие до сих пор считают, что женщина не должна зарабатывать больше мужчины, чтобы не ущемить его самолюбие. 

 

Доброжелательный сексизм можно встретить и в профессиональной среде, и даже там, где всё нацелено на то, чтобы помочь женщинам

 

С разницей в подходах к мужчинам и женщинам девушки могут столкнуться и до начала карьеры. Мария, студентка медицинского факультета, рассказывает, что студенток, получающих медицинское образование, воспринимают как будущих акушерок, гинекологов, педиатров, семейных врачей или специалистов по репродуктивным технологиям: им отводят стереотипно «женские» специализации. «В итоге такой подход отвращает от упомянутых специальностей раз и навсегда, — рассказывает она. — В медицинских вузах часто сталкиваешься с представлением „девушки — нежные цветочки, которые надо оберегать и лелеять“, причём обычно непосредственно от женщин. Одна из наших первых лекций — её читала преподаватель-женщина — содержала тезис „Девочки, не идите в хирурги — это грязное мужское дело“. С такими рекомендациями мы сталкиваемся регулярно, но вызывают они исключительно желание назло пойти в „неженскую“ профессию — стать хирургиней или травматологиней, причём настолько хорошей, чтоб никто больше не посмел сказать: „Это не для девочек“». Преподаватели-мужчины нередко относятся к студенткам покровительственно. «Я уверена, что они искренне желают нам лучшего в рамках патриархального восприятия, но справиться с безумным раздражением от очередного высказывания о прекрасной половине человечества и украшениях аудитории не удаётся», — говорит Мария.

Доброжелательный сексизм можно встретить и в профессиональной среде, и даже там, где всё нацелено на то, чтобы помочь женщинам. Автор телеграм-канала «Женская власть» Залина Маршенкулова приводит в пример подобной ситуации форум «Женщина имеет значение»: среди его мероприятий, например, была лекция «Каблуки — сила слабого пола». По мнению журналистки, мероприятие «подаётся так, будто прославляет женщин — но на самом деле в очередной раз выставляет их не личностями, а незамысловатым приложением к мужчине». «Существует очень много так называемых союзов женских сил — они живут на гранты и государственные деньги, а занимаются проведением мероприятий вроде „девочка должна варить борщ и быть покорной“. Я называю подобные организации „союзами вагинальных сил“ и рекомендую им свои доброжелательно-сексистские мероприятия называть поточнее, например „Как управлять мужчиной мышцами влагалища“», — иронизирует Залина.

«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм. Изображение № 3.

Исследователи отмечают, что доброжелательный и враждебный сексизм тесно связаны и работают в тандеме: забота о «слабом поле» легко перетекает в презрительное «бабы ни на что не способны». В обществах, где господствует доброжелательный сексизм, высок риск столкнуться и с враждебным — в итоге в такой среде женщины намного реже занимают высокие посты в политике или бизнесе.

Два типа сексизма дополняют друг друга по методу кнута и пряника: доброжелательный подталкивает женщин подчиняться их гендерной роли, обещая за это «выгоды» вроде галантного отношения мужчин, а враждебный служит наказанием тем, кто не попадает в категорию «настоящих» женщин. Такое же деление женщин на «хороших» — то есть мягких, скромных и чутких — и «плохих» косвенно подпитывает виктимблейминг: по этой логике, жертвами насилия могут стать только те, кто ведёт себя недостаточно скромно, не следует традиционной роли и «провоцирует» насильника.

В двадцать первом веке, когда суфражистки уже давно отвоевали для женщин право голосовать, получать образование, коротко стричь волосы и носить брюки, а на смену им пришли вторая и третья волны феминизма, откровенный и грубый сексизм становится более очевидным, а общество постепенно перестаёт быть терпимым к нему. Но доброжелательный сексизм, который часто кажется лестным и приятным, незаметно диктует правила игры. И если враждебный сексизм вызывает возмущение и желание противостоять ему, то доброжелательный, наоборот, снижает мотивацию отстаивать права и сопротивляться текущему порядку вещей. Исследования показывают: женщины, охотно принимающие доброжелательный сексизм, обычно менее амбициозны в образовании и карьере и чаще зависят от мужей материально.

 

Доброжелательному сексизму можно противостоять — начав, к примеру, с вербальной демонстрации, что не все «комплименты» тебе приятны и кажутся уместными

 

«Доброжелательный сексизм, как волк в овечьей шкуре, препятствует гендерному равенству. Эти действия, которые выглядят как жесты доброй воли, заставляют женщин поддерживать статус-кво. Сексизм выглядит доброжелательным, привлекательным и абсолютно безвредным», — объясняет профессор психологии Джудит Холл.

И всё же доброжелательному сексизму можно противостоять — начав, к примеру, с вербальной демонстрации, что не все «комплименты» и «правила хорошего тона» тебе приятны и кажутся уместными. Взять хотя бы навязчивый кэтколлинг или пристальное внимание к внешности во время деловых переговоров.  Непрошеную помощь принимать тоже необязательно — можно дать понять человеку, что его предложение вас не интересует. Если же на работе предлагают выполнить типично «женские» поручения — женщины якобы быстрее печатают, лучше организуют уют или справляются с рутиной, — от них стоит смело отказаться, если в список ваших основных обязанностей это не входит. Ведь «хорошей» дискриминации не бывает. 

 

«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм. Изображение № 4.

Рассказать друзьям
81 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.