Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Интервью«Я могу, я такая же, как и ты»: Украинская рэперша Alyona Alyona о вере в себя и своё творчество

Автор хита «Рибки» о славе и музыке

«Я могу, я такая же, как и ты»: Украинская рэперша Alyona Alyona о вере в себя и своё творчество — Интервью на Wonderzine

В октябре прошлого года вышел клип «Рибки» — в одночасье его автор, воспитательница детского сада Алёна Савраненко, стала звездой украинского рэпа. Её знают в первую очередь как Alyona Alyona: у исполнительницы уже несколько новых клипов в послужном списке, а ещё свежий дебютный альбом «Пушка». Из детского сада артистке пришлось уйти, зато впереди у неё — тур по Украине и Европе. В преддверии первых больших концертов мы поговорили с Алёной о том, каково быть женщиной в рэпе, моментальной известности, смене работы и творчестве.

аня Айрапетова

«По детям скучаю,
когда есть время»

Я родом из Кировоградской области в Украине. В четырнадцать переехала в посёлок городского типа Барышевка в шестидесяти километрах от Киева — там и жила до недавнего времени. Мои родители — инженеры-технологи, учились в пищевом университете и полжизни проработали вместе на сахарном заводе до тех пор, пока мы не перебрались под Киев. Я была обычным ребёнком, слушала рэп лет с двенадцати, тогда же начала писать первые тексты.

Вообще я писала всю жизнь, и не только рэп — какие-то песенки, просто стихи, — творчество всегда было. Это была такая попытка найти себя: я пробовала читать и на украинском, и на русском, и на английском. Даже выпустила украиноязычный альбом — в нём было очень много треков, в которых я пыталась понравиться рэперам-мальчикам, чтобы меня приняло местное комьюнити. Я читала, что я тоже такая «трушная», «уличная», читала о какой-то спрятанной травке под подошвой, которую я никогда в жизни не прятала и даже не знаю, как она там прячется правильно. Комьюнити меня приняло, но только треки были совсем не о том, чем я на самом деле живу. В итоге я написала «Рибки» и очень долго его никуда не выкладывала — понимала, что если выкину его этим мальчикам, они меня осудят, скажут: «Ты продалась». В общем, долго сомневалась, но наконец мы с командой придумали, как всё правильно сделать.

После этого жизнь перевернулась, хоть и не так, как в американском фильме, когда сегодня уснула, а завтра проснулась на коне. Я продолжала ходить на работу, жила как раньше. Но клипы выходили, обороты нарастали, и в итоге я уволилась с работы воспитательницы в детском саду и переехала в Киев. Мне нужно было репетировать, а в Барышевке не было ни возможности, ни помещения, ни команды, с которой я могла бы готовиться к выступлениям. А людям уже очень хотелось меня увидеть. Ещё дорога до базы туда-обратно занимала пять часов — по возвращении мозги просто не творили. Так что сейчас живу в Киеве, готовлюсь к сольным концертам. Поначалу я была просто не готова выйти на сцену: зачитать рэп на публике было как догола раздеться. Истинная правда! Дрожало всё: и подбородок, и колени, и кончики пальцев вплоть до ногтей. Теперь у меня есть команда — бэк-вокалист и скрэтчевый диджей, — чтобы выступать вместе. В мае как раз начинается тур: помимо Киева, Одессы и других украинских городов, я поеду ещё в Варшаву, Краков и Вроцлав.

Плюс от осуждения людей никуда не денешься. У нас маленькое село, четыреста пятьдесят человек, мне не хотелось никого провоцировать, мало ли что. Начальству было нормально: работаешь? Работай. Закон никто не нарушает. Но жить в страхе, что сейчас тебе из какого-нибудь министерства настучат, никто не хочет — это риск. По детям я скучаю, когда есть время —вообще очень люблю детей и хотела бы иметь своих в будущем. Если бы я не была рэпершей, то и дальше бы работала воспитательницей, а в свободное время фотографировала. Или, может, даже подрабатывала тамадой — такое мне нравится тоже.

«Мы все разные, и в этом кайф»

Сначала мужчины-рэперы категорически меня осуждали. Это было в начале 2010-х, женский рэп не воспринимали вообще: есть он или нет — в любом проявлении это был пас. Потом он пустил корни, стали появляться какие-то лица, и сейчас, конечно, куда лучше. Мне сложно сказать, изменилось ли отношение ко мне со стороны мальчиков, но, думаю, конкуренция была, есть и будет.

Я не считаю себя лучше других. Наоборот, считаю, что мы все разные и в этом кайф. Когда мы такие, то можно, например, организовать концерт, где разные исполнители будут не соревноваться друг с другом, а просто показывать свои скиллы. Сейчас, конечно, кто-то поменял мнение на мой счёт, кто-то уже относится с респектом. Никуда не денешься: приходится признавать, что меня слушает много людей. Кто-то, конечно, до сих пор считает, что есть только бум-бэп, а всё остальное — это так. Ну что ж, это их мнение.

Наверное, это ещё связано с зоной комфорта. Ты привыкаешь, что в мире есть вот так, а потом видишь что-то новое и сразу реагируешь в духе «Не-не, я не хочу». Но ведь ты даже не попробовал, не узнал, не послушал. Женщины сталкиваются с таким отношением в разных сферах, не только в рэпе. Творческий путь многих из них часто выглядит так: в тебя бросают, но ты всё равно идёшь и прокачиваешься, набираешь силы. Название одного из моих первых треков переводится как «Женский удар по стереотипам»: «Ты считаешь, что мы плохи в том? Но это не так. Ты считаешь, что я неудачлива? Но это не так». Я читала много чего в интернете, том же самом «ВКонтакте». Мужчины писали: «Женский рэп — говно, сопли-слюни», «Девочки пищат, а не читают», «Иди варить борщ, твоё место — на кухне», «Спой мне припев, но читать — это не твоё дело». И мне хотелось сказать: «Ребята, вы не правы, это — неправда».

«Я такая же, как и ты»

Моё творчество о том, что ты есть ты. Такой, какой есть. У тебя есть прошлое — оно дало тебе знания, опыт, о нём нельзя забывать. Надо чтить и учителей, и то место, где ты вырос, и то время, которое ты провёл где бы то ни было, потому что оно тебя закалило. Но никогда нельзя привязывать себя к одному месту, всегда надо двигаться дальше. Если можешь — иди сейчас. Не можешь — работай над собой для того, чтобы потом пойти вперёд.

В больших городах есть семьи, в которых детей воспитывают так, чтобы они были толерантными. В селе такого нет: если одного чморят, то все присоединяются. Например, есть такая национальность рома, «цыгане» их называли — у нас их тоже ущемляли. Да и вообще всех, кто как-то выделялся: если девочка была «слишком» высокая или даже мальчик — неважно! Дети — они очень едкие, не проходят мимо. Ко мне так тоже долго относились.

Это, конечно, оставляет отпечаток, но ты либо принимаешь и живёшь с этим дальше, либо забиваешься в угол. И, конечно, наверное, благодаря тому, что так со мной поступали, я стала собой. Как минимум потому, что всю жизнь мне хотелось доказать: «Ребята, вы меня обижаете, а я не плохая, я — хорошая. Посмотрите, сколько всего я умею». Я постоянно пыталась быть активной, выступала несмотря ни на что — брала микрофон и шла на сцену показывать: «Ну вот смотрите, я же могу. Ну я же такая же, как и ты. Не лучше! А просто такая, как и ты».

«Мы такого начудили на фристайле»

Мы решили, что надо снимать клип на «Пушку», в тот же день, когда записали сам трек. Поскольку мы с нашим оператором Игорем занятые люди, выходило, что если ехать, то сегодня же ночью. И мы полетели на один день в Берлин. Был дождь, на улице практически никого не было, а мы очень хотели снять именно разных колоритных людей. В Берлине ещё больше свободы, чем в Киеве, никто не ограничивает себя в самовыражении. Мы приехали искать таких персонажей, но шёл дождь, в помещениях особо снимать было нельзя. В итоге мы сделали всё буквально за ночь, поспали два часа — и полетели домой.

Девочка, которая танцует в клипе, тоже исполнительница. Она из Германии, читает рэп и поёт. Мы познакомились с ней через музыкантов, рассказали, что будем в Берлине. У неё есть фургончик, на котором она возит свою команду, и мы попросили её показать нам интересные места. Она катала нас на этом фургончике, и потом оказалось, она ещё и танцует красиво. И мы такие: «Так давай с нами танцуй! Ты что, ты ж классная!» Со мной ещё был Delta Arthur — режиссёр нескольких моих клипов. Он ехал с нами смотреть, режиссировать, а в итоге тоже снялся. Мы такого начудили абсолютно на фристайле — клип вышел очень классный.

«Изнутри всё иначе»

Я считаю, что у каждого человека свой путь. Я не вправе судить чужой путь, не я им иду. Не знаю, как бы я поступала, будь я на месте другого. Мне во многом нравится музыка Дорна. Ранняя музыка у него очень хорошая и классная, я до сих пор знаю её наизусть. Отчасти благодаря ему есть такие молодые артисты, как я: он открыл нам дорогу, пробил своим по́том и своей упорной работой над тем, чтобы альтернативную музыку признали. MONATIK — суперпарень, он верит в себя, в свои силы, в свою музыку и в свои танцы. Он этим живёт, и это чувствуется. Я сильно уважаю всех артистов за их труд. Когда я окунулась в эту сферу, я поняла, насколько изнутри всё иначе, как много люди работают — это не может не вызвать уважение и восхищение.

Есть несколько исполнительниц, которые сильно меня вдохновляют. Princess Nokia — я очень люблю её за её простоту, за то, что она просто одевается — надевает широкий балахон и идёт читать, сидя на машине. Вторая — Lizzo. Есть такая девочка, за которой я начала следить в инстаграме, не зная, что она артист. Её аккаунт меня просто пленил, она такая крутая! А потом прошёл месяц с лишним, и я узнаю, что у неё концерты, клипы есть, что она такой суперартист! Ещё cupcakKe. У неё особенное творчество, но это круто, что она себя в нём приняла. Не скажу, что оно мне суперблизко, но мне нравится, как свободно она всё делает. У неё тоже очень крутой инстаграм. Билли Айлиш, Джорджа Смит — мне нравится что девочки делают, как они поют. Doja Cat тоже прикольная.

Из России люблю Тосю Чайкину — это такой лучик солнца. Мы как-то случайно с ней списались в инстаграме, и она меня просто пленила — у неё очень красивые мелодии. Mozee Montana я слушала в своё время. У неё тоже интересный путь, я знаю её ещё эгегей с каких времён, потому не сужу и не осуждаю. Прикольно, если есть развитие. Прикольно, когда есть своя преданная аудитория. А в Украине в своё время были девочки, и нас было очень много, кто читал, но мне сложно сказать, кто есть сейчас, потому что многие ударяются в личную жизнь и детей. Может, я не знаю просто — накидайте мне, я послушаю!

ФОТОГРАФИИ: Александр Добрев

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.