Views Comments Previous Next Search

КрасотаЖенщины и мужчины
о том, как меняется жизнь
с новым цветом волос

От платинового блонда до синих и розовых волос

Женщины и мужчины 
о том, как меняется жизнь 
с новым цветом волос — Красота на Wonderzine

  

Если на эксперименты с лаком для ногтей, гардеробом и макияжем многие из нас решаются в силу их недолговечности, то причёску и цвет волос часто не меняют годами. В то же время каждый нет-нет да и засматривается на красивейшие пастельные краски и мечтает, как когда-нибудь сделает с причёской что-то «сумасшедшее». Мы нашли людей, которые покрасились в цвет, радикально отличающийся от родного, и расспросили, как поменялось их самоощущение, сложно ли было объяснить перемену образа близким и как изменился уход за волосами. 

 

Даниил Трабун

диджитал-директор Esquire Russia

 

 

Раньше я был тёмно-русым (или шатеном), в общем, были довольно тёмные волосы с уходом в рыжий. Помню, до пяти лет у меня были кудрявые рыжие волосы, поэтому можно сказать, что в душе я рыжий. Поменять цвет волос я собирался ещё в прошлом году. Всё, что можно изменить в себе не навечно, мне кажется, нужно в какой-то момент попробовать.

Многих в детстве воспитывали по советскому принципу «не высовывайся», любое изменение от ярких штанов до безобидного пирсинга нужно было объяснять. «Зачем ты это сделал?» — мотивы обязаны быть глубокими, поступок казался контролирующим органам таким же важным и рискованным, как вложение денег в новую криптовалюту. Надеюсь, что сегодняшних детей травмируют этим меньше и они могут хоть в крапинку себя изрисовывать. Просто потому что это их тело, их волосы и их кожа.

Я считаю, что нужно с уважением относиться к выбору других людей и волноваться в первую очередь за выбор собственный. Главное правило в данном случае, чтобы тебе было комфортнее. Так что да, мне так стало комфортнее, до конца не понимаю пока почему. Как будто переставил мебель в квартире — вроде всё то же самое, но приходить домой радостнее по вечерам.

Друзьям и близким новый цвет понравился, причём все инкарнации — от незрелого цыплячьего в самом начале до тильдосуинтоновского неестественно белого, с которым я проходил, и питтиуомовского седого сегодня. Дедушка и бабушка посмеялись, так как в последнем варианте я с ними по цвету волос сравнялся. Седой таксист вчера пустился в философские беседы о том, как разные люди относятся по-разному к одной вещи, к примеру к седине. Он хочет закрашивать, а я вот специально поседел. И потом перешёл, естественно, на внешнюю политику, сравнив нас с Россией и США. В метро на соседнем эскалаторе неприятный школьник прокричал на всё метро: «Пидор».

Покрасить волосы — это ещё один маленький кирпичик в большой работе по самоконтролю и работе с самим собой. Кто я такой? Каким я нравлюсь самому себе? Все эти вопросы, безусловно, важны, и забывать о них в рутине не стоит. Люди часами создают себе аватаров в массивных онлайн-RPG или выбирают картинку для социальной сети, не столько чтобы заявить о себе другим, но чтобы разобраться в себе и успокоиться. С трепетом представляю, что будет через пять лет, когда мир накроет новый VR-интернет.

Покраска волос как первая татуировка — остановиться нелегко, посмотрите на футболистов с их безумными причёсками. Я уже поменял оттенок два раза и уверен, что в этом году ещё что-нибудь с волосами сделаю. Правда, стало сложнее ухаживать даже не столько за волосами, сколько за кожей головы. У меня теперь есть обязательный еженедельный домашний уход за головой, потому что без него с волосами начинает происходить ад. Это несложно и времени занимает совсем немного.

 

 

Алина Щеглова

блогер Twins About Beauty

 

 

Я красила волосы лет с четырнадцати, но ничего радикальнее спокойного «красного дерева» не пыталась носить. А год назад покрасилась в ярко-рыжий, на что супруг отреагировал репликой: «Рыжий — это так банально, покрасилась бы в фиолетовый!» До этого я и не думала краситься в такой радикальный цвет. К тому же Великий Новгород очень маленький и скучный город, тут нет колористов, которые бы творили такие чудеса. Потом меня пугала необходимость поддерживать яркий цвет — он, как правило, быстро вымывается, но Мур Соболева мне посоветовала «Антоцианин» — и у меня с ним всё получилось, я подкрашиваюсь примерно раз в месяц.

Почему-то мой цвет волос никого не шокировал, в основном окружающие отмечают, что мне очень идёт (чистая правда!) и я не выгляжу фриком. Супруг сказал: «Ну ничего, нормальный такой цвет, не готский», — зато мой двоюродный брат, открывший в нашем городе цирюльню, очень гордится моим экспериментом, чем мне страшно льстит. Дети вообще не поняли, что что-то изменилось, кажется.

Я покрасилась в августе прошлого года и до сих пор каждый день себя за это хвалю — мне никогда не было настолько комфортно с цветом волос, я буду его поддерживать, пока не надоест, и думаю, это выльется не в один год. Никто не показывает на меня пальцем, разве что чужие дети на площадке хихикают и шутят про фею Винкс.

Поскольку я выбрала стойкое окрашивание с помощью ламинирования, уход изменился не кардинально, у меня на полке стоит как шампунь для окрашенных волос, так и обычный для объёма. Единственный нюанс: при таком окрашивании не советуют пользоваться смываемыми кондиционерами, — но меня это полностью устраивает, потому как, во-первых, и необходимости в них особой нет, а во-вторых, я их и так не особо жаловала.

 

 

Олеся Ива

редактор Glamour.ru

 

 

Раньше у меня был красивый свой цвет: тёмно-русый с переливами. Надо сказать, что в блондинку я хотела покраситься ещё в школе — обычно тогда появляется желание посмотреть на себя другими глазами. Лет в шестнадцать или семнадцать я впервые в кресле парикмахера, которая меня постоянно стригла, сказала: «Крась меня в блондинку». Она сказала, что не будет, потому что ей жалко мои волосы. Плюс я почувствовала родительское неодобрение: ничего радикального мне никто не сказал, у меня супермягкие родители, но мама бы моя потом не раз вздыхала, как я испортила свои шикарные волосы. Плюс тогда у меня не было своих сбережений, чтоб покрасить волосы, поэтому я и не сделала этого. Идею оставила и просто экспериментировала со стрижками.

Но была у меня ещё одна заветная мечта с момента выхода клипа No Doubt «Ex-Girlfriend» — иметь розовые волосы. Она бесконечно во мне разгоралась, и тут перед днём рождения я решила, что всё, хочу в 28 лет ворваться с розовыми волосами. Возможно, во мне ещё произошла внутренняя перестройка, и мне захотелось кардинальных изменений, потому что за пару месяцев до окрашивания я сама на кухне отстригла себе каре из длинных волос до попы. В общем, я захотела розовое каре, как во всяких секси-фильмах вроде «Близости». 

Как выяснилось, с первого раза мои тёмные волосы не одолеть. По крайней мере, мастер, к которой я записалась, была неопытна и не смогла меня сразу перекрасить в блонд. Розовый я хотела пастельный, как сахарная вата, а не яркий, но у нас с ней получилось карамельное омбре (розовый я хотела градиентом, чтобы не было эффекта парика). С ним я проходила пару недель и поняла, что всё-таки мне нужно розовое омбре. Подвернулся салон «Рябчик», в котором меня с радостью покрасили ядерной краской в ультрарозовый цвет. Снова не получилось сахарной ваты, но на самом деле цвет был очень красивый, я не ожидала. Смылся он, правда, за неделю или две и превратился опять в эту карамель. Я поняла, что розовый поддерживать затратно.

На этом у меня вернулась идея покраситься в блонд. Это звучит смешно, но вдохновила меня Ким Кардашьян на презентации коллекции Yeezy 3. Вскоре я попала на презентацию чудесного бара Colbacolorbar на Тверской. Там очень крутые мастера, которые могут сделать с волосами всё. Мой мастер сама была блондинкой, и рука у неё была явно набита. Она с первого раза — за 7 часов — высветлила мне волосы до холодноватого блонда. 

Надо сказать, что жизнь блондинки совсем другая. Во-первых, меня стали бесплатно подвозить до дома. Во-вторых, со мной стали пытаться заговорить в общественном транспорте, в очереди к кассе, везде. Я к чему — мужчины активизировались, прямо моментально. Потом я прознала про приложение ребят из «Секс-просвета» Pure и ради эксперимента загрузила свою фотографию с блондом. И посыпались приглашения встретиться здесь и сейчас. На следующий день я загрузила фото с тёмными волосами. Тоже посыпались, но с блондиночкой их было всё-таки больше. В общем, я поняла, что на блондинок мужчины реально ведутся — это стало для меня открытием. С другой стороны, может, мне действительно больше идёт блонд и мои черты лица по-новому заиграли. 

Уход — это первая проблема с крашеными волосами. Как известно, окрашенный волос пустой и за ним нужно ухаживать. Да, есть Olaplex и можно осветляться с ним. Я до него не доходила, но если бы осветляла ещё сильнее, уже был бы нужен он. Осветлённые волосы приходится бесконечно питать маслами, масками, зато корни волос, до которых омбре не добралось, никогда так не сияли и не радовались, как сейчас. Ещё блонд желтеет, и приходится наносить синеватые тоники каждую неделю. На самом деле сейчас это уже вошло в привычку и стало для меня обычной процедурой, но первые дни меня это вымораживало. 

Всем окружающим понравился новый цвет волос, мне тоже. Теперь я работаю в редакции Glamour, и жизнь моя гламурна и прекрасна. На самом деле причёска мне теперь нравится, как никогда раньше. Розовые волосы немного не моё, как я поняла. Сейчас я могу сделать ту самую розовую вату, но пока мне так нравится быть блондинкой, что я не хочу ничего менять. 

Кстати, с розовым ядерным цветом волос жизнь становится гораздо сложнее: приходится чётко продумывать свой образ, чтобы гармонично, но не подростково. Спасает минимализм: только с лаконичными однотонными вещами розовые волосы, по-моему, и смотрятся. Я носила нейтральные вещи всё время с розовыми волосами, а прохожие на улице говорили комплименты вроде «ни фига себе». 

 

 

Геворг Петросян

визажист

 

 

Мой цвет волос был тёмно-коричневый, не совсем чёрный. Я насмотрелся классных картинок c инста-girls с холодными серыми волосам. У меня был тяжёлый период в жизни и на работе, мне хотелось перемен, но мне нельзя было делать странные стрижки. Длину менять можно было, а про цвет никто ничего не говорил. Я участвовал в конкурсе салона красоты «Моне», и парикмахер предложила мне покраситься, предупредив, что цвет будет светлый. Я сказал, пофиг, крась, и получился такой холодный блонд.

Не то чтобы я предвидел, как отреагируют родители. До этого очень давно я был с ярко-вишнёвыми волосами, у меня был подростковый период. Они нормально отреагировали, мама даже помогала перекраситься. В тот период, когда я менял цвет волос, не был уверен, нормально ли родители на это отреагируют, хотя мне очень нравился результат. Я съездил к ним домой в гости на семейное мероприятие, и все положительно отреагировали, сказали, что мне очень идёт. Я был приятно удивлен. 

Мне очень нравился светлый цвет волос, я чувствовал себя намного легче, менее негативным. Поймал себя на мысли, что родной мой тёмный цвет волос загонял меня в уныние, а блонд придавал какую-то моральную лёгкость (так вообще можно говорить?). На данный момент я, к сожалению, снова тёмный, потому что всё смылось, превратилось в какой-то грязно-зелёный, нужно было снова идти в салон. На это у меня не было времени, так что я просто купил чёрную краску и перекрасился в тёмный, потому что на работе надо было выглядеть безупречно. Сейчас я безработный, так что думаю, что снова покрашусь. 

Красили меня в несколько заходов, и в один из них я понял, что мои волосы пережили какую-то маленькую смерть. Я начал пользоваться кондиционерами, которыми я в жизни не пользовался, я вообще не ухаживал раньше за волосами. В принципе, из тёмного в светлый тяжело окрашиваться, надо постоянно следить за корнями, но выглядит это очень классно. 

 

 

Оксана Ушакова

блогер Mangoosta

 

 

Исходный цвет волос у меня русый (могла бы даже прихвастнуть «чудесный светлый пепельный», но это «раньше» уже относилось бы к детству), но примерно за полгода до эксперимента я уже красилась в родственные ему оттенки: тёплый рыжеватый русый, холодный тёмно-русый и т. п. Ещё пенками оттеночными любила баловаться, с ними была возможность поиграть от почти чёрного до ярко-рыжего.

Вообще, я хотела покраситься красный! Я захотела красный лет пятнадцать назад, увидев на обложке журнала Шер с красными волосами. Меня просто как током ударило: ух, как красиво, сочно, ярко! Но у меня были длинные волосы, которые я до этого с трудом восстановила после частых перманентных окрашиваний, и обесцвечивать их рука не поднималась. Поэтому мечту я как-то задвинула в глубины подсознания. А в последнее время яркие цвета на волосах стали очень распространены: в одном подъезде со мной живёт девочка-старшеклассница, которая выбегает по утрам в школу то с синими волосами, то с зелёными, то с двухцветными чёрно-белыми. Что уж говорить о нашем блогерском круге, где и красные, и фиолетовые волосы встретить проще простого! Вот так я и вспомнила про свою мечту. Открыла фоторедактор, стала примерять себе разные оттенки волос, и тут оказалось, что холодные цвета идут мне больше, и на варианте с синими волосами я залипла. 

С партнёром мы обсуждали окрашивание заранее, он с искренним любопытством относится ко всем моим экспериментам — новым оттенкам на ногтях, глазах, бровях и т. п. Он сказал, что будет прикольно попробовать, к результату отнёсся вполне положительно. Родители скорбно вздохнули, высказали пару осторожных: «Может, не надо было?» — но так как мы вместе не живём, это на мне никак не сказалось. Друзья в основном реагировали: «Как круто!» А ещё я получила от детей домашнее прозвище «синемама» (аллюзия на «синема», конечно). 

С синими волосами мне было иногда некомфортно от излишнего внимания. Ну просто бывают моменты, когда тебе нравится его привлекать, а бывает, что ты просто вышла в тапках вынести мусор, образно говоря. И вот с тапками синие волосы сильно диссонируют: ты хочешь проскользнуть из норки и обратно, а сияешь, как звезда. Звезда с мусорным пакетом. Но эксперимент того стоил, конечно: выдёргивать себя из зоны комфорта всегда полезно. 

К сожалению, самым большим открытием после смены цвета для меня стало то, что эти яркие оттенки практически всегда не перманентные. У меня посинело всё постельное белье, в первые недели регулярно синел мой молодой человек, по вискам стекали синие капли пота. Это не просто неудобно — это ужас как неудобно. Потом я сменила краску, вещи и люди вокруг меня краситься перестали, но всё равно цвет надо было регулярно обновлять, чуть ли не каждое мытьё волос. Я в конце концов просто устала от этого. Так что пока мне от этого эксперимента хочется отдохнуть.

До синего цвета у меня была короткая стрижка на склонных к сухости волосах без особых проблем, идеально: при такой длине волосы ещё не успевали «устать», они были здоровые, шелковистые и упругие. После обесцвечивания я почувствовала ухудшение их качества, конечно: они и высохли, и стали больше выпадать. В арсенале появилась груда масок, несмываемых средств, лосьонов — теоретически можно сказать, что стало «сложнее», но я-то люблю возиться с косметикой, так что мне это даже приятно. 

 

 

Юлиана Веткина

визажист

 

 

Волосы у меня тёмно-коричневые. Началось всё с того, что я покрасила кончики в бирюзовый цвет, потом отстригла каре и сделала омбре с красным, а потом с розовым. На самом деле я лет с четырнадцати очень хотела покрасить волосы в яркий цвет, но решилась сделать это только к двадцати. Окружающие отнеслись к этому нормально. Мама офигела, но я её предупредила. Друзья не удивились, но это потому, что они меня знают. Так как я училась в университете, где как минимум у двух человек в группе был яркий цвет волос, я не выделилась, а, можно сказать, влилась в среду. Ещё дети очень любят мои волосы, на улице обычно показывают: «Мам, смотри, розовые волосы!»

Я могу сказать, что мне очень нравится и подходит цвет волос, который у меня сейчас, розовый. Я почувствовала, что именно розовый мой цвет, хотя я раньше думала, что буду до конца жизни менять цвета, потому что они все мне надоедали. В розовый крашусь уже второй раз, так как он прямо для меня. Не могу сказать, что мне теперь сложнее ухаживать за волосами, поскольку они у меня всегда сами были сухие. В то же время они не испортились сильно, что меня сильно удивило. Я боялась, что они сильно испортятся, но всё норм. 

 

 

Анастасия Попова

основательница креативного агентства Awesome Opossum

 

 

Раньше у меня был тёмно-русый цвет, обычный. Я не знаю, почему решила изменить цвет волос. Мне показалось, что покраситься круто, я никогда этого не делала вообще. И тут я решила, что если уж краситься, то в пепельную блонду, потому что какие ещё варианты.

Маме не нравится, остальные считают, что это лучшее решение в жизни. Ну, или они врут, но говорят, что круто. На самом деле блондой быть очень круто, потому что это довольно-таки обязывающий цвет волос. Я начала чаще носить золотые украшения, каблуки, платьишки и вообще позволяю себе гораздо больше. Даже не позволяю, а просто с интересом теперь отношусь к тому, как я выгляжу, потому что раньше мне было на это забить всегда. Теперь мне идут странной формы очки, странные аксессуары, платки, шляпы, сумочки. Можно с этим цветом волос, мне кажется, примерять на себя примерно любой стиль от боевого аниме до классной русской бабули. Так и делаю.

Поддерживать цвет довольно сложно, потому что нужно краситься, потом использовать тоник. Ещё разница между отросшими корнями и кончиками серьёзная. Последний раз, когда я красилась, я вышла из ванной с тем самым эффектом учительницы начальных классов и даже пошла в русский интернет узнавать, что делать с синими волосами. Вообще, обожаю русский интернет, потому что заходишь туда с вопросом «как избавиться от синего тона волоса», и там обязательно отвечают «ой, девочки, сейчас всё расскажу, у меня тоже такое было. Делаем кефирную масочку: стакан кефирчика, ложку соды (соды не переборщите, а то сушит), делаем пару раз, смываем и всё нормально». Я так сделала — и действительно, всё нормально стало.

Экспериментировать с другими цветами мне пока не хочется, я к этому пока всё не привыкну, хотя уже два месяца хожу блондинкой. Разноцветные волосы мне нравятся на других, а на себе я вообще не вижу этот вариант. Из стандартных цветов рыжий, мне кажется, никому не идёт, кроме рыжих, тёмные у меня самой, а блонд — то что надо.

Волосы стали тоньше, и это круто, потому что у меня всегда были толстые волосы и их невозможно было уложить. Теперь они тонкие, я могу ставить их торчком, как Сид Вишес, укладывать на манер 20-х и по-другому. С другой стороны, краска — жёсткая тема, волосы иногда пересыхают, приходится на них мазать кокосовое масло два-три раза в неделю. Маски мне не нравятся, они все как-то странно пахнут. И ничего, гладкие получаются и почти не торчат. Но даже когда торчат, мне всё равно нравится, поэтому мне кажется, что ухаживать стало проще.

 

 

Савл Замолодчиков

мыловар

 

 

Мой естественный цвет волос — чёрный (какой из оттенков, не знаю). Красил волосы до этого два раза в оранжевый, один раз в синий — потому что это весело и чтобы что-поменять в своей жизни хоть на пару дней. Розовый цвет казался мне самым трешовым — поэтому я его в этот раз и выбрал.

Окружающие реагируют по-разному, но сдержанного негатива было больше. В то же время было больше радующихся людей, чем я ожидал. Ведь это окрашивание — шутка, а у моих друзья хорошее чувство юмора. Ещё я краситься буду, не представляю, как часто, но буду. 

Самоощущение моё не изменилось. Да, с таким цветом мне комфортно, но, кажется, мне почти с любым было бы комфортно. Эксперимент удался на 99 %. Не на 100 только потому, что консультант обещал, что волосы будут светиться в темноте, а они этого не делали. Впрочем, это меня не сильно расстроило. 

 

 

Дарья Эванс-Радова

журналист

 

 

Цвет волос у меня был тёмно-каштановый всю жизнь, он мне особо никогда не нравится, потому что был скучным. Но до 22 лет я ничего с ним не делала, потому что думала, что с такими тёмными волосами ничего сделать невозможно. В 14 лет, правда, на выпуск художественной школы я на карманные деньги сделала себе мелирование. На всю голову денег тогда не хватило, так что мне сделали на верхнем слое волос несколько прядей. После выпускного эти пряди у меня благополучно отвалились прямо от корней. Так что после этого я экспериментировать расхотела.

Тем не менее мне всегда нравился серебристый пепельный цвет. И вот в 22 года у меня был не очень простой период в жизни, мне хотелось что-то поменять, и я решила начать с волос. Есть же вот эти стереотипы, что с новой причёской всё в жизни меняется. На самом деле это правда так: люди начинают на тебя по-другому реагировать, ты из-за этого тоже чувствуешь себя немного другой. Есть такое ощущение, что новые волосы — это как новый паспорт.

Я даже купила в Лондоне парик с этим пепельным цветом волос и ходила в нём по городу дней пять. У меня ещё был ярко-зелёный платок, с которым было не понятно, что я в парике. И тогда прохожие восторгались моими волосами — и я с ними тоже восторгалась. Сама поверила, в общем, что у меня могут быть такие волосы. При этом блондинкой, даже платиновой мне быть не хотелось, всегда нравились именно пепельные фэнтези-волосы. 

Потом я вернулась в Москву, тут мне ходить в парике стало несподручно. Но я стала ходить по салонам с этим париком и спрашивать, можно ли мне такое же. Все говорили, что можно, наверно, но непонятно, что будет с волосами. Но я наконец нашла мастера, которая сделала мне тот самый серебристый пепельный цвет. Я была счастлива, и для меня это была маленькая мечта. Мои ассоциации с тем, что он неземной и фантастический, в общем-то, были недалеки от правды: в природе волос такого цвета быть не может. 

Друзья у меня прекрасные, они меня поддержали. Оказалось, что до того как появился Olaplex, такое окрашивание волос было довольно серьёзным делом, и я присылала друзьям отчёты из салона. Коллеги тоже отнеслись нормально, мама сказала что-то в духе «ой, это не мой ребёнок» и как-то болезненно восприняла вообще. Партнёр тоже спрашивал, зачем мне вся эта морока с волосами (её действительно было много, со всеми этими синими шампунями, масками уход за волосами стал моим таким маленьким хобби). А случайные прохожие стали меня воспринимать как типичную блондинку, мужчины стали приставать с самыми ужасными подкатами. 

Эксперимент точно того стоит (сейчас я покрасилась второй раз так же), и я не согласна с занудной фигнёй, что главное только внутри и совсем не нужно париться о том, как ты выглядишь. Изменения во внешности не обязательно сопряжены с тем, чтобы сделать себя краше, а, скорее, с желанием что-то поменять. Если не глобально, то хотя бы во внешности. Мне было приятно, что я довела свой замысел с волосами до конца и добилась того, что раньше мне казалось невозможным.  

 

 

Ксения Петрова

редактор новостей Wonderzine

 

 

Два месяца назад я покрасилась в серо-сиреневый из тёмно-русого. Мне всегда нравился мой натуральный цвет волос, поэтому эксперименты ограничивались изменением длины — от ёжика и выбритых висков до каре, которое у меня сейчас. Один раз я пробовала покраситься бальзамом «Тоника» (именно им пользуются бабушки с сиреневыми волосами), но малиновый оттенок бесследно исчез через два дня, так что этот опыт можно не считать.

Желание что-то сделать с цветом волос пришло спонтанно: я увидела в фейсбуке пост, в котором искали моделей для креативного окрашивания на мастер-класс американского колориста Гая Тэнга. Это очень экстравагантный и энергичный чувак, который буквально превращает волосы в радугу. Я написала сообщение организатору и забыла об этом, пока мне не предложили прийти на кастинг. В этот момент я ехала на ночном поезде из Питера в Москву, так что утром я вытащила из чемодана помятое чёрное платье, в котором днём раньше танцевала на рейве (на кастинг попросили надеть чёрное) и пришла на «Винзавод». Меня выбрал Джордан, добрейший парень и крутой стилист из команды Тэнга, он же предложил мне покраситься именно в сложно-сиреневый. В итоге я провела целый день в салоне, а потом ещё поучаствовала в парикмахерском шоу, что достойно отдельного текста: мне сделали яркий мейк, приклеили ресницы и заставили ходить на каблуках по подиуму — в общем, моя внутренняя дрэг-квин отвела душу.

Новый цвет первыми увидели подружки, с которыми мы в день после шоу как раз собрались отметить мой день рождения. Им очень понравилось, как и маме, с которой мы увиделись через пару недель, когда сиреневый отмылся до холодного белого. Так как мой парень в тот момент работал в Эдинбурге и не мог вживую оценить всё великолепие, я отправила ему самые красивые селфи, и ему тоже понравилось — по крайней мере, я так расцениваю фразу: «Ты супер, и волосы у тебя интересные». Через день после окрашивания я пришла на собеседование в Wonderzine — вряд ли это имеет какое-то символическое значение, но почему-то приятно, что так совпало.

Наверное, если бы я красилась с целью начать новую жизнь, результат бы меня разочаровал: внешне голова изменилась, а внутри всё осталось по-прежнему. Но у меня такой цели не было, поэтому считаю, что эксперимент удался — с серо-сиреневым цветом я чувствовала себя немного русалкой, и, хотя та краска уже смылась до обычного блонда, это ощущение сохраняется со мной до сих пор. Также я заметила, что стала носить больше светлой одежды, чем раньше, и смелее пользоваться декоративной косметикой — когда начинаешь экспериментировать, потом сложно остановиться. Сейчас у меня отросли не очень прикольные корни, но я ничего с ними не делаю — жду майских праздников, чтобы доехать до питерского салона с многообещающим названием Hair Fucker. С цветом пока не определилась, думаю про модные сейчас металлические и зефирные оттенки.

После окрашивания мне открылся дивный новый мир ухода за волосами: раньше я не очень понимала, зачем нужен кондиционер, мыла волосы то профессиональным шампунем, то каким-нибудь из супермаркета за 100 рублей и не видела особой разницы. Теперь, если не пользуюсь кондиционером, а перед сушкой феном ещё и маслом для кончиков, волосы превращаются в абсолютно не расчёсываемую массу, похожую на мочалку. Меня красили по технологии Olaplex, которая, по идее, должна меньше вредить волосам, чем обычная краска, — сравнить мне не с чем, но они явно стали гораздо тоньше и суше, зато лучше держат форму и медленнее пачкаются.

 

Рассказать друзьям
48 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.