Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Стиль«Его религия восхищала»: Каким Вирджила Абло запомнит модная индустрия

Что самое важное в наследии, которое оставил создатель бренда Off-White

«Его религия восхищала»: Каким Вирджила Абло запомнит модная индустрия — Стиль на Wonderzine

28 ноября в возрасте сорока одного года от сердечной ангиосаркомы умер дизайнер Вирджил Абло, основатель бренда Off-White и креативный директор мужской линии Louis Vuitton. Творчество Вирджила в мире, кажется, любили и критиковали примерно в равной степени, но обсуждали все — от совсем юных поклонников моды до маститых критиков. Его работы сложнее всего было игнорировать. Стажировка в Fendi, работа с Канье Уэстом, создание собственных брендов Pyrex Vision и Off-White, работа над мужской линией Louis Vuitton, знаковые коллаборации, борьба за инклюзивность и современный взгляд на вещи — дизайнер постоянно покорял новые вершины и привлекал внимание.

Работая в огромной индустрии, Вирджил оставался искренним, любопытным и чутким к миру и окружающим его людям — об этом говорят воспоминания его коллег и друзей. Однако всё это время в его открытости был один пробел — редкий диагноз, с которым дизайнер боролся два года и продолжал работать незаметно для большинства. 

Сегодня Louis Vuitton представляет коллекцию весна-лето — 2022, над которой работал креативный директор — шоу-трибьют «Вирджил был здесь» пройдёт в Майами. В его честь мы попросили представителей модной индустрии рассказать о том, каким они запомнят дизайнера.

Текст: Екатерина Рыбалко

Рената Харькова

стилист и журналист

Люди часто забывают, что главное в жизни — это процесс, потому что финальная точка у всех одна. Жизнь состоит из эмоций, личностного развития и расширения: через встречи, связи и интеракции. Если посмотреть на огромный список коллабораций, который сделал Абло, а потом прочитать слова, которые о нём написали его коллеги, друзья и близкие, то объединение, расширение, поддержка, общность, творческая щедрость — это основа его работ. Фраза «У меня получилось, и у тебя тоже получится» вдохновляла огромное количество людей. Я не была поклонницей дизайна, но религия — самая точная и актуальная для современного мира — восхищала.

Неконвенциональный подход к дизайну принёс ему и любовь фанатов, и критику индустрии. «Протеже», «выскочка», «нарушитель правил». Дело в том, что эмоциональная связь, интеллект и чувства важнее пресловутых правил «как надо» и «как должно быть». Процесс важнее результата — об этом следует помнить, давая оценку новым визионерам в моде, каким был Вирджил. Его уход — это большая потеря для целого поколения.

За дизайнером я стала следить, когда он работал с Канье. Я абсолютная фанатка Уэста как визионера, мне было интересно, на кого он опирается в креативном руководстве. Потом были показы Off-White в Париже, куда невозможно было физически попасть, даже если у тебя было приглашение. Давка была не на жизнь, а на смерть. Самым большим достижением его карьеры я считаю коллаборации с ИКЕА, Jimmy Choo, Takashi Murakami, Nike и работу в Louis Vuitton. Сегодня Gucci коллабятся с Balenciaga, Донателла Версаче снимается в кампейне Givenchy Рикардо Тиши, Supreme делает коллекцию с Tiffany & Co., но именно Вирджил показал всем, что так делать можно и не только с финансовой точки зрения. В показе, посвящённом памяти Альбера Эльбаза, лук Off-White был одним из моих любимых. В созданном им образе чувствовалась эмпатия, а это — главная валюта современности.

Тамта Гугунава

основатель компании TDS Fashion Group

Впервые я услышала про Вирджила Абло в 2017 году, когда начала работать с брендом Off-White. Тогда я не могла себе и представить, как сильно меня затянет в мир Вирджила, где присутствуют и шик, и хип-хоп, и тейлоринг, и диалог между высокой модой и уличной одеждой — именно это и стремился создавать Вирджил. В своих коллекциях он изображал геометрические фигуры, картины Караваджо, тем самым подчёркивая, что в первую очередь он считал себя художником. Абло — страстный творец, креативная личность и новатор, направивший в новое русло уличную моду.

Мне посчастливилось поработать с его творчеством, прикоснуться к его шедеврам, быть частью его команды, и я всегда буду это ценить и помнить. К нему всегда можно было подойти, и он без всякого высокомерия всегда мило улыбался и здоровался с тобой. Для близких людей Вирджил был практически ангелом. «Нет ничего более ценного, чем время», — пусть слова великолепного В. Абло действительно научат нас ценить время и проживать каждую минуту с достоинством.

Валерия Парфёнова

модный журналист и автор телеграм-канала «Сделай лицо попроще»

По работе мне удалось побывать в Дохе, которая стремительно стала центром современного искусства и креативных индустрий стран Среднего Востока. Параллельно с крупной выставкой Dior в другой части столицы Катара можно увидеть ретроспективную экспозицию, посвящённую 20-летней карьере Вирджила Абло, «Figures of Speech». В ней представлены, помимо прототипов одежды, архитектурные проекты дизайнера, стритвир-коллаборации и объекты современного искусства.

Проезжая мимо галереи Fire Station, в которой и расположилась выставка-гастролёр до марта 2022 года, я каждый раз ловила себя на мысли: «Поразительно, ему всего сорок один год, а он уже так много значит для мира». Но увидеть своими глазами градиентные железные стулья Абло или сникеры из коллаборации с Nike мне не хотелось: я скорее топлю за эстетику Jil Sander, чем за Supreme (возможно, это звучит высокомерно, зато — честно). При всей моей холодности и порой категоричности в адрес работ дизайнера, отрицать его многочисленные заслуги — равно признаться в своей художественной слепоте.

Эмпатичный, искренний (после его первого показа на посту креативного директора мужской линии Louis Vuitton хотелось обняться и плакать, по примеру самого Абло), трудолюбивый, активно развивающийся в различных направлениях. Этот неутомимый интерес Вирджила ко всему и всем роднит его с нами, журналистами: мы — профессиональные дилетанты, снова и снова готовые погружаться в новые темы, изучать мысли людей и их самих. Возможно, именно поэтому творчество дизайнера так откликалось (и будет откликаться, уже у ресейлеров за миллионы долларов) в сердцах покупателей люкса по всему миру: и Off-White, и мужской Louis Vuitton при Вирджиле Абло были качественными многогранными медиапродуктами, за развитием которых действительно интересно наблюдать, как за сериалом. И да, вы наверняка заметили, как много знаменитостей высказали в соцсетях свои соболезнования семье и команде дизайнера, рассказали личные истории, связанные с ним. Это ли не знак того, что мы потеряли выдающуюся личность, изменившую поп-культуру XXI века?

Ира Дубина

стилист и автор телеграм-канала «Мегастиль»

Признаться честно, я никогда не была поклонницей дизайнерского таланта Абло — не уверена, что к нему вообще уместно применить это словосочетание. Но его творчество однозначно стало важной вехой в новейшей истории моды. Во многом именно благодаря ему стритвир-культура стала частью люксового модного мейнстрима, а большие серьёзные бренды осознали: чтобы оставаться на волне, нужно сотрудничать с такими дизайнерами, как Вирджил, а не смотреть на них свысока. Он не раз говорил, что «старый» люкс давно перестал быть релевантным и любой семнадцатилетний подросток теперь сам решает, что классно, а что нет. Собственно, так оно и есть.

Думаю, как и многие, я впервые узнала о Вирджиле Абло как о «стилисте Канье Уэста». В 2016 году он приезжал в Петербург по приглашению фестиваля моды AFWSS, выросшего из Aurora Fashion Week. Тогда Абло был одним из самых обсуждаемых ньюкамеров индустрии, и, конечно, я не могла упустить шанс взять у него интервью. Сама написала организаторам фестиваля и даже была готова взять все сопутствующие расходы на себя: мне было важно встретиться с ним лично, а не отправлять вопросы по почте. Помню своё первое впечатление при знакомстве: высокий крепкий парень в куртке Gucci авторства Алессандро Микеле с аппликациями в виде цветов и бабочек, он казался очень скромным и довольно неуверенно позировал перед камерой. В начале интервью Вирджил был даже слишком закрытым: отвечал коротко, слегка невнятно формулировал мысли. Но ближе к финалу, похоже, расслабился, и беседа приобрела куда более живой формат: он сам задавал вопросы, шутил и признавался в братской любви к Гоше Рубчинскому. То интервью до сих пор остаётся одним из моих любимых.

Говоря о дизайнерах, мы привыкли прежде всего оценивать их профессиональные качества, но в случае Абло мне почему-то не хочется этого делать. Да, я не считаю его талантливым дизайнером в традиционном понимании, но считаю, что его стоит ценить и уважать за другие достижения. Например, за честность перед собой и другими («Я не вижу ничего плохого в том, чтобы делать коммерцию», — говорил он) и искреннюю любовь к своему делу. Или за то, что вместо соперничества он всегда выбирал дружеские отношения и формат комьюнити: мы помним, как Вирджил поддерживал того же Херона Престона в самом начале его пути. А ещё я точно знаю, что Абло был примером для подражания и движущей силой для многих дизайнеров африканского происхождения и других деятелей индустрии, став олицетворением майндсета «всё возможно». Согласитесь, это уже немало.

Редакция нового медиа об уличной культуре Please

Мистер Абло — абсолютный «self made man», хоть он условно и принадлежал к среднему классу, а не к тем, кто вырос в «плохом районе». Мистер Абло — однозначно тот, кто находился в постоянном поиске решений в самых разных сферах и преуспевал в них. Мистер Абло — человек, достигший модного олимпа вопреки презрительному фырканью многих редакторов и блогеров (и очень сдержанной оценке Рафа Симонса, которого он боготворил).

Pyrex Vision, созданный на «спине» Ральфа Лорена, стал трамплином к «большой» моде. Продав бренд и позже назвав его первой коллекцией Off-White, Вирджил выступал фронтменом процесса слияния prêt-à-porter со streetwear. Вирджил достиг в индустрии больше остальных из компании Абло — Уэст — Престон — Уильямс. Своим положением дал толчок такому таланту, как Сэмюэл Росс из A-Cold-Wall*, который у него стажировался.

Бесспорно одно: абстрагироваться от деятельности основателя Off-White после 2015 года было просто невозможно и мы следили за каждым его шагом. Описывали его коллаборации и меняли отношение — открывали его для себя и разочаровывались. По-тихому радовались за назначение в Louis Vuitton, хотя и признавали, что худи с работами итальянских художников сложно назвать венцом нашей индустрии. Недоумевали, увидев сумку-самолёт, и раздражались, когда читали новость об очередной вышедшей расцветке совместных с Nike кроссовок. Умилялись, когда погружались в переписку с комментаторами под постом с его последним прижизненным релизом и снимали о нём видеоролик. Мы жили и какое-то время ещё будем жить в его эпоху, и для нас он навсегда останется тем, с кем мы проходили и наш путь в этой индустрии.

ФОТОГРАФИИ: Wikipedia / Myles Kalus Anak Jihem / CC BY-SA 4.0, lvmh

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.