Views Comments Previous Next Search

СтильРучная работа
и винтажные ткани:
7 выдающихся российских дизайнеров

Odor, Omut, Ego Must Die и другие

Ручная работа
и винтажные ткани:
7 выдающихся российских дизайнеров — Стиль на Wonderzine

Текст: Светлана Падерина,
автор телеграм-канала wannabeprada

Автор марки Jahnkoy Маша Казакова привлекла внимание мирового фэшн-сообщества не только одеждой, но и своей принципиальной позицией: она берёт за основу уличную одежду, которую преображает с помощью традиционных техник. Казакову можно назвать одной из ярких представительниц глобальной тенденции: сегодня молодые дизайнеры не ставят перед собой цели «стать новой Zara» и вместо того, чтобы наращивать тиражи однообразных вещей, уходят с головой в исследование традиций прошлого, в работу с винтажными материалами, в создание сложносочинённых силуэтов и трудозатратных вышивок. Рассказываем о молодых российских дизайнерах, придерживающихся подобных принципов. 

Odor

 

Автор марки — молодой дизайнер Никита Калмыков, выпускник РГУ им. А. Н. Косыгина с дипломом дизайнера аксессуаров. «Я начал придумывать эстетику Odor уже на последних курсах университета, — рассказывает он. — Тогда я понял, что нет ничего более вдохновляющего, чем человек, и придумал название, которое практически на всех языках мира означает „запах“. Запах связывается с образом человека и навсегда откладывается в памяти».

Винтажные ткани и фурнитуру Никита начал использовать, работая над коллекцией Israelism, вдохновлённой жизнью и свободой современного Израиля: она отсылала к семейным реликвиям, пронесённым сквозь годы войн и скитаний. Параллельно дизайнер трудился в частном ателье в Берлине и разбирался с принципами этичного потребления, эстетикой секондов и барахолок: «Я понял, что микс современных материалов с винтажными — это не только красивый, но и разумный ход». Мужскую коллекцию, сделанную из вышитого прабабушкой текстиля, Никита решил показать в Тбилиси — и не прогадал: здесь на него обратили внимание прогрессивные байеры и издания. Сейчас Калмыков мечтает о показе в Париже и планирует работу над линейкой мужского белья.

 

Рома Уваров

 

Краснодарцу Роме Уварову всего двадцать один, и к дизайну он подходит бескомпромиссно. Профильного образования у него нет, зато есть диплом специалиста по связям с общественностью: «Не могу сказать, что университетские знания помогли мне в продвижении марки, но мама была рада красному диплому». Уваров любит создавать что-то новое из бытовых вещей, например, в его первой коллекции были сумки-грелки и джемперы из ковров. «Для меня многие предметы обихода красивы, я просто придаю им новые смыслы. Часто работаю с нестандартными материалами — так получаются свитеры из фольги, аксессуары из рентгеновских снимков и прочее». Дизайнер рассказывает, что его с детства привлекала эстетика мистицизма — отсюда мотив «третьего глаза», который помогает увидеть прекрасное в привычном.

Уваров — противник масс-маркета не только как художник, но и как потребитель. «Я сам покупаю одежду молодых дизайнеров и ношу с удовольствием, не считая их конкурентами, — говорит он, — мы все разные и все талантливые. У людей часто возникают вопросы при виде моих вещей: кто это купит? Как это вообще можно носить? Но могу сказать, что самые нестандартные, неносибельные, по мнению большинства, предметы разбирают в первую очередь. Думаю, это связано с усталостью от одинаковой безликой одежды».

 

Ольга Кремлякова

 

Вещи Ольги Кремляковой отвечают тенденции на «новую романтику»: девушка не гонится за практичностью в одежде и увлечённо работает с каскадами мягкой сетки, кружевным декором и деликатной вышивкой. В профессиональном багаже Кремляковой — художественная школа, учёба во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса по специальности «художник-стилист» и масса международных фэшн-конкурсов в Китае, Японии и Италии.

«Я родилась на Дальнем Востоке, поэтому на моей эстетике сказалась близость Японии и Китая. Мне импонирует их взгляд на искусство, я люблю тонкий и изящный мир такой закрытой страны, как Япония, — даже размышляла о том, чтобы туда переехать», — рассказывает дизайнер. Сейчас Ольга развивает собственную марку в Москве и шьёт многослойные, но почти невесомые платья из яркого тюля, а ещё шёлковые рубашки с ажурными вставками ручной работы, напоминающие винтажные.

 

Omut

 

Настя Климова много экспериментировала с разными материалами и формами — например, она одной из первых сделала совместную коллекцию с вышивальщицей Лизой Смирновой. «В 2011-м я увлеклась БДСМ-эстетикой: вырезала кожаные корсеты, маски, ремни — всё это очень хорошо продавалось. Потом я узнала о таких марках, как Fleet Ilya и Zana Bayne, и поняла, что лучшее в этом сегменте уже придумано, поэтому решила сделать такой продукт, который будут покупать и носить». Так появились аксессуары Omut из металлических цепей, часто «вырастающие» до размера полноценного платья.

Главная сложность в их производстве — специфическая технология. Модели собирают вручную, при этом мастер тратит от восьми часов на топы и украшения-трансформеры, до ста и более — на платья. Трудно ли поставить такой продукт на коммерческие рельсы? «В России — непросто, — признаётся Настя. — Здесь закупщики с большей настороженностью относятся к новым дизайнам. В Париже было гораздо легче выстраивать коммуникацию. К примеру, во время Недели моды мы зашли в магазин, который близок нам по эстетике и формату, познакомились с хозяйкой, оставили несколько семплов, и сейчас она уже сделала закупку. В России такой сценарий представить трудно».

 

Аня Комягина

 

Дизайнер Аня Комягина балансирует между дизайном и «чистым искусством». Она никогда не училась в художественной школе, а высшее образование получила в университете имени Косыгина на факультете прикладного искусства. «В первую очередь дизайнеру нужна богатая фантазия, — считает она. — Моя стилистика формировалась из буйства моего внутреннего мира. И я всегда хотела найти ту слабо ощутимую грань между артом и дизайном предметов, чтобы вещи и аксессуары были функциональными, но в то же время имели отношение к искусству».

Аня не создаёт полноценные коллекции, по крайней мере пока, и работает над единичными дизайн-объектами. Каждый из них уникален, собран и расшит художницей вручную. Комягина не осторожничает и не преуменьшает: её броши, серьги и ожерелья гигантские, причудливых форм, сделаны из огромного количества разных по форме и фактуре элементов«Если создатель не останавливается и горит своим творчеством, то у него есть все шансы на всё. Моя нестандартность может быть коммерческой», — уверена она. 

 

Екатерина Ткаченко

 

Катя Ткаченко училась во флорентийской школе Polimoda, а после проходила стажировку в амстердамском ателье Ирис Ван Херпен, где мастерила платья для Бьорк. Под собственной маркой Ткаченко делает габаритные коллекции, преимущественно мужские, с авторскими принтами и большим количеством натурального и искусственного меха. Линейка вышитых футболок возникла из необходимости монетизировать свою яркую, но сложную эстетику — а ещё из личной драмы.

«После болезненного расставания я стала изливать свои эмоции на бумаге. Мой бывший визави был увлечён планированием совместного будущего, но эти проекты так и остались на уровне „бла-бла“, поэтому слоган „Ta Gueule!“ (грубое „Заткнись!“ по-французски) возник сам собой. Ещё нарисовался кролик в маске — опасное и агрессивное создание, которое только кажется милым. Дальше появились вышивки бисером и другие сюжеты на тему невинности и агрессии».

Искренний посыл быстро нашёл отклик — футболки стали хорошо продаваться. Большинство из них Катя вышивает вручную сама, так что несмотря на повторяющиеся сюжеты принтов каждая вещь уникальна. «Вообще, к провокационным слоганам в моде я отношусь двояко, — признаётся дизайнер. — С одной стороны, провокация это всегда интересно, с другой — есть опасность перейти черту и скатиться в вульгарность».

 

Ego Must Die

Публикация от @egomustdie

Публикация от @egomustdie

 

Автор марки Наталина Бонапарт несколько лет занимается продажей винтажной одежды. В какой-то момент ей захотелось копнуть глубже и поискать вдохновение в историческом костюме. Так родилась марка, точнее, сначала одна-единственная модель — шлем с жемчужинами, который прошлой зимой стал абсолютным хитом продаж. За ним уже последовали воротники-фрезы, сюрреалистичные перчатки и прочее.

«Материалы я ищу повсюду: на складах текстиля, в строительных магазинах, в магазинах для производства игрушек и даже в отделах зоотоваров, — рассказывает дизайнер. — Я знаю, что сейчас актуальны натуральные материалы и все стараются выбирать удобную одежду. У нас же иная философия, о чём и говорит название марки. Мы скорее за то, чтобы удивлять, а не угождать».

По этой же причине Наталина отказывается от привычных способов продвижения и недолюбливает агрессивную рекламу: «У нас нет амбассадоров и рекламных акций. Я с самого начала хотела, чтобы Ego Must Die был выбором. Лично я не думаю, что у эпатажности нет коммерческого потенциала. Пока существуют такие модные дома, как Gucci, пропагандирующие удивительную эстетику, переживать ни нам, ни любым другим незаурядным проектам не стоит».

 

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.