Views Comments Previous Next Search

Личный опыт«Мне тоже палец в рот
не клади»: Стилисты
о работе со звёздами

Как устроена работа на съёмках и концертах

«Мне тоже палец в рот
не клади»: Стилисты
о работе со звёздами — Личный опыт на Wonderzine

О непростой жизни стилистов известно давно, но до сих пор вместо чемоданов и огромных пакетов с вещами, картами скидок во всех химчистках родного города и вороха «гарантиек», в которых на тебя записаны вещи на сотни тысяч рублей, многим видится только бесконечная вечеринка. 

Кто-то из стилистов снимает для модных журналов, кто-то консультирует частных клиентов и ходит с ними по магазинам, а кто-то работает со знаменитостями и помогает им подбирать одежду для съёмок видео и инстаграма, концертов и самых разных мероприятий. Одно не исключает другого, но именно работа селебрити-стилистом обросла наибольшим количеством мифов и стереотипов. Разбираемся, как прийти в профессию и в чём её сложность, с помощью лучших специалистов российской индустрии.

ТЕКСТ: Антон Данилов,
автор телеграм-канала «Профеминизм»

Александр Зубрилин

  В сентябре 2008-го я впервые увидел перезапущенный Фабьеном Бароном журнал Interview с Кейт Мосс на обложке, влюбился в него по уши и всерьёз начал мечтать о глянце. Окончив бакалавриат и поступив в магистратуру, я рассылал резюме во все глянцевые издания, контакты которых мог раздобыть в интернете. Писал главредам, директорам моды, редакторам. Мне ответила только Аня Рыкова, занимавшая пост директора моды в журнале Cosmopolitan. Она предложила стажировку, которая довольно быстро привела к работе стилистом в Cosmopolitan. Примерно год я ассистировал старшим коллегам на крупных съёмках и стилизовал небольшие собственные, а под конец чётко осознал, что это совершенно не моё издание, и ушёл менеджером в шоу-рум H&M.

Осенью 2011 года случилось чудо. Благодаря друзьям я узнал о запуске российской версии журнала Interview под руководством Алёны Долецкой. После тестовой съёмки получил там место младшего редактора отдела моды — так начался самый продолжительный и счастливый «штатный» период моей профессиональной жизни.

Во время работы мне приходилось встречать сопротивление артистов. Часто они боятся разрушить свой образ, который собирают годами и к которому в конечном счёте попадают в заложники. Однажды мы снимали обложку журнала с одним очень известным актёром, он сильно опоздал на съёмку и вошёл со словами: «Сейчас мы за час всё сделаем». Я рассказываю ему задуманную историю про кровожадного маньяка, показываю вещи и вижу, как он начинает нервничать. Там были какие-то кожаные брюки, тренчи, фуражка, но ему показалось, что эти вещи слишком «гейские», и он стал переживать за свой мужественный образ. В таком напряжённом эмоциональном состоянии и прошла вся съёмка, но его образу это только добавило глубины и в итоге сыграло нам на пользу.

В Interview мы особенно любили «качать» образ героя в неожиданную сторону. Часто это было необходимо, чтобы «встроить» его в визуальный ряд издания. Так было, например, в случае с Верой Брежневой — это была одна из самых кардинальных перемен. Идея заключалась в том, чтобы выключить подчёркнутую сексуальность певицы: мы снимали её в коротко стриженном парике и мужских костюмах, чтобы феминность и чувственность просвечивали более тонко. Вера здорово перевоплотилась и исполняла свою роль очень драматично: бегала, плакала и красиво затягивалась сигаретой, хотя в жизни даже не курит. Не буду скрывать, я предвзято относился к ней до знакомства, но сейчас вспоминаю эту съёмку как одну из самых успешных, отдавая дань профессионализму героини, её уважению к работе команды и высокой степени доверия. Другой пример экстремального перевоплощения — съёмка Андрея Бартенева, когда он примерил сразу два женских образа. Алёна тогда поставила мне задачу, над которой пришлось поломать голову: Бартенев не должен был получиться похожим на дрэг-квин. В кадре он должен был перевоплотиться в модную женщину. Всё получилось, и было крайне забавно, что в итоге некоторые приняли за блондинку саму Алёну.

В конце 2016-го журнал закрылся, а я на полтора года переехал в Лос-Анджелес. Парню из Сибири страшно хотелось узнать, что такое «жизнь на западном побережье» — никакого другого объяснения, почему я оказался именно там, у меня в общем-то нет. Постепенно адаптировавшись и отладив быт на новом месте, я устроился в огромный винтажный магазин в Голливуде и стилизовал несколько лукбуков и эдиториалов для независимых изданий.

Там мне посчастливилось поработать с Ваней Дорном над его клипами «Collaba» и «OTD». «Коллаба» была съёмкой из разряда совершенно нереалистичных, но от одной идеи которых так «штырит», что отказаться просто невозможно. Дело было так: в понедельник в восемь вечера мне звонит продюсер и описывает масштаб трагедии — нужно приготовить три образа самого Вани и девушек в эпизодах. Съёмка в четверг. Мой гонорар — 300 долларов и ещё 600 на закупку вещей. Их я собирал по винтажным лавкам, магазинам вроде Forever21 и на рынке Santee Alley в Даунтауне, где в режиме «три вещи за десять баксов» сметал мини-юбки и топики в сетку. Было ясно, что этим всё равно не обойтись. Поэтому в огромном брифе я подробно расписал девушкам, что нужно привезти на съёмку. И они справились! Пара девушек даже настолько хорошо, что я отправил их в кадр, не переодевая вовсе. Вообще, сотрудничать с Ваней было здорово — он в самом лучшем смысле «отъехавший» персонаж, открытый к экспериментам. 

Ира Дубина

  Сразу поясню: я не позиционирую себя как селебрити-стилист, у меня нет постоянных звёздных клиентов, но периодически я работаю со звёздами на съёмках для журналов, спецпроектов. Как можно догадаться, это гораздо сложнее съёмок с обычными моделями, потому что все стандартные задачи (придумать идею, собрать мудборд и вещи, угодить клиенту или заказчику, красиво снять) усугубляются важной деталью: вам приходится работать с человеком, у которого имеется собственное мнение на всё. Если говорить о стайлинге, существует две основные категории селебрити: те, кто полностью доверяет твоему вкусу и выбору, и те, кто считает, что разбирается в этом лучше тебя и сам знает, как хочет выглядеть. Конечно, первый вариант для стилиста гораздо благоприятнее: ты чувствуешь себя не курьером, который просто привёз вещи на съёмку, а, извините, творцом.

У меня бывали разные случаи. Некоторые герои просто говорили: «Делай что хочешь, я тебе полностью доверяю». Другие требовали предварительно прислать луки, которые будут на съёмке. Третьи просто сами собирали из имеющихся вещей образы на свой вкус. В последнем случае порой бывает сложно переубедить звезду, предложить какой-то другой вариант. Иногда приходится соглашаться с их выбором ради комфортной работы всей команды. Часто можно услышать, что хороший стилист должен быть отчасти психологом. Так вот, селебрити-стилист — это психолог уровня «Бог».

Важно быть уверенным в себе и готовым отстаивать свою позицию, но при этом сделать так, чтобы герой съёмки чувствовал себя комфортно в том или ином луке. Когда слышишь фразы вроде «Это ужасно, я такое не надену» или «Мда, поразительно уродливые вещи вы принесли, конечно», бывает трудно не принимать это на свой счёт. Но доходило и до смешного. Однажды я стилизовала для журнала известную телеведущую с, мягко говоря, непростым характером. Приехав на съёмку и увидев вещи, она начала возмущаться, как всё плохо со стайлингом, и даже грозилась уехать. Кое-как мы убедили её примерить луки, и уже в конце съёмки она восхищалась, что я «смогла передать через одежду её сущность», а потом просила букировать меня в качестве стилиста на другие проекты с её участием.

Особенно круто работать с теми, кто готов на эксперименты: мне кажется, это показатель внутренней свободы артиста. Отличный пример — Ваня Дорн, который полностью доверяет своему стилисту (передаю привет Лере Агузаровой) и, как итог, выглядит чуть ли не лучше всех на отечественной сцене. Ещё мне нравится стайлинг большинства клипов Little Big. Их «Faradenza» — просто топ-уровень (мой личный поклон Вадиму Ксенодохову, который отвечал за костюмы). В такие моменты я по-хорошему завидую своим коллегам — так и должна строиться коммуникация между артистом и стилистом. Как-то мне нужно было стилизовать одного рэпера для его большого концерта, и я очень хотела одеть его в моднейший костюм Craig Green. Увы, клиент выбрал более понятный для него спортивный лук — видимо, не захотел выходить из зоны комфорта. Думаю, это главная причина, по которой большинство наших селебрити выглядят не очень модно. Ну а ещё, наверное, потому что по-настоящему классных стилистов у нас не так много.

Ксюша Смо

  Я переехала в Москву из Краснодара, когда поступила в МГИМО. На третьем курсе у меня начались проблемы с отдельными преподавателями. Бросать учёбу я не хотела, поэтому взяла академический отпуск на год. Моих сбережений хватило бы на два месяца, так что я сразу начала активно искать работу. В инстаграме случайно нашла объявление об ассистентской вакансии. Это случилось благодаря лайку моего бывшего: я внимательно следила за его страницей. Так я стала сначала ассистентом стилиста, а затем уже стилистом.

Сейчас я закончила работать над одним шоу на ТНТ. Пул длился четыре дня, каждый день по три передачи. И шесть ведущих в кадре, то есть 18 луков в день. Мне сразу показалось, что это довольно жёстко, но у меня и раньше были сверхзадачи. Я подумала: а почему бы и нет? Интересный опыт. Теперь я понимаю: для того чтобы звезда хорошо выглядела на экране, её стилисту нужно приложить огромные усилия. К тому же у телевизора есть масса ограничений. Например, нельзя, чтобы вещь была разукрашена, в мелкую полоску или клетку: она будет рябить. Даже мелкий рубчик нельзя. Отчасти из-за этого найти хорошие вещи не из масс-маркета тоже было сложно.

В разное время я работала с L’One, Dead Dynasty, Вандер Филом, Федуком, Машей Иваковой, T-Fest, Кристиной Cи (Кристиной Саркисян) и другими музыкантами. С Глебом (Голубиным, настоящее имя рэпера Pharaoh. — Прим. ред.) и его менеджером я общалась очень давно. Один из его первых клипов они даже частично снимали в моей квартире. Видео на песню «Дико, например» стало нашим первым полноценным рабочим контрактом. Когда я добывала вещи, я писала в шоу-румы крупных брендов. Нам по задумке очень подходили коллекции Gucci и Louis Vuitton, но без повторного напоминания пиарщикам этих брендов мне не ответил никто. Gucci написали, что не одевают селебрити — но я понимала, что это бред (потом, под конец года, они прислали ему подарок, намекая на продолжение сотрудничества). В Louis Vuitton при личной встрече мне холодно ответили, что Глеб — не их герой: «Мы работаем с Мотом». 

Я однажды стилизовала для певицы Ханны её клип «Без тебя я не могу». Вещи собирала в Москве, но видео они снимали в Штатах. Я не полетела, мне не дали визу. По тому, как одежда вписана в сценарий, по тому, какие задачи я поставила и выполнила, этот клип мне нравится больше, чем клип Глеба. Моей задачей было органично вписать «обычный» повседневный гардероб, но так, чтобы он обладал клиповой яркостью.

Если говорить про российских звёзд, то мне нравится, как одевается Иван Дорн и как с ним работает Лера Агузарова. Мне нравится, как начинающая стилистка София Бурнашёва одевает Boulevard Depo. И хочу отметить Лену Темникову, она нашла себя, нашла свой стиль. Одно время, когда она только ушла из «Серебра», мы сотрудничали, я стилизовала её клипы и съёмки. Её внутреннее и внешнее находятся в гармонии.

Каких-то особенных трудностей в работе со звёздами у меня не было. Когда мы не сходились в вопросах стиля, я спокойно объясняла, в чём проблема. Бывало, что те, о ком мои знакомые отзывались плохо, в работе оказывались милыми и добрыми. Не знаю, с чем это связано — может быть, с моим характером? Мне тоже палец в рот не клади. Но любой российской «суперстар» я бы предпочла молодого артиста: люблю, когда они ещё «не испорчены» и можно писать с чистого листа.

Некоторые звёзды обращаются к стилистам, чтобы те просто подправили общий вектор, кардинально ничего не меняя. Кто-то думает: «Зачем мне в клип покупать вещи? Пусть лучше стилист раздобудет по своим каналам, а я просто заплачу ей или ему гонорар».

Но российский рынок модной одежды очень ограничен, к нам часто не привозят действительно классные вещи из коллекций. У меня есть несколько частных клиентов, в работе с которыми не бывает финансовых ограничений. Когда этих рамок нет и ты можешь выбрать всё, что захочешь, понимаешь, насколько скромный у нас выбор. Я очень дружна с SVMoscow и через них могу заказать что-то с показов — это супер. Но когда я собираю клиенту гардероб и он хочет много образов, в какой-то момент понимаю, что могу найти ограниченное количество вещей — ни влево, ни вправо уже не ступить. И что делать?

Люди могут смотреть свысока на других, даже не будучи знакомыми. Раньше и у меня ко многим звёздам было предвзятое отношение. Я смотрела на какого-нибудь артиста и думала: что за ерунду он делает? Но я отучила себя от этого.  

Света Михайлюк

У меня не было чёткого желания стать стилистом: раньше я плохо представляла себе, что это за работа. Но четыре года назад решила, что больше не могу работать в офисе, нужно что-то менять. Мне всегда нравилось ходить по магазинам не за покупками, а просто так. Сначала я действительно устроилась продавцом в магазин одежды, но быстро поняла, что это совсем не моё. Затем я увидела рекламу курсов стилистов Self Made Studio и решила пойти поучиться. Я быстро начала ассистировать более опытным коллегам, а первая фэшн-съёмка была для Wonderzine. Редактором моды тогда была Олеся Ива, и я помогала ей. Помню, очень боялась сделать что-нибудь не так: когда Олеся поручила мне купить базовые белые носки, я выбирала их как в последний раз. Сейчас, когда у меня есть свои ассистенты, я надеюсь, что они не волнуются так же сильно, как я тогда. Самой запоминающейся работой стал выездная съёмка для Buro 24/7 в Португалии. Мы снимали тогда на море. Это был один из тех моментов, когда я поняла, как всё-таки люблю свою работу.

Мой основной профиль — это фотосъёмки, со звёздами я работаю не так часто. Исключение — это певица Луна, с ней я сотрудничаю на постоянной основе. С Кристиной меня познакомила моя подруга Катя, визажист, которая часто красит Крис на концерты и съёмки в Москве. Мы сделали совместную съёмку, и потом, где-то через год, Кристина предложила одеть её на концерт в «Крокусе». Так мы и начали работать в Москве.

Я совру, если скажу, что одеваю Кристину, потому что у неё классный вкус; мы всегда работаем вместе. Вообще, я считаю, что нужно любить артиста, с которым работаешь, понимать его или её музыку. К сожалению, многие российские знаменитости выглядят не модно, потому что боятся экспериментировать. Они считают, что лучше знают, что им идёт и, самое главное, «что нужно их аудитории», а стилисту просто не дают работать, воспринимая его или её в качестве курьера по доставке вещей.

Я не очень слежу за селебрити-стайлингом, мне это направление не очень интересно. Конечно, я знаю кто такой Мел Оттенберг (стилист Рианны) или Марни Сенофонте (стилистка Бейонсе), но глубоко в эту тему я не погружалась. Среди зарубежных звёзд мне нравится стиль Дуа Липы, её одевает Лоренцо Посокко, он классный. Из российских звёзд мне нравится, как выглядит Лена Темникова, её образ очень подходит её творчеству. Знаю, что с Леной работает Настя Клычкова. Очень круто Ивана Дорна одевает Лера Агузарова. А ещё мне нравится, что делает Ксюша Смо, она вообще заметно оживила российский шоу-бизнес.

Лера Агузарова

  Чем-то вроде стайлинга я занималась задолго до того, как поняла, что вообще существует такая профессия. В школе я дружила с музыкантами. Я была поклонницей рок-музыки, покупала кучу музыкальных журналов; меня вдохновляло то, как круто выглядят зарубежные звёзды. В моём родном городе было много рок-групп, а я помогала им подготовиться к концертам. Со стилем у них было не очень, а мне хотелось помочь. У меня была чёткая уверенность, что на сцене музыкант обязан выглядеть круто, но средств на это не было совсем, и мы что-то придумывали, покупали одежду в секонд-хендах, перешивали. Тогда я и подумать не могла, что такая работа может стать делом жизни, это казалось чем-то несерьёзным. Сейчас я думаю, что дело показалось несерьёзным, потому что всё легко получалось и нравилось.

Переехав в Москву, я увидела вакансию в магазине винтажной одежды и решила попробовать туда устроиться. Меня взяли на работу. Думаю, что внешний вид сыграл не последнюю роль, выглядела я тогда довольно эксцентрично. В магазин часто приходили стилисты, режиссёры, актёры, и я наблюдала за тем, как они выбирают одежду, помогала им. Людям нравилось, что я советую, и это вдохновило меня попробовать самой. Я уже немного стилизовала для каталожных съёмок магазина, и мне писали начинающие фотографы. Многие из них сейчас успешны, вы можете видеть их работы в журналах. Единственное, о чём я жалею, оглядываясь на тот период, — что не додумалась пойти кому-нибудь ассистировать. Я просто не знала, что так можно было.

Однажды меня позвали снять в журнал одного начинающего артиста, это был Иван Дорн. С тех пор прошло почти семь лет, но мы сотрудничаем до сих пор. Я всегда вижу, какая вещь именно «его», я заранее знаю, как он будет в ней выглядеть и где я её куплю, будет ли она для выступления на ТВ или сольного концерта. Конечно, огромную роль в этом всём играет его харизма. С Иваном мне очень повезло, он готов на любые эксперименты с внешним видом, но я всегда заранее в курсе того, на какое мероприятие идёт артист, и действую по обстоятельствам.

Самое непростое в моей работе — это переговоры с менеджерами шоу-румов и пиар-отделами брендов. С ними всегда какие-то сложности. Бренды предпочитают давать вещь для съёмки в журналы, ведь редакторы напечатают кредиты и все будут довольны. Но если ты приходишь в шоу-рум с предложением одеть артиста — например, для афиш предстоящих туров и концертов, — то пиар бренда не видит в этом выгоды. Использовать этот контент они никак не хотят, а что делать стилисту? Спросите любого из них, и у каждого будет какой-то лайфхак на этот случай: друзья-дизайнеры, друзья в шоу-руме или в магазине. Это сильно ограничивает ресурсы. На российской сцене не будет условного A$AP Rocky или условной Рианны, пока в это дело не включатся бренды и их представители. Поэтому сейчас самый простой вариант — это покупать одежду.

Я не очень внимательно слежу за российскими звёздами, но замечаю в последнее время, что они стали больше уделять внимание своему внешнему виду. Молодые исполнители радуют. Мне, например, нравится Eighteen. Я знаю его стилиста, он молодец. Другим нашим звёздам не хватает хороших стилистов и, наверное, понимания, насколько важен внешний вид в их работе. Многие не готовы к новому и не хотят меняться, а ведь внешний вид — это половина успеха.

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.