Views Comments Previous Next Search

Личный опытOMUT: Как создать необычную марку украшений в России

Экстравагантные маски и шлемы, платья из цепочек и ожерелья-топы

OMUT: Как создать необычную марку украшений в России — Личный опыт на Wonderzine

Дизайнер Настя Климова работает на стыке традиционного ремесла и современного искусства, создавая украшения и аксессуары из металлических цепей, иногда невесомые, иногда — почти монументальные. За последние несколько сезонов её марка OMUT серьёзно продвинулась: из маленькой столичной мастерской работы Климовой попали в парижские шоу-румы и на полки магазина Opening Ceremony. Мы встретились с Настей, чтобы поговорить о том, как это произошло.

Текст: Cветлана Падерина

Детство

Я училась в Ярославском художественном училище на факультете живописи, но не окончила его — поняла, что к изобразительному искусству душа не лежит. Тем не менее творчество было в моей жизни всегда. Я родилась в деревне Нифантово Вологодской области, крошечном поселении на одиннадцать семей, где моим первым сильным впечатлением стал дом, построенный папой — берёзовый сруб с винтовой лестницей. Ещё папа всё время покупал альбомы по искусству: собрания репродукций Русского музея, Эрмитажа, Прадо, — а я их рассматривала. Мама же украшала дом изнутри, в нашей семье было принято заниматься рукоделием, например прапрабабушка ещё до революции обшивала всю деревню. Я думаю, что рукоделие было способом и справиться с нуждой, и провести время, своего рода развлечение или медитация. Вот и я тоже шила. Сначала для кукол: недавно нашла детские альбомы, среди которых был настоящий журнал мод, который я «выпускала» лет в шесть.

Поначалу я планировала заниматься одеждой. Уже после, проанализировав скетчи, вырезки и закладки в журналах — интернета и смартфонов тогда не было, — осознала, что меня всегда больше интересовали не силуэты, а декоративные решения, дополнения, аксессуары. Окончательно разобраться в предпочтениях помог случай: однажды приятельница оставила у меня мешок обрезков кожи, и я попробовала из них что-то сделать. Я сразу почувствовала, что это — моё. Во второй половине нулевых информация стала доступнее, появились соцсети, блоги и сайты вроде Look At Me, где можно было прочитать о дизайнерах со всего мира, и тогда я окончательно поняла, что украшения — это не только «серёжки и браслетик», это может быть вообще всё что угодно.

Первый опыт

Помню, мы с мужем жили в «однушке» на Кантемировской, я недавно родила ребёнка и не понимала, куда двигаться дальше. Плюсом было то, что я не работала и у меня было немного свободного времени. Тогда съёмки моих первых украшений проходили на кухне размером три на три метра, в то время как где-то в ногах ползал маленький сын. Сейчас многие вещи, которые я тогда создавала, кажутся мне наивными и смешными, но часть я люблю до сих пор — например, вторую коллекцию, в которой я рисовала акрилом перья и попробовала работать с кожей как с бумагой. Меня интересовала естественная текстура кожи, неровности и всё, что в кожевенном производстве идентифицируется как брак. Мечтаю вернуться к работе с этим материалом и даже недавно брала уроки в мастерской, чтобы расширить навыки.

В 2010-м я начала делать первые украшения под маркой OMUT. Название пришло сразу — оно в честь музыкального альбома, записанного электронщиком по имени MOX. Его мрачный и пугающий электрофолк сильно меня впечатлил, а само слово — короткое, ёмкое, графически красивое — точно передавало то, что я создаю: вещи-впечатления. Мечтаю лично познакомиться с музыкантом, но, к сожалению, не могу отыскать его в соцсетях, поэтому если кто знает парня, передайте — я готова с ним сотрудничать.

Сотрудничество

Во многом мне помогли понять себя коллаборации. В 2012 году я сделала четыре коллекции совместно с разными мастерами: ювелиром, вязальщицей, художницей и вышивальщицей. Лизу Смирнову, тогда ещё начинающую художницу, я нашла на сайте Look At Me в потоке «Я сам», где люди выкладывали свои работы. Я влюбилась в её свободный, непосредственный и наивный стиль — а через неделю она уже жила у меня в мастерской и мы трудились над общей коллекцией OMUT NAIVE. Это был набор предметов одежды из хлопка: косынка, манишка, топ, фартук и прочее — всё с провокационной вышивкой. Мы хотели переосмыслить формат вышитой деревенской одежды и наполнить её личными переживаниями (подробнее об источниках вдохновения можно почитать здесь. — Прим. ред.).

Через такого рода сотрудничество я пыталась нащупать грань между одеждой и искусством. Например, вместе с художницей Анной Даниловой мы делали украшения в виде насекомых, нарисованных в стиле бело-голубой керамики. В референсах объединялись и гжель, и эстетика татуировки, и культура сибари. С вязальщицей Настей Цибизовой мы создали аксессуары в духе Rodarte из неровно связанных нитей. А с ювелиром Сашей Булановым экспериментировали с доспехами. Так я пришла к тому, чем занимаюсь сейчас: объекты из металлических цепей, от сравнительно небольших украшений до изделий, которые можно назвать полноценными топами и платьями. Начинала с простых бодичейнов, которыми тогда пестрили блоги — это было несложно и востребовано, поэтому я долго не относилась к металлу всерьёз. Однажды я попробовала набрать объём из цепочек и получила что-то вроде алюминиевого трикотажа. Именно в объёме этот материал и раскрылся для меня: и с точки зрения пластических возможностей, и с точки зрения смыслов.

Ярлыки

Металлические нити, как штрихи на фигуре, подчёркивают границы тела, завершают и удерживают силуэт — мне же остаётся быть чуткой к пропорциям. Мои вещи часто называют кольчугами, но это некорректно: они выполнены в принципиально другой технике, которую я разработала сама. На создание одного предмета уходит в среднем от десяти до пятидесяти часов кропотливой ручной работы, во время которой я должна быть максимально сосредоточена — ошибки в расчётах недопустимы. Люди часто пытаются поместить OMUT в один из двух лагерей: либо «гламур» и нарочитая сексуальность, либо дарк-фэшн. Несмотря на то что моя марка сотрудничает с некоторыми магазинами, работающими в эстетике дарк-фэшн, для меня это стиль, застывший во времени — тяжёлый и театральный, — в то время как OMUT крепко держится за настоящее.

Меня всегда вдохновляли ремёсла, ручной труд и народный костюм, а ещё минимализм в его глубоком понимании — как аскетизм, отказ от лишнего. Разумеется, мне важны архитектура и конструкция, важна сексуальность как взаимодействие тела и культуры. Мои музы — Пи Джей Харви и Шарлотта Генсбур, мне близки богемные образы и мода 70-х, когда крой и силуэт были очень свободными, но очень сексуальными. Мои вещи тоже свободные и пластичные, в них можно двигаться и вообще делать всё, что угодно. Иногда их сравнивают с работами Пако Рабана, но в чистый футуризм я уходить не хочу — мне нравится, что эти предметы можно комбинировать. Правда, с интеграцией объектов OMUT в привычный гардероб всё не так просто: к сожалению, далеко не все потенциальные покупатели готовы решать такую творческую задачу. Это парадоксально: я создаю вещи, которые должны побуждать к творчеству, но чтобы продавать, я должна предлагать готовые и желательно простые стилистические решения! Идеальная героиня марки, конечно, принимает вызов — ей интереснее самой размышлять и фантазировать.

Искусство для жизни

Когда мы поехали в Париж на Неделю моды с директором марки Алёной Коваль, то увидели, как наши вещи «работают» в идеальной среде. Я ходила в маске, и это был потрясающий опыт, очень позитивный: люди подходили и спрашивали, где такое купить. Алёна же носила топ из цепочек, и это было тоже показательно — никто особенно не обращал внимания, как если бы это была повседневная вещь, хотя в России она многим кажется экстравагантной. Путь от мастерской до магазина невероятно сложен: многие люди видят себя нашими покупателями, но считают, что не смогут всё это носить. Мне хотелось бы изменить ситуацию с помощью визуального контента, но пока не хватает мощностей, у нас очень маленькая команда. Тем не менее это задача номер один.

На протяжении первых пяти лет экспериментов я делала все вещи в единственном экземпляре и почти не брала заказов. Я не рассматривала OMUT как потенциально успешный коммерческий проект, хотя почти всё продавалось через соцсети практически сразу после публикации. Однажды моя постоянная клиентка предложила помочь с развитием марки, и это стало точкой отсчёта OMUT как бренда, как бизнеса. Мы сделали сайт, наладили маленькое производство и начали работу с магазинами. Ни у кого из нас не было ни образования, ни опыта работы в сфере моды, все шишки мы набивали вместе. Например, все ожидания были завышены: когда мы запустили интернет-магазин, то хотели сразу нанять оператора кол-центра, чтобы принимать заказы, которые должны были посыпаться — в итоге он ещё год нам не понадобился. Мы сделали сайт на трёх языках, включая китайский, но оказалось, что не можем выстроить логистику с Азией. Мы хотели выйти на европейский рынок — но как? Пробовали раскрутку инстаграм-аккаунта, к нам заходили люди, писали «amazing», но никто ничего не покупал.

Марка сегодня

В прошлом году мы начали сотрудничать с шоу-румом Dear Progress, представляющим российские бренды за рубежом. За несколько лет они собрали мощную базу байеров, и работа с ними — это серьёзный лифт для дизайнера, возможность получить профессиональный отклик и понять, насколько твои личные амбиции соответствуют реалиям мирового рынка. После первого шоу-рума мы стали продаваться в Opening Ceremony и нескольких менее известных магазинах в Париже и Токио. Сейчас готовимся ко второму. Благодаря этому сотрудничеству я поняла, почему предыдущие лукбуки OMUT редко не публиковали в прессе и почему они не интересовали байеров. В первый же день встречи с Dear Progress Денис и Саша раскритиковали наши съёмки — за месяц мы всё пересняли, перестилизовали и переделали интернет-магазин. Это очень крутой опыт: критика со стороны нужных людей тебя не травмирует, а помогает двигаться дальше.

В штате OMUT всего три человека. Я занимаюсь дизайном и визуальной составляющей, Алёна — документооборотом, налогами, продажами и другими организационными вопросами. Есть ещё специалист, который координирует производство. При этом люди из профессиональной среды общаются с нами как с большой командой, наверное, потому что мы трудоголики и иной раз работаем за десятерых. Одна из самых поучительных вещей для меня — это осознание того, что твой творческий снобизм бывает неуместен в начале пути. Расскажу историю. Однажды к нам обратилась инстаграм-знаменитость — я была настроена суперскептически, поскольку её образ совершенно не соответствовал духу бренда. Однако сотрудничество с ней оказалось приятным, продуктивным и выгодным, мы получили заказы на платья — а это самая дорогая линия, цены на которую начинаются со ста тысяч рублей, и до этого их просто не покупали.

Сейчас OMUT движется в сторону более внятного высказывания. Я иду навстречу покупателю и работаю с такими конкретными формами, как, например, платье-сорочка или майка, соединяя традиционный силуэт с нашим необычным материалом и эстетикой. Эти вещи будет легко стилизовать. Параллельно нам хотелось бы развивать тему одежды как объекта, который не обязательно носить, который может присутствовать в интерьере, а в будущем, возможно, перетечёт в элемент архитектуры.

Фотографии: OMUT jewelry

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.