Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ВластьЧто известно о процессе над беларуской оппозиционеркой Марией Колесниковой

Что известно о процессе над беларуской оппозиционеркой Марией Колесниковой — Власть на Wonderzine

Её приговорили к 11 годам тюрьмы

Сегодня, 6 сентября, Минский областной суд приговорил Марию Колесникову к 11 годам тюрьмы. Её и адвоката Максима Знака, который получил 10 лет колонии, обвиняли в «заговоре с целью захвата власти неконституционным путём», «призывах к действиям, угрожающим национальной безопасности Беларуси» и в «создании экстремистского формирования и руководстве им». Поводом для преследования стала политическая работа Колесниковой и Знака: первая была участницей президиума Координационного совета беларуской оппозиции, второй — адвокатом и юристом — соратником Колесниковой и бывшего кандидата в президенты Беларуси Виктора Бабарико. К слову, Бабарико сейчас тоже отбывает тюремный срок: 6 июля суд приговорил его к 14 годам лишения свободы. Многие другие политические заключённые ещё ждут суда — среди них, например, сын Виктора Бабарико Эдуард и Сергей Тихановский. Правозащитный центр «Весна» считает таковыми 659 беларусов и беларусок.

Антон Данилов

Имя Марии Колесниковой широкой публике в Беларуси и за её пределами стало известно чуть больше года назад, когда там стартовала предвыборная гонка. Получив музыкальное образование, уроженка Минска долгое время занималась музыкой в Беларуси и за границей. В 2007 году Колесникова переехала в Германию, где в итоге прожила 12 лет, а вернуться на родину её заставил случай. В 2017 году Белгазпромбанк, которым тогда руководил Бабарико, открыл собственный культурный хаб ОК16. Через два года его возглавила Колесникова, ради него и вернувшись на родину.

Старт политической карьеры Колесниковой пришёлся на прошлогодние выборы президента в Беларуси. 12 мая 2020 года о своём желании баллотироваться заявил Виктор Бабарико, и банкира поддержали многие публичные люди в Беларуси — например, писательница и лауреатка Нобелевской премии Светлана Алексиевич. Мария Колесникова стала координатором предвыборного штаба, который показывал невероятные результаты работы — в Минске и других беларуских городах, чтобы поставить подпись за независимого кандидата, люди тогда стояли в длинных очередях.

«Почему я, например, начала поддерживать Виктора Бабарико? <…> У меня была возможность с ним близко познакомиться, я полностью разделяю его ценности — они ровно такие же, как у меня. И когда он объявил, что будет баллотироваться как кандидат на выборах, я моментально поняла, что буду его поддерживать. И ни на секунду об этом не пожалела», — вспоминала Колесникова в прошлогоднем интервью «Медузе» (Минюст считает это издание иноагентом. — Прим. ред.).

В 2017 году Белгазпромбанк, которым тогда руководил Бабарико, открыл собственный культурный хаб ОК16. Через два года его возглавила Колесникова, ради него и вернувшись на родину

Бабарико под предлогом отмывания денег и организации ОПГ арестовали в разгар предвыборной кампании — 18 июня бизнесмена и его сына Эдуарда, который до этого руководил штабом, отправили в СИЗО. Не допустили до выборов и другого перспективного независимого кандидата, бывшего дипломата и создателя Парка высоких технологий Валерия Цепкало. Та же участь постигла и популярного оппозиционного блогера Сергея Тихановского: его также заключили в СИЗО. Зато вместо него ЦИК Беларуси зарегистрировал кандидаткой супругу, учительницу английского языка и домохозяйку Светлану Тихановскую, по сути, сделав её единственным голосом тех, кто выступает против режима Александра Лукашенко.

В июле Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова объявили о консолидации оппозиционных сил вокруг одной кандидатуры. Женское трио было очень популярным, митинги в поддержку Тихановской часто напоминали народные гуляния и концерты. В день выборов, по данным оппозиционных наблюдателей, свой голос за Тихановскую оставили от 70 до 80 процентов всех голосовавших (эта цифра соотносится с данными иностранных экзитполов, внутри страны проводить их без специальной лицензии запрещено). Штаб Тихановской отказался признавать итоги выборов, из-за чего по всей стране — с первыми, даже промежуточными официальными результатами выборов — начались массовые протесты. Сейчас ни ЕС, ни другие страны с развитой экономикой не признают итоги выборов в Беларуси, отмечая массовые фальсификации в пользу Лукашенко.

Власти под давлением вынудили уехать из страны как Светлану Тихановскую, так и Веронику Цепкало (ей повезло: её муж не был под арестом, поэтому Беларусь они покинули всей семьёй). Силовики вынуждали покинуть страну и Колесникову, однажды просто похитив оппозиционерку в центре Минска и отправив её на беларуско-украинскую границу. Колесникова порвала паспорт, выкинула его в окно и вернулась в Беларусь, после чего те же самые неизвестные похитители посадили её в микроавтобус и отвезли в СИЗО почти год назад — 7 сентября 2020 года.

«Марию Колесникову не удалось выдворить из Беларуси, поскольку эта смелая женщина предприняла действия, которые сделали невозможными её перемещение через границу. Она осталась на территории Республики Беларусь. Всю ответственность за её жизнь и здоровье несёт лично Александр Лукашенко», — написал тогда в фейсбуке заместитель министра внутренних дел Украины Антон Геращенко

За две недели до этого Колесникова общалась с журналистом «Новой газеты» Ильёй Азаром. Оппозиционерка сказала, что совсем не хочет отправиться в тюрьму или СИЗО, где уже тогда сидели многие её знакомые, друзья и коллеги. «Нет, я не готова и не хочу находиться в тюрьме и, естественно, не буду рада, если это случится, но я считаю, что если хотя бы 1 % того, что я делаю, может помочь, то я буду это делать», — говорила она.

16 сентября Колесниковой предъявили первые обвинения: оппозиционерка и флейтистка, по мнению местных правоохранителей, призывала к «действиям, угрожающим безопасности Беларуси» — по этой статье максимальное наказание достигает пяти лет лишения свободы. Позже обвинение расширили и другими статьями Уголовного кодекса, но других подробностей процесса почти не известно: следствие было засекречено, адвокаты Колесниковой и Знака подписывали бумагу о неразглашении (в противном случае была опасность потерять лицензию — что, собственно, и произошло сначала с адвокатом Александром Пыльченко, а потом с защитницей Людмилой Казак и тремя другими адвокатами). О процессе молчали и государственные службы.

В октябре Мария Колесникова опубликовала письмо из СИЗО, в котором рассказывала, что во время похищения ей угрожал лично замминистра МВД Геннадий Казакевич. Позже, уже в интервью журналистке телеканала «Дождь» (Минюст считает его иноагентом. — Прим. ред.) Маше Борзуновой, Колесникова рассказывала, что власть предлагала ей сотрудничать — примерно так же, как вышло у бывшего главного редактора оппозиционного телеграм-канала «Нехта» Романа Протасевича. После того как самолёт авиакомпании Ryanair с журналистом на борту вынудили сесть в минском аэропорту, Протасевич стал рупором беларуской пропаганды. «Ответила, что Марков (Марат Марков, руководитель государственного беларуского телеканала ОНТ. — Прим. ред.) может прийти, я подробно расскажу шокирующую правду о похищении, следствии и беспределе в тюрьме. Что-то не приходит», — сказала Колесникова.

По соцсетям быстро разлетелось короткое видео — Колесникова и Знак стоят в «аквариуме», Мария, одетая в длинное чёрное платье, сложила руки в фирменный знак — сердце, несмотря на наручники.

Процесс над Марией Колесниковой начался немногим больше месяца назад: первое заседание состоялось 4 августа. Её бывший адвокат Александр Пыльченко в беседе с Deutsche Welle рассказал, что, ознакомившись с материалами дела, он не видит реальных оснований для преследования Колесниковой. «Более того, имеются проблемы и с формулированием обвинения: та конкретика, которая согласно УПК должна быть в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, отсутствует. В этой связи защита настаивала на прекращении уголовного преследования», — цитирует его издание. Марию Колесникову ещё год назад Amnesty International признал узницей совести и призвал бороться за её освобождение.

Сегодня, 6 сентября, перед зданием суда в Минске выстроилась очередь из желающих попасть на оглашение приговора, куда пришли также дипломаты из европейских стран. Адвокаты рассказали о последнем слове оппозиционерки: по их словам, она говорила «о нравственном выборе, о любви к людям, о будущем Беларуси». По соцсетям быстро разлетелось короткое видео: Колесникова и Знак стоят в «аквариуме», Мария, одетая в длинное чёрное платье, сложила руки в фирменный знак — сердце, несмотря на наручники. «Новая» рассказывает, что Колесникова по дороге в суд и обратно пела конвойным — «например, попурри из „Битлз“ и Эллы Фицджеральд» — и читала лекции о Гайдне, Бахе и Шостаковиче.

Суровый приговор — прокуратура просила для Колесниковой 12 лет тюрьмы, судья назначил 11, — конечно же, не стал удивительным для родственников и соратников политической деятельницы: об этом они говорили в прямом эфире на ютьюб-канале Press Club Belarus.

Сестра Колесниковой Татьяна Хомич считает, что сейчас самое важное, что могут сделать все неравнодушные, — это распространять информацию. «Очень важно, чтобы о политзаключённых Беларуси говорили как можно больше, — говорит она в прямом эфире телеканала «Дождь» (Минюст считает его иноагентом. — Прим. ред.). — Сотни людей признаны политзаключёнными, но их на самом деле гораздо больше. В том числе поэтому число постоянно растёт, новые и новые случаи признаются политически мотивированными делами. Поэтому я буду продолжать делать то, что я делаю сейчас, призывать европейских политиков и европейские сообщества обращать внимание на то, что происходит в Беларуси, поддерживать политических заключённых в Беларуси, чтобы у каждого из них был голос, чтобы его слышали. Информирование и публичная поддержка — сейчас самое важное».

обложка: сайт Виктора Бабарико

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.