Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Стабильно писали шантажисты»: Истории женщин, чьи интимные видео опубликовали

«Стабильно писали шантажисты»: Истории женщин, чьи интимные видео опубликовали — Жизнь на Wonderzine

И что было потом

Недавно Pornhub изменил правила загрузки контента на сайт, после скандального расследования журналиста Николаса Кристофа про публикацию видео с реальными изнасилованиями и несовершеннолетними. Теперь это могут делать только верифицированные модели и партнёры ресурса. А скачивать порно в принципе запрещено — или за него придётся заплатить, предварительно получив разрешение актрисы. Если вынести за скобки другие проблемы с порносъёмками, о которых мы много писали, помимо Pornhub существует ещё масса ресурсов, где и таких ограничений нет, а женщины разного возраста продолжают сталкиваться с ситуацией, когда их интимные видео попадают в свободный доступ. Так случилось с тремя разными женщинами, которые рассказали о том, каково оказаться в центре порновнимания.

текст: Лиза Мороз

Элина

Как-то мой любовник предложил снять эротическое видео. Я была уверена в этом человеке на сто процентов и знала, что дальше нашей спальни это видео не уйдёт, поэтому согласилась.

Через два года, когда мы уже перестали спать вместе, но всё ещё поддерживали дружеское общение, не ссорились и не обижали друг друга, мне пришло сообщение от какого-то парня в инстаграме. Сначала я не придала этому значения — мне часто пишут незнакомые мужчины, что тут такого. Но потом мне стало интересно, кто это такой и что ему нужно.

Оказалось, что это парень, с которым мы пару раз занимались сексом и очень некрасиво разошлись. Он попросил разблокировать его, чтобы поговорить. У меня задрожали коленки, потому что я понимала, что произошло что-то серьёзное — просто так он бы меня не побеспокоил. Когда мы созвонились, он сказал, что увидел меня на Pornhub в главной роли. Я не верила, пока он не описал то видео, что мы снимали с моим бывшим.

Оказалось, видео слили неделю назад и у него уже около семи тысяч просмотров. Я была в шоке. Сразу позвонила тому мужчине, но он убеждал меня, что это сделал не он. Тогда я написала в техподдержку сайта, продолжая думать, как такое вообще могло произойти. Мне ответили, что им потребуется время на рассмотрение моей заявки.

У меня тряслись руки. Было стыдно, это видео и то, как я в нём выгляжу, мне никогда не нравилось, а тут его ещё и выложили в Сеть. Я не плакала, но очень хотела что-нибудь разбить. Новости пришли, когда я была на работе, я просто вышла в туалет сделать дыхательную гимнастику.

Чуть позже я получила от любовника СМС: «Прости, это я». Видимо, его замучила совесть, и он сразу удалил видео. Сказать, что у меня всё рухнуло, — ничего не сказать. Я могла ожидать такого от бывшего жениха, ему было на что злиться, но не от этого человека.

Час ожидания, пока убирали видео, был ужасным. Но как только оно исчезло, я выдохнула и продолжила жить дальше. Вышла с работы и забыла об этом. Я не делала из этого трагедию — просто вычеркнула человека из жизни навсегда. Себя я не винила. Здесь виноват тот, кто это сделал.

Объяснений от любовника я так и не получила. Всё, что он сказал: «Я думал, никто не увидит». Наверное, он сделал это ради денег. На Pornhub платят за контент, который ты загружаешь. Но мне грустно, что человеческие отношения стоили каких-то копеек (в 2017 году за 1000 просмотров начисляли всего 0,67 доллара).

Думаю, многие мои знакомые могли увидеть эту съёмку. Город, откуда я родом, небольшой. К тому же я снималась для местных шоурумов, так что меня там знали. Я до сих пор молюсь, чтобы моё видео не попалось кому-то на других сайтах. И дёргаюсь, когда коллеги говорят: «О, смотри какой видосик».

Эта история научила меня никому не доверять. Хотя проблемы с доверием у меня и раньше были, но этот случай внёс свою лепту. Я продолжаю открыто общаться, улыбаюсь, занимаюсь сексом, но полностью расслабиться не могу — всё время жду подвоха.

Не могу сказать, что я больше никому не присылала свои нюдсы, но в видео я больше не участвую. Я могла бы сделать вывод, что это можно делать только с тем, кому доверяешь. Но, как оказалось, это не зависит от доверия, его можно обмануть.

Инна

Я всегда придерживалась свободных взглядов. Единственным местом, где мне приходилось контролировать то, что я говорю и делаю, была работа — я педагог. В остальном я легка на подъём и быстро открываюсь людям. Как оказалось, это может привести к неприятным ситуациям. Но, как говорится, shit happens.

С шестнадцати лет мои эротические фото и видео регулярно сливали в Сеть. В первый раз в интернет попали мои нюдсы. Это сделал мальчик, который мне нравился. Он не принимал мой образ мысли: я всегда была для него ш**хой, потому что «не хранила себя для одного-единственного». Однажды он разослал по соответствующим группам «ВКонтакте» ссылку на мою страницу, написал комментарий, что я люблю пожёстче, и добавил голую фотографию, которую я когда-то ему присылала.

После этого мне сотнями начали писать незнакомые мужчины. Предлагали заняться с ними сексом, грозили разослать всем мои фото, многие из них вымогали деньги. Я поделилась тем, что происходит, с одним другом, но он не смог меня поддержать, потому что не понимал, что именно меня в этом задевает.

У меня не было обиды на этого мальчика и вообще каких-либо сильных негативных эмоций. Наверное, у меня достаточно сильная психика, чтобы нормально переживать такие моменты. Я и после изнасилования могла общаться с абьюзером, просто не хотела. А в той ситуации с фото я просто пыталась понять логику поступка.

В итоге я поняла, что мальчик хотел наказать меня за «разврат», за то, что я показывала ему нюдсы, занималась с ним секстингом, рассказывала о своём сексуальном опыте. Я даже представить не могла, что есть подростки, которые считают секс грехом и мерзостью.

Мы не расстались из-за этой истории и ещё года три общались. Всё это время я хотела доказать ему, что я хорошая (какая дура!), хвасталась профессиональными достижениями. Но он зациклился на том, что я «плохая» и «развратная».

Во второй раз я попала в похожую ситуацию, когда парень из приложения для знакомств выгрузил мои нюдсы на сайт «Чек ю». А перед тем, как их слить, вымогал у меня три тысячи рублей. Я не поверила, что он это сделает, заблокировала его и забыла. А через пару недель начался ад.

Мне написало больше двадцати человек, половина из которых требовали денег. Я пару раз платила, а потом плюнула — они всё равно рассылали эти фото по списку моих друзей «ВКонтакте». Иногда я просила отсрочку, мол, заплачу с зарплаты. Тогда они сами забывали и пропадали. Но через пару дней всё стихло. Хотя какое-то время мне стабильно раз в месяц писало два-три шантажиста.

Я не убеждала себя, что больше никогда не буду отправлять голые фото. Я люблю секстинг и не собираюсь от него отказываться. Но однажды, когда я решилась на секс за деньги, а меня сняли на видео и угрожали отправить его в полицию, я подумала, что больше так делать не буду.

В поиске адреналина я начала баловаться проституцией и нарвалась на одного моралиста из команды, которая известна нападениями на бордели, избиениями и бритьём налысо проституток (лексика героини сохранена. — Прим. ред.). Пока их вожак сидел, его ребята боялись самостоятельно действовать и не трогали бордели, а занимались только индивидуалками. Вот к одному из таких парней попала и я.

Когда я поняла, что к чему, попыталась отказать ему в сексе. Де-факто это было изнасилование, после которого он наорал на меня, кинул деньги мне в лицо, отобрал их и выгнал на лестницу, не дав одеться. Я уехала домой с огромным чувством вины. Было ощущение, что я сделала что-то незаконное (в принципе, так и было) и меня за это наказали.

Ещё пару лет после этого я была уверена, что сама нарвалась на изнасилование. И из-за этого мне было сложно решиться на подобные свидания. Сейчас я тоже осторожничаю, но продолжаю так делать, потому что получаю от этого сильные эмоции, которые не могу найти в другом месте.

Когда этот «охотник» увидел, что я не удалила страницу «ВКонтакте», он сбросил мне видеонарезку нашего секса. Думаю, и в интернет тоже выложил, но я ни в сети «ВКонтакте», ни на Pornhub её не обнаружила. А чтобы найти себя в Сети, я вбивала в поисковой строке «шлюха, проститутка, наказание» и своё имя. Тогда на моей страничке было настоящее имя, но им меня никто не называет, даже родители. Теперь же я всегда захожу с фейкового аккаунта и никогда не то что не выставляю, а вообще не делаю фото с лицом.

Каждый раз, когда я становилась жертвой слива интимного контента, чувствовала себя отвратительно. Мне было страшно, и болело сердце. Было грустно от того, что когда-то я ошиблась, а теперь страдаю. Все эти дни, пока мне строчили незнакомцы, я испытывала тревогу и думала, что меня будут ругать родители. Конечно, я понимала, что они не будут злиться, потому что знают, что в моей жизни есть секс, а эротические фото и видео — это часть сексуальной жизни. Но подспудно ожидала их осуждения. А в целом эти истории я воспринимаю абсолютно нейтрально, как приключения. Но это только потому, что я изначально секс-позитивный человек.

Аля

Однажды мой бывший пригрозил мне сливом интимных фото и гифок, чтобы я от него не ушла. Я не очень верила, что он может так поступить, поэтому на угрозы отреагировала прохладно. Мы всё-таки расстались. А спустя время мою личку разорвало от сообщений друзей и знакомых, которые писали, что он выложил мои фото в группу «Курицы Городнейм» со ссылкой на мою страницу. Второй волной личку затопили сообщения мужчин, которые предлагали секс.

Мне не было стыдно, что какие-то незнакомцы видели меня обнажённой, потому что у меня простое отношение к телесности — сказались годы в спортивной секции и походы в общественную баню. И я не боялась, что это увидят мои родители. В нашей семье нагота никогда не была чем-то постыдным. Я спокойно разговаривала с родителями о сексе всю жизнь. Для них всегда было важно, чтобы я делала это осознанно. Полагаю, это сыграло важную роль в моём равнодушии к произошедшему.

Но в течение дня меня преследовало чувство, что меня облили дерьмом. И больше всего возмущало, что бывший посчитал, что он вправе распоряжаться моей личной информацией и манипулировать.

На следующий день он написал: «Ну и каково это ощущать себя мразью, на которую никто больше не посмотрит без отвращения?» Я ответила, что не знаю. Заскринила его шантаж и оскорбления, выложила у себя на странице и запостила в городские паблики со ссылкой на него. Он просил меня удалить этот пост, потому что в ответ ему начали писать неприятные сообщения. Почему-то он считал, что это произведёт на меня впечатление. 

Я бы не сказала, что эта история меня травмировала. Я никогда не пыталась заслужить расположение общества, я и не вписывалась в него. Этот шантаж в принципе не имел шанса на успех: мне никогда не было страшно, если кто-то узнает, что под одеждой я голая.

Но эта ситуация дала мне понять, что далеко не все спокойно отнесутся к тому факту, что кто-то слил твоё видео. А некоторые даже будут пытаться стать спасателями или захотят залезть к тебе в трусы, ведь теперь ты стала «третьесортной».

После этой истории некоторые мои знакомые отсеялись, потому что изменили ко мне отношение. А несколько человек (и парни, и девушки) из общей компании начали открыто хейтить, говорили, что я тупая дешёвка, раз посылала фото ненадёжному человеку, и значит, это моя вина. Несколько раз на улице мне вслед кричали, что я ш**ха. Но мне было всё равно, мнение конкретно этих людей меня не волновало.

А ещё было несколько агрессивных диалогов, один из которых перешёл в потасовку. На дне рождения друга, как только я вошла в дверь, одна девушка начала демонстративно собираться со словами: «Если она тут, значит, скоро все парни будут заняты». Я ответила ей что-то резкое. Она запустила в меня салатницей. Я спустила её с лестницы, и больше мы не пересекались.

Из всего этого я вынесла уроки и теперь не отправляю никому в личку того, чего не выложила бы у себя на странице в открытом доступе. 

Рассказать друзьям
16 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.