Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньНетрезвый водитель: Какие вопросы ставит перед нами история Михаила Ефремова

Нетрезвый водитель: Какие вопросы ставит перед нами история Михаила Ефремова — Жизнь на Wonderzine

Алкогольная зависимость и преступления

Вчера вечером Михаил Ефремов попал в ДТП: актёр выехал на встречную полосу и врезался в автомобиль, водитель которого Сергей Захаров погиб. Ефремов был в состоянии алкогольного опьянения, в его отношении возбудили уголовное дело по статье 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств», актёру грозит наказание от пяти до двенадцати лет лишения свободы.

Любое событие подобного масштаба всегда привлекает общественное внимание. Этот случай не стал исключением: в его контексте обсуждают и законодательство, регулирующее вождение в состоянии опьянения, и избирательное правосудие, и то, может ли городское планирование препятствовать более серьёзным авариям. Но вчерашняя трагедия ставит перед нами и другие болезненные вопросы — о самой природе алкогольной зависимости, об отношении общества к этой проблеме и адекватном наказании за преступления такого рода.

александра савина

Зависимость

Алкогольная зависимость (как и любая другая) устроена сложнее, чем она воспринимается в массовом сознании. В частности, специалисты выделяют собственно зависимость — от определённого вещества (в данном случае алкоголя), с физическим синдромом отмены, и аддикцию — психологическое расстройство, которое приводит к аддиктивному поведению, но не обязательно связано с привыканием к какому-либо веществу. От привычки аддикцию отличает то, что она подчиняет себе человека — в серьёзных случаях она может мешать повседневной жизни (например, работе или учёбе), отношениям с близкими, создавать опасность для самого человека или для тех, кто его окружает — например, в случае агрессивного поведения или всё того же вождения в нетрезвом виде.

Конечно, не каждое превышение рекомендованной нормы алкоголя можно назвать зависимостью. Но между привычной нам культурой употребления алкоголя и аддикцией не такая огромная пропасть, как кажется. Алкогольная зависимость обычно ассоциируется с употреблением до потери сознания, запоями и желанием опохмелиться наутро. Зависимость не всегда выглядит так, как мы привыкли о ней думать: образ весёлого человека с бокалом в руке на вечеринке с этим словом не ассоциируется. Тем не менее первые тревожные признаки легко пропустить: о злоупотреблении алкоголем может говорить, например, такая простая вещь, как похмелье, нарушающее планы следующего дня (изредка случается едва ли не с каждым), постепенное привыкание к алкоголю (то есть способность пить больше не пьянея) или неумение вовремя остановиться, выпив больше запланированного количества.

«Безвредные» формы употребления алкоголя социально одобряемы. Дорогой алкоголь в приятной компании, шампанское на рабочем мероприятии, бурное отмечание дня рождения или другого праздника, регулярная пара бокалов вина или кружек пива за ужином — здесь тоже может скрываться зависимость, пусть и менее заметная на первый взгляд.

Болезнь

Ещё несколько десятилетий назад в разговорах о зависимости доминировала идея, что это следствие слабой воли, а для победы над алкоголизмом или любой другой аддикцией нужны усилия самого человека. Конечно, без собственного желания человека решить проблему аддикции невозможно, но подход к человеку с зависимостью как к безвольному существу, неспособному на рациональные решения, тоже упрощает проблему. В реальности человек с зависимостью может быть вполне собранным и организованным — что, конечно, не отменяет саму аддикцию и связанные с ней действия.

В середине прошлого века в западной культуре стали переосмыслять идею аддикции — так что к девяностым доминировать стало представление о зависимости (в том числе и алкогольной) как о болезни. Такой подход подразумевает, что человек не может полностью избавиться от зависимости — только выйти в ремиссию. На ней строятся, например, популярные программы по борьбе с зависимостью, состоящие из двенадцати шагов, которые подразумевают полную трезвость, а также признание своего бессилия перед зависимостью, которую предлагается воспринимать как неизлечимое состояние.

Модель двенадцати шагов, несмотря на её популярность, подходит не всем — так же как и идея, что человек абсолютно безвластен перед своим состоянием. Возможно, дело в том, что алкогольная зависимость гораздо более сложное явление, объясняющееся множеством факторов: психологическими (например, стрессом или прошлой травмой), социальными (например, если в окружении человека есть история зависимости), факторами среды (вроде доступности и низкой стоимости веществ) или, например, генетической предрасположенностью (хотя речь здесь идёт в первую очередь о том, что человек может быть особенно уязвим перед зависимостью, но не о причинно-следственной связи).

Свести зависимость только к физической потребности в определённом веществе — значит сильно упростить ситуацию

За зависимостью могут скрываться иные проблемы вроде депрессии или другого психологического расстройства. Алкоголь — распространённый способ справиться с тяжёлыми переживаниями, многим он кажется проще и доступнее, например, обращения к психотерапевту. Специалисты говорят и о сложных социальных причинах зависимости: реакции человека на тяжёлые внешние обстоятельства, невозможности устроить жизнь в соответствии с собственными желаниями и ожиданиями, реализоваться и так далее. Свести зависимость только к физической потребности в определённом веществе — значит сильно упростить ситуацию: в конце концов, алкоголь на протяжении жизни пробуют практически все, но зависимость развивается не у каждого.

В России, как и в некоторых других странах вроде Южной Кореи и Финляндии, алкоголь является важной частью традиции и культуры. С ним связаны ритуалы (например, традиция тостов, которые нужно произносить в определённой последовательности), его много в литературе — взять хотя бы культовые «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева. При этом в общественном пространстве отношение к алкоголю постепенно меняется: например, возникает движение sober curious, то есть тех, кто осознанно старается пересмотреть свои взгляды и привычки в том, что касается алкоголя, и пить меньше.

Ситуация с общественным восприятием алкогольной зависимости остаётся сложной. С одной стороны, в России принято жалеть людей, злоупотребляющих алкоголем: многие уверены, что к ним относятся мягче, чем к другим людям, совершившим проступки. В российской массовой культуре алкогольную зависимость нередко романтизируют. Существует, например, идея о том, что творческим людям свойственны зависимости — из-за «богемного» образа жизни, а также огромного напряжения, связанного с трудностями профессии и медийностью. Алкоголь в массовой культуре может быть частью трагического и даже героического образа героя или наоборот юмористическим элементом, который сглаживает неприятные события. В популярных комедиях, вроде фильма «Ирония судьбы», алкоголь — связующее звено и завязка романтической истории. 

В реальной жизни к пьющим людям нередко относятся снисходительно или даже брезгливо. Алкоголизм — серьезное испытание не только для самого человека, но и для его близких: в подобных ситуациях многие разрывают связи с семьей, другие относятся к пьющему родственнику как к постыдной детали собственной биографии. К людям с алкогольной зависимостью далеко не всегда проявляют эмпатию — а методы работы с зависимостью бывают очень жёсткими. Попытки помочь иногда оборачиваются суровым принудительным лечением. Одна из наших героинь, например, вспоминает, как родственники пытались вылечить от алкогольной зависимости ее маму. Пребывание в наркодиспансере ей не помогло — ее пытались «воспитывать» дома, например, отнимали документы и запрещали выходить на улицу. Решения, которое бы помогло, не нашлось — женщина покончила с собой.

Идея о зависимом человеке как о безвольном лишает человека возможности действовать самостоятельно и принимать осознанные решения, и одновременно мешает сочувствовать ему и представить себя на его месте.

Преступления

Вопрос о влиянии алкогольной зависимости на преступления, пожалуй, один из самых сложных. В законодательстве России и других стран состояние алкогольного опьянения правонарушителя  в большинстве случаев оказывается отягчающим обстоятельством. Это может касаться и ситуаций, когда в состоянии алкогольного опьянения находится, например, пострадавшая от сексуального насилия: в этом случае законодательство считает использование беспомощного состояния потерпевшей отдельным признаком состава преступления. Всё это не считая ситуаций, где центром правонарушения становится сам алкоголь — как, например, то же вождение в нетрезвом виде или употребление алкоголя детьми, не достигшими разрешающего это возраста.

Российское законодательство в вопросах вождения в нетрезвом виде формально тоже остаётся строгим. Разрешённая норма в 0,3 грамма спирта на литр крови (ранее она была и вовсе нулевой) нужна скорее чтобы избежать погрешностей при работе прибора. Многие громкие ДТП, которые привели к гибели людей, становятся поводом для ужесточения законодательства: например, с 2016 года неоднократное вождение автомобиля в состоянии алкогольного опьянения может привести к двухлетнему тюремному заключению. Вопрос об ужесточении обсуждают и сейчас — например, возможность конфисковать автомобиль у водителя, который ездит нетрезвым.

При этом существующая система наказаний осложняется масштабной коррупцией, когда нарушитель откупается взяткой. Всё это создаёт дополнительное пространство для рецидивов: человек может снова и снова сесть за руль выпив, зная, что официального наказания можно будет избежать, просто заплатив. Коррупция может приводить и к избирательному правосудию в случае дорожных происшествий. Известно, например, о нескольких случаях ДТП с участием детей высокопоставленных чиновников, за которые никаких наказаний не последовало. Например, сын бывшего министра спорта России Антон Иванюженков в 2016 году врезался в остановку в Подольске, из-за чего два человека получили травмы, — дело было закрыто за примирением сторон. Громкая авария со смертельным исходом есть в истории семьи бывшего российского вице-премьера Сергея Иванова — в действиях его сына Александра (он погиб 7 лет назад в ОАЭ), чья машина в 2005 году сбила насмерть 68-летнюю москвичку, не нашли состава преступления.

Существующая система наказаний осложняется масштабной коррупцией, когда вместо законных мер нарушитель отдаёт взятку

Исследования показывают, что между употреблением алкоголя и агрессивным поведением существует связь. Например, по данным исследования 2011 года, до 75 % людей с зависимостью от различных веществ (речь, правда, не только об алкоголе, но и наркотиках), обращающихся за помощью в лечении аддикции, в прошлом имеют опыт насильственного или противоправного поведения. Зависимость — не оправдание для агрессивных действий и преступности. При этом неизбежно возникает вопрос о том, каким должно быть в этом случае адекватное наказание — и имеет ли человек наряду с ним право на реабилитацию.

В случае, если речь идет о ДТП, в результате которого погиб человек, а виновник происшествия находился под воздействием алкоголя, закон во многих странах предусматривает максимально строгие меры. Например, в Великобритании несколько лет законодательство ужесточили, и теперь оно предполагает в том числе и возможность пожизненного заключения — так же, как и в случаях, если смерть наступила, когда водитель говорил по телефону или превысил скорость. В США возможное наказание разнится от штата к штату и может подразумевать в том числе и пожизненное заключение. С проблемой борются и другими способами: например, при помощи возраста, с которого разрешено покупать алкоголь — не раньше, чем в двадцать один год.

При этом в мировой практике за правонарушения, совершённые под воздействием алкоголя, не всегда следует исключительно высшие меры наказания. Нередко здесь преследуют сразу несколько целей: не перегружать тюремную систему в случае, если речь идёт о менее жёстких преступлениях, а также предотвратить рецидивы преступлений и защитить от них общество. В США используют устройства, блокирующие включение зажигания, если концентрация алкоголя у водителя превышает норму. В Англии и Уэльсе людей, совершивших правонарушения под воздействием алкоголя, могут обязать носить электронные браслеты, определяющие, есть ли в их крови алкоголь, на срок до ста двадцати дней. Считается, что эта мера должна помочь совершившим преступление вернуться к трезвости (по крайней мере на период мониторинга) — в противном случае им придётся вновь предстать перед судом. Этот шаг кажется логичным ещё и потому, что в тюремных условиях у заключённых не всегда есть возможность получить необходимое лечение и помощь — что в случае зависимости может привести к самым разным последствиям.

В Норвегии в 2016 году начали тестировать систему реабилитации в отношении наркопотребителей: вместо тюремного заключения они могут пройти курс лечения, который определит комиссия специалистов разного профиля. Хотя у программы есть и противники среди активистов, выступающих за гуманизацию политики в отношении наркопотребителей: они считают, что эта мера напоминает принудительное лечение. По крайней мере в тридцати пяти штатах США существует возможность потребовать суд назначить принудительное лечение для наркопотребителя, если он представляет опасность для себя или окружающих — хотя она используется не так часто. Эксперты, правда, не всегда уверены в эффективности подобных мер и краткосрочных программ: в ситуации зависимости человек может вернуться к ней после ремиссии.

Фотографии: iadaart — stock.adobe.com, Nattle — stock.adobe.com, AlenKadr — stock.adobe.com, kai — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
39 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.