Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Личная неприязнь»:
Что нам известно о деле сестёр Хачатурян

И почему за ним так важно следить

«Личная неприязнь»:
Что нам известно о деле сестёр Хачатурян — Жизнь на Wonderzine

александра савина

В социальных сетях уже несколько дней идёт флешмоб в поддержку сестёр Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца. Дело сестёр без преувеличения одна из самых громких за последнее время историй о домашнем насилии в России: вскоре после того, как сюжет попал в новостные сводки, стало известно, что отец издевался над дочерьми, они подвергались физическому и сексуальному насилию. Об этом же говорила мать девочек и их подруги. Факт насилия подтверждает и следствие — но несмотря на это сёстрам всё равно грозит большой срок. Разбираемся, что известно о деле сестёр Хачатурян сегодня — и почему за ним так важно следить.

14 июня следствие предъявило Крестине, Ангелине и Марии обвинение в окончательной редакции: им вменяют в вину преступление, предусмотренное пунктом «ж» статьи 105 УК РФ — убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору. Уголовный кодекс в этом случае предусматривает лишение свободы от 8 до 20 лет или пожизненное заключение — правда, последнее в России женщинам не назначают. Квалификация преступления в финальной версии осталась прежней (поддерживающие девушек надеялись, например, на «превышение самообороны»). Изменился лишь мотив — официально он звучит как «личная неприязнь, обусловленная причинением их отцом на протяжении длительного периода времени своим дочерям физических и психических страданий».

О сёстрах Хачатурян всей России стало известно прошлым летом: 27 июля в подъезде нашли тело Михаила Хачатуряна — в сводках его описали как тело «57-летнего мужчины с множественными колото-резаными ранениями в области шеи и груди». Сообщения о том, что именно произошло в тот день, разнятся — но известно, что девушки использовали нож, молоток и перцовый баллончик. 

«Новая газета», ссылаясь на материалы дела, пишет, что перед нападением отец в очередной раз наказал дочерей за то, что не все вещи в доме лежат «на своих местах», на полу «несколько чёрных волос», а с семейной банковской карты потрачено 14 тысяч «лишних» рублей. Хачатурян по очереди вызывал дочерей в свою комнату и там распылял им в лицо перцовку. Во время первых попыток дочерей нанести удар отцу, Хачатурян, по данным издания, спал, но потом встал и, не разобравшись, что происходит, закричал, что ему надо умыться. Одна из дочерей, вбежавшая в комнату, воспользовалась перцовым баллончиком, который лежал на полу, после чего выбежала из квартиры. Хачатурян отправился за ней, и на лестничной площадке уже другая сестра несколько раз «ударила его ножом в область сердца».

Одна из сестёр (имя в публикации изменено) рассказала «Московскому комсомольцу», что хотела взять всю вину на себя, но они с сёстрами «не продумали всех деталей». «Это младшая нас после всего порезала ножом, чтобы можно было потом сказать, что это была самооборона. Но в итоге мы запутались. Многое надо было просчитать, а мы не смогли. Так что пошли на чистосердечное признание», — говорит она. Сестёр обвиняют в убийстве по предварительному сговору — хотя защита настаивает, что они действовали спонтанно и были в тяжелейшем эмоциональном состоянии из-за многолетних издевательств со стороны отца.

После того как дело стало публичным, всплыли страшные подробности домашнего насилия в семье Хачатурян. Мать девочек Аурелия Дундук рассказывает, что муж начал бить её практически с момента, как они стали жить вместе. «Первый раз, помню, когда Серёже (старший сын. — Прим. ред.) было восемь месяцев. Праздник какой-то дома, я в нарядном платье, хотела к маме пойти. А он при всех как даст мне по лицу вдруг и душит: „Ты из этого дома больше никуда не выйдешь, поняла?“ Все видели — сёстры его, мама. После этого я не выходила на улицу лет пять. Младшей Марии был годик, когда он более-менее начал меня выпускать. С детьми гуляли его сёстры иногда, в магазин и в садик тоже они ходили. Я не имела права без его разрешения даже по телефону разговаривать», — рассказывала женщина в первом интервью.

Сестёр обвиняют в убийстве
по предварительному сговору — хотя защита настаивает, что они действовали спонтанно и были
в тяжелейшем эмоциональном состоянии из-за многолетних издевательств

Аурелия говорит, что насилие сопровождало все годы её брака («Венчались со слезами на глазах. Избил меня — и пошли венчаться»). По её словам, Михаил Хачатурян унижал и их старшего сына Серёжу, чтобы «вырастить боевого мужчину». Когда Серёжа подрос, Михаил стал бить и его, а когда подростку исполнилось шестнадцать, выгнал его из дома. «Я помогала как могла, деньги передавала, еду, — рассказывает женщина. — Было такое, что и в подъезде он сидел зимой грелся, некуда было совсем пойти. И я ждала, когда муж уснёт, пускала Серёжу в квартиру. У нас диван был большой с днищем, туда он прятался и спал. А под утро уходил. Один раз муж заметил, избил и его, и меня, сказал, ещё раз увижу — убью обоих. Стрелял в него». По словам женщины, дома у них было оружие и он регулярно угрожал убийством.

Во всех интервью Аурелия говорит, что неоднократно подавала на мужа заявления в полицию, но они не имели эффекта: по её словам, у мужчины были связи («В середине 2000-х я написала на него заявление, оставила его сотрудникам, а на следующий день он его принёс домой и порвал перед моим лицом»). Она также говорит, что много раз пыталась уйти, но Хачатурян всегда находил её, как бы она ни пряталась. В 2015 году Михаил уже сам выгнал жену из дома — Аурелия рассказывает, что он приставил пистолет к её виску, потребовал «не доводить до греха» и уйти. «Я собрала детей, говорю: если скажете, я останусь. Скажите — уйду, захотите — сбежим все вместе. Они меня успокоили: мама, уходи, наладишь жизнь и мы к тебе придём. Мне некуда было их забирать: ни денег, ни работы, ни квартиры. А он их любил, как мне казалось. Не трогал», — говорит женщина. Аурелия признаётся, что с дочерьми с тех пор виделась урывками, изредка и тайком, не подозревая, чему они подвергаются дома.

После ухода матери обязанность ухаживать за отцом полностью легла на сестёр. «Он бил нас всем, что попалось под руку, за любую мелочь, — рассказывала одна из них в прошлом году. — У него, наверное, была низкая самооценка, и он так отыгрывался на нас. Плюс в его понимании женщина — рабыня. Он совершенно ничего не делал по дому, даже воды себе сам не наливал и окно не закрывал. Отдавал нам приказы». И мать, и подруга девушек вспоминают, что у Хачатуряна был колокольчик, в который он звонил, когда ему что-то было нужно — и на который жена, а позднее и дочери, обязаны были моментально реагировать.

Хачатурян контролировал девушек — следил, куда они ходят и с кем видятся, а позднее начал запрещать и ходить в школу. «Я и младшая учились в одном классе, так вот, за весь год были там семь дней. Старшую он ещё более-менее отпускал, потому что она училась на медика. Запрещал современно одеваться, гулять на улице, пользоваться социальными сетями. Но, наверное, это можно было стерпеть, если бы не было ещё хуже…» — рассказывает одна из сестёр.

У Хачатуряна был колокольчик, в который он звонил, когда ему что-то было нужно — и на который жена, а позднее и дочери, обязаны были моментально реагировать

Помимо физического насилия, сёстры столкнулись и с домогательствами и сексуальным насилием. Средняя сестра говорит, что домогательства начались, когда ей было четырнадцать. Сексуальному насилию подвергались старшая и средняя сестры Крестина и Ангелина — насилие Хачатурян называл «полезным массажем». Подруга сестёр говорит, что домогательства начались после того, как он выгнал из дома Аурелию, ещё когда обе старшие сестры были несовершеннолетними. Мать девочек узнала обо всём только после убийства: сёстры скрывали всё от неё, так как не хотели, чтобы она волновалась.

2 августа Крестину, Ангелину и Марию арестовали и поместили в СИЗО. Но спустя почти два месяца, в конце сентября сестрам избрали другую меру пресечения — запрет на совершение определённых действий: им наложили ограничение на общение с прессой и пребывание вне дома. Экспертиза признала младшую сестру «невменяемой» — то есть что на момент убийства она не отдавала отчёт в своих действиях. Двух старших сестёр экспертиза признала «вменяемыми», отдающими отчёт в своих действиях.

Адвокаты девушек категорически не согласны с обвинением. «Никакого сговора не было. Было постоянное насилие (в том числе и сексуальное) и психотравматичная ситуация, — считает адвокат Крестины Алексей Липцер. — Что касается конкретно моей подзащитной, то она вообще не причастна к убийству по сути. Когда всё произошло, Крестина вбежала в комнату, думая, что опять отец применяет насилие к сёстрам. Она попыталась прыснуть ему в лицо перцовым баллончиком. Но даже не попала. Никакой целенаправленности в её действиях не было. После выбежала из квартиры в подъезд и там и стояла. Это подтверждается и следственными экспериментами, и показаниями других сестёр. Однако на наше ходатайство о прекращении уголовного преследования в адрес Крестины мы получили отказ».

Липцер считает, что, учитывая обстоятельства дела и то, что девушки подвергались постоянному насилию, их должны были освободить от уголовной ответственности, а дело завести уже против самого Хачатуряна, посмертно. К какому решению придёт суд, остаётся ждать: следственные действия официально завершены. По словам Алексея Липцера, на этой неделе должно закончиться предварительное расследование, после чего сторонам дадут ознакомиться с материалами дела.

ОБЛОЖКА: Станислав Красильников/ТАСС

Рассказать друзьям
14 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.