Views Comments Previous Next Search

ЖизньОбратная сторона
масс-маркета: Почему бастуют швеи в Бангладеш

И как это связано с политикой

Обратная сторона
масс-маркета: Почему бастуют швеи в Бангладеш — Жизнь на Wonderzine

Дмитрий Куркин

В Бангладеш продолжается забастовка работников швейных предприятий— они требуют повышения зарплаты. Массовые протесты, уже переросшие в столкновения с полицией, разворачиваются на фоне политической турбулентности, в которую страна попала после недавних парламентских выборов. Нынешние волнения могут обернуться не только перебоями в поставках международных ретейлеров вроде H&M, но и масштабным гуманитарным кризисом.

Бангладеш — один из швейных центров мира (больше одежды производят только в Китае, и то не намного), экономика страны сильно зависит от местной швейной индустрии, отправляющей на экспорт до 80 процентов продукции (в пересчёте на доллары США — около 30 миллиардов). Но несмотря на это зарплаты фабричных работников до сих пор остаются крайне низкими. Каждая существенная прибавка даётся им с трудом (последнюю им удалось выбить в 2013 году), и призывы вице-президента Ассоциации швейных производителей и экспортёров Бангладеш «мирно вернуться к работе» и дожидаться календарной индексации зарплат, которая происходит два раза в год, на профсоюзы уже не действуют.

Вот как объясняет своё положение одна из протестующих, 23-летняя швея Айеша Хатун: «Как работница низшего разряда я получаю восемь тысяч така, из них две тысячи трачу на аренду своей хибары, три тысячи — на еду и ещё тысячу — на другие нужды. На детей, которые живут в деревне, у меня остаётся всего две тысячи». Восемь тысяч така (по нынешнему курсу это чуть больше шести тысяч рублей) — низкая ставка даже по меркам Бангладеш, где средняя зарплата в 2017 году составляла порядка 13 тысяч така.

В минувшее воскресенье правительство страны пообещало пойти на уступки и больше чем в два раза увеличить минимальный месячный оклад — с 8 тысяч до 18 257 така (примерно с шести с половиной до четырнадцати с половиной тысяч в пересчёте на рубли по нынешнему курсу). Однако большинство профсоюзов предложенные условия назвали неприемлемыми, а заодно пожаловались на случаи произвола на местах, которые фактически обнуляют обещанные прибавки. «После повышения зарплат некоторые рабочие сказали мне, что им понизили разряд. Они должны были быть в четвёртом, а им присвоили шестой», — сообщил Амирул Амин, глава Национальной федерации работников швейных предприятий. «Я встречался с людьми, которые работают больше десяти лет и до сих пор остаются в шестом разряде», — говорит другой профсоюзный лидер Бабул Актер.

Такого рода пренебрежение, а также давление со стороны Ассоциации швейных производителей и экспортёров, пригрозившей закрыть фабрики в случае продолжения забастовки, не способствуют компромиссу. Во вторник полиция попыталась разогнать бастующих, устроивших демонстрацию недалеко от Дакки, столицы Бангладеш, применив против них резиновые пули и слезоточивый газ, в результате чего один из митинговавших погиб. Сообщается также, что протестующие начали возводить баррикады.

Большинство профсоюзов предложенные условия назвали неприемлемыми,
а заодно пожаловались на случаи произвола на местах, которые фактически обнуляют обещанные прибавки

Масштабная забастовка усложняет и без того непростую политическую ситуацию в Бангладеш, которая стоит на пороге очередного политического кризиса. Наблюдатели отмечают, что после прошедших в конце декабря парламентских выборов в стране фактически установилась диктатура: после подсчёта голосов было объявлено, что нынешняя правящая партия Авами лиг, возглавляемая премьер-министром Бангладеш Шейх Хасиной Вазед, набрала 98 процентов голосов и получит 288 из 298 мест в парламенте. Такой итог немало удивил оппозицию в лице Националистической партии Бангладеш (БНП), которая назвала выборы «фарсом». Лидер БНП Халеда Зиа заявила, что её партия по-прежнему пользуется большой поддержкой среди населения и «представлена везде, кроме парламента». Заявление она сделала из тюрьмы, куда её отправили за два месяца до выборов, осудив по делу о коррупции — ни её, ни ещё десятерых её однопартийцев к участию в выборах не допустили.

Как сообщает Human Rights Watch, удивившие многих итоги голосования стали возможными в результате жёсткого преследования оппозиции, запугивания избирателей и массовых подтасовок. Таким образом Авами лиг, судя по всему, решила поставить точку в противостоянии двух партийных кланов, к которому с начала девяностых свелась политическая история Бангладеш.

Главными фигурами на этой шахматной доске остаются 71-летняя Хасина, ставшая лидером Авами лиг после смерти своего отца, Муджибура Рахмана (убитого вместе почти со всеми своими родственниками в ходе военного переворота 1975 года), и 73-летняя Зиа, вдова бывшего лидера БНП генерала Зиаура Рахмана (тот стал президентом Бангладеш в 1977 году, но в 1981-м сам пал жертвой путча). До 1990 года Зиа и Хасина боролись против диктатуры генерала Эршада, однако, добившись его ухода, так и не смогли поделить власть между собой: в последние три десятка лет они сменяли друг друга у руля страны и правление каждой оборачивалась крупными политическими скандалами.

Исключением не станет и нынешний срок Хасины, увенчанный бегством из Бангладеш по меньшей мере 1300 представителей этнической группы рохинджа. Несколько лет назад они, в свою очередь, бежали из Мьянмы, спасаясь от антимусульманских погромов, и теперь всерьёз опасаются, что их депортируют обратно.

ФОТОГРАФИИ:  EPA\TASS\MONIRUL ALAM

Рассказать друзьям
18 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.