Views Comments Previous Next Search Wonderzine

МнениеВерблюжья лапка:
Почему пора относиться
к очертаниям вульвы спокойнее

Верблюжья лапка:
Почему пора относиться
к очертаниям вульвы спокойнее — Мнение на Wonderzine

И чем это отличается от декольте

Александра Савина

Типичная женская физиология исторически была и остаётся предметом ожесточённых споров. Во всём, что касается телесности — объёмы и формы тела, волосы на нём, менструации, пот и другие естественные процессы, — до сих пор существует то, что считается «нормальным», и то, что в негласную общественную норму не вписывается.


В тексте для удобства используются слова «женщина» и «женский». Тем не менее не у всех женщин есть вагина и вульва, и не все люди с вагиной и вульвой идентифицируют себя как женщины.

Касается это и гениталий. Выражением «сamel toe», или его менее распространённым русскоязычным аналогом «верблюжья лапка», называют ситуацию, когда трусы, низ купальника, штаны или шорты сильно обтягивают тело, так что становятся видны очертания вульвы. Само название подсказывает, что это нежелательная ситуация: видимые очертания вульвы считают чем-то унизительным. И сегодня можно найти множество инструкций, объясняющих, как их скрыть — вплоть до того, какие стоит использовать материалы и цвета одежды.

Жаклин вспоминает, что впервые столкнулась с подобным шеймингом со стороны бывшего бойфренда: когда она одевалась утром у него дома, он засмеялся и сказал, что у неё «огромная „лапка“». Женщина не знала, что он имеет в виду, но вернувшись домой, погуглила выражение и оказалась в ужасе: «Раньше я не замечала её, но теперь, когда я пришла домой и надела легинсы, чтобы пойти в спортзал, я видела только очертания моей вульвы. Мне было так неловко, как будто я была голой». Жаклин признаётся, что и сегодня не может носить легинсы или узкие штаны без дополнительного белья или ежедневной прокладки, чтобы «сгладить формы» — иначе ей кажется, что на неё все смотрят.

Неудивительно, что возникла небольшая индустрия, построенная на том, чтобы предотвращать появление «верблюжьей лапки». Есть, например, линейки специального «усиленного» белья с соответствующими названиями вроде Camel No или Camelflage — нужный эффект они создают с помощью вшитых подкладок. Кроме них существуют отдельные приспособления (они похожи на ежедневные прокладки), которые клеятся на бельё. Есть и специальные твёрдые вставки, напоминающие о гульфиках для защиты полового члена, и легинсы с укреплённой ластовицей (такие, например, выпускали даже гиганты спортивной одежды Lululemon).

Тем, кто не готов покупать специальные средства, советуют пользоваться одеждой из более плотного материала, брать вещи на размер побольше или носить всё те же ежедневные прокладки. Для борьбы с «верблюжьей лапкой» некоторые даже предлагают худеть: уменьшение массы тела якобы должно помочь и в области лобка и половых губ. Всё это — несмотря на то что внешний вид гениталий не связан напрямую с весом: не существует единого «стандартного» размера и формы вульвы, а жировая прослойка на лобке необходима организму для защиты от травм во время секса.

Общество сексуализирует тела женщин с подросткового возраста. Но ту часть тела, которая непосредственно связана с сексом — вульву, — общество принять не готово

В России и мире активно развивается рынок лабиопластики и других операций в сфере эстетической гинекологии. Для лабиопластики существуют в том числе и объективные медицинские показания — от аномалий при развитии половых органов до разрывов после родов, вызывающих боль при физической нагрузке или сексе, или другого дискомфорта — например, когда бельё натирает малые половые губы. Тем не менее значительная часть таких операций связана с тем, что люди недовольны своей внешностью и готовы из-за этого идти на экстремальные и болезненные меры — в качестве «идеала» они ориентируются в первую очередь на образы из порно и медиа. Нам постоянно навязывают, как мы должны выглядеть, — и гениталии становятся ещё одним аспектом этого разговора.

Журналистка Мара Олтман в книге «Тело дрянь», посвящённой телесности и стандартам красоты, исследует в том числе и феномен «верблюжьей лапки». Чтобы изучить вопрос, она поговорила с Редом Алинсодом — урогинекологом, который раньше занимался восстановительной хирургией, а сейчас занимается эстетической лабиопластикой и проводит от четырёх до шести соответствующих операций в месяц. Алинсод, по её словам, прославился тем, что делает женщинам вульвы «как у Барби», подрезая малые половые губы, чтобы их не было видно из-под больших половых губ. По словам хирурга, такую ассоциацию придумал не он, а его пациентки, которые просили сделать всё как у куклы — несмотря на то, что у той в принципе нет вульвы. «Поэтому я уточнял: „Значит, хотите выглядеть как Барби?“ Мне отвечали: „Да, прямо как Барби“. Тогда я говорил: „Но у Барби нет половых губ“. И слышал в ответ: „Вот именно“», — вспоминает он.

Возникает парадокс. Общество сексуализирует тела женщин с подросткового возраста, и у нас не вызывает вопросов самая разная открытая и обтягивающая одежда: глубокие декольте, узкие джинсы, грудь, которую видно сбоку в открытом платье. Но ту часть тела, которая непосредственно связана с сексом — вульву, — общество принять не готово. Та же Мара Олтман говорит о «верблюжьей лапке» как о чём-то совсем несексуальном: «Лично мне „лапка“ всегда казалась чем-то дурацким. Заметив её, люди хихикают, а не изнемогают от вожделения. У „лапки“ нет обаяния декольте — наверное, потому что она возникает непреднамеренно. Женщина, которая хвастается декольте, поступает так нарочно (или хотя бы осознанно), в отличие от обладательницы „лапки“. Последняя — как нагнувшийся сантехник, который случайно светит задом».

У журналистки Кейтлин Моран есть «Ода верблюжьей лапке» — эссе, в котором она рассуждает, почему мир моды готов принять все части женского тела, кроме этой.

«Почему „верблюжья лапка“ никогда не входила в моду? Почему мы так остервенело избегаем выдающихся половых губ? — спрашивает Моран. — Это кажется попросту странным. Учитывая, что огромная часть моды связана с демонстрацией женской сексуальной привлекательности: то щедрая демонстрация декольте, то промелькнувшее бедро, — странно, что то место, которым ты занимаешься сексом, так строго контролируют, заставляя маскировать или полностью скрывать. Это ведь горшочек с золотом в конце радуги!»

Настолько пристальное внимание к внешнему виду вульв появилось относительно недавно и связано с разными факторами. Например, с одеждой: пока женщины носили преимущественно юбки, внешний вид вульвы не был предметом для беспокойства, но с появлением узких брюк всё изменилось. Невозможно отделить эту тему и от моды на депиляцию: лобковые волосы влияют на то, как сидит бельё, и с появлением «бразильской» депиляции в конце восьмидесятых изменилось и то, как выглядят вульвы в одежде.

Гинеколог Джен Гантер, написавшая книгу «Vagina Bible», отмечает, что на стыде, который испытывают женщины из-за своих вагин и их внешнего вида, зарабатывают огромные деньги. Это, например, во многом объясняет популярность компании Гвинет Пэлтроу Goop, продающей в том числе и идею, что в открытом разговоре о собственном теле можно найти силу. С другой стороны, многочисленные товары для вагин — от специальной косметики до тренажёров — призывают женщин чаще задумываться о собственном теле и могут приводить к ещё большей тревоге: та же Джен Гантер говорит, что сегодня женщины становятся «сверхчувствительными в вопросах вагины». При этом реальных знаний о том, как выглядят вульвы и о разнообразии в этой сфере, у нас не так много. Крупнейшее исследование о размере женских гениталий провели в 2015–2017 годах (в нём приняли участие 657 женщин от 15 до 84 лет), и даже здесь есть сложности — например, выборка включает только белых женщин.

Здесь налицо двойные стандарты: неслучайно аналогичной насмешливой клички для типичных мужских гениталий попросту нет

Женское тело в таком контексте как будто не может существовать само по себе и всегда нагружено дополнительными смыслами. Общество сексуализирует тела женщин, но строго контролирует любые проявления этой сексуальности — и по какой-то причине скрытую одеждой вульву считают более вульгарной, чем декольте. Получается абсурдная ситуация: женщины вынуждены избегать определённой одежды только из-за внешнего вида их гениталий. К тому же здесь налицо двойные стандарты: неслучайно аналогичной насмешливой клички для типичных мужских гениталий попросту нет.

Возможно, выход здесь в том, чтобы научиться спокойнее относиться к собственному телу — и ко всем его особенностям. Ведь нередко о „верблюжьей лапке“ вспоминают в тех ситуациях, когда женщина должна быть расслаблена и не думать о внешнем виде — например, в спортивных легинсах. Так, например, поступает Хлое Кардашьян, открыто обсуждающая «верблюжью лапку» в семейном шоу и в интервью, — настолько, что даже придумала ей имя: Камилл. Например, она вспоминает, как пыталась тренироваться со специальной накладкой в тренировочном центре на батуте, но это было очень неудобно, и в конце концов она решила оставить накладку. «Я просто сказала: „Камилл здесь. У неё тоже занятие. Просто прими это“».

«Кажется, впервые я обнаружила на себе „кэмел тоу“ в школе, когда впервые надела новые форменные брюки. Тогда у меня было очень много других комплексов и проблем, но эту возможность почувствовать себя неловко я как-то пропустила, — рассказывает Полина. — После школы я много лет радовалась свободе и носила комфортные свободные фасоны, пока пару лет назад в моду не ворвались велосипедки. Выяснилось, что это самая удобная одежда в мире — и хотя очертания моей вульвы вполне очевидны, я не собираюсь от них отказываться. Увидев „кэмел тоу“ на себе на фотографии, я с удивлением обнаружила, что у меня это не вызывает негативных чувств, скорее наоборот. По мужчинам заметно, что у них в штанах член, и это никого не смущает — почему я должна напрягаться?»

ФОТОГРАФИИ: Alice — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
33 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.