Views Comments Previous Next Search

Мнение«Звоню в опеку»:
Почему в России я бы
не решилась на ребёнка

Что должно делать государство, если оно хочет улучшить демографию

«Звоню в опеку»:
Почему в России я бы
не решилась на ребёнка — Мнение на Wonderzine
«Звоню в опеку»:
Почему в России я бы
не решилась на ребёнка. Изображение № 1.

ольга лукинская

Мой опыт материнства — положительный на сто процентов. Бывает нелегко совмещать семью с двумя работами и тренировками, но усталость не перекрывает ежедневного счастья. Думаю, огромную роль тут играет равноценное партнёрство родителей, а ещё решённые за нас государством или городом бытовые вопросы: в Каталонии, где я живу, растить ребёнка легко и удобно. Друзья, живущие в России, рассказывают о своих буднях — и со стороны очевидно, что даже мелочи устроены так, чтобы люди постоянно испытывали дискомфорт или тревогу. Я не раз говорила, что просто не решилась бы завести ребёнка в России, — и это не преувеличение.

«Звоню в опеку»:
Почему в России я бы
не решилась на ребёнка. Изображение № 2.

На прошлой неделе соцсети облетел видеоролик, снятый жителем Ростова-на-Дону, где молодая мама троих детей катит коляску, несёт пакеты с мусором и одновременно ведёт за руку плачущего среднего ребёнка, терпеливо и доброжелательно объясняя ему, что сейчас нужно только выбросить мусор, а потом все пойдут гулять. Автор видео не поленился выйти на улицу, услышав детский плач, стал угрожать женщине полицией и органами опеки, сказал, что ребёнок рыдает уже минут десять, а «у него такого никогда не было». В интернете блогер заслужил массовое осуждение, а его профиль на фейсбуке уже закрыт. Правда, были и комментарии о том, что его действия правильные — якобы человек проявил неравнодушие и заботу.

Неравнодушие и забота в случае конкретной мамы с тремя детьми — это спросить, можно ли чем-то помочь или, как говорили многие комментаторы, предложить хотя бы понести пакеты, освободив ей руки. Звонить в милицию, угрожать, снимать семью на видео, задавать личные вопросы (но не с целью разобраться, а чтобы запугать) и объяснять незнакомой женщине, что она якобы плохая мать, — это не забота, а попытка самоутвердиться. Это неприкрытая агрессия, которая, как водится, направлена на более уязвимую сторону. В конце концов, это просто хамство: вопрос «а ваш ли это ребёнок, что-то не похож» вызывает мороз по коже.

На территории бывшего Советского Союза бытует мнение, что в развитых странах стоит ребёнку заплакать или, ещё хуже, кому-то из взрослых повысить на него голос — тут же приедут представители органов опеки. Это сильное преувеличение, и в большинстве случаев всё же работает здравый смысл; отсутствие лишних запретов и ненасилие в воспитании не означают, что границ совсем не должно быть. Кроме того, даже самым миролюбивым и уравновешенным родителям иногда приходится прикрикнуть или схватить ребёнка за руку — например, в опасной ситуации, если он пытается выбежать на дорогу. Конечно, домашнее насилие, в том числе по отношению к детям, есть во всех странах — но пока в одних врачей учат распознавать его, а родителей признавать наличие проблем и улучшать отношения с ребёнком, российские селебрити считают нормальным подробно рассказывать, как наказывать пятилетнего мальчика ремнём и тёмной комнатой, «чтобы вырастить чемпиона».

Безусловно, бывают ситуации, когда вызывать полицию можно и нужно — правда, в действительно серьёзных ситуациях, как показывает практика, это оказывается бесполезным. Все мы помним историю Маргариты Грачёвой, с мужем которой участковый «провёл воспитательную беседу»; после этого муж увёз женщину в лес, где топором отрубил ей руки. В идеально работающей системе правоохранительные органы реагируют на опасные ситуации тем, что предоставляют поддержку и защиту. Страдающих от домашнего насилия помещают в убежища, а для родителей, которые не могут себя сдержать и кричат на ребёнка или бьют его, проводят тренинги, объясняют основы психологии и помогают им решить собственные проблемы.

 

Конечно, на чужих детей очень удобно жаловаться — они беззащитны, а их родители
уже находятся под прессингом

К сожалению, детей в России часто воспринимают как не принадлежащую к человечеству единицу — вроде домашних животных. Дети «мешают», «раздражают» и «плачут под окнами по десять минут». Конечно, на чужих детей очень удобно жаловаться — они беззащитны, а их родители уже находятся под прессингом. Каждому приходилось слышать от окружающих, как им однажды в самолёте «мешал» ребёнок, однако и ситуаций, когда раздражение вызывали взрослые пассажиры — пьяные, сильно пахнущие, откидывающие спинку кресла на ваш ноутбук, громогласные, — не счесть. Но взрослому, особенно более сильному физически или нетрезвому, делать замечание как минимум боязно — а как максимум не хочется делать из банального уважения к чужим особенностям и потребностям. А вот высказать претензии родителям маленького ребёнка всегда легко.

Мы забываем, что ребёнок не выбирал быть ребёнком, а не всё понимать и не всегда слушаться — это его природа. Маленькие дети плачут по самым разным причинам, в том числе несерьёзным на взгляд взрослого человека. Поскольку в детском плаче принято, не разобравшись, обвинять родителей, в Сети не раз запускались ироничные флешмобы на тему «почему я плохой родитель». Причиной истерики может стать «я не разрешил ему есть собачьи какашки», «на море были слишком сильные волны, а я не смогла их уменьшить», «она укусила яблоко, и оно перестало быть целым, а я теперь плохая мать». Мой фаворит — это история, когда ребёнок пописал в горшок, вспомнил, что хотел сделать это стоя, но писать было уже нечем, и разрыдался. 

Истерика у маленького ребёнка — это проявление нормального этапа развития, когда он ещё не осознал, что все желания могут мгновенно исполняться. По словам педиатра Сергея Бутрия, такое поведение не болезнь и не проявление дурного характера, так что худшее, что можно сделать в такой ситуации, — это попытаться влезть с критикой или поучениями. Лучшее — тактично спросить у и так напряжённого родителя, нельзя ли чем-то помочь.

«Звоню в опеку»:
Почему в России я бы
не решилась на ребёнка. Изображение № 3.

Что со всей этой ситуацией делать? Думаю, начинать с себя: быть добрее и открытее, не злиться из-за чужих детей и не учить жизни их родителей. Воспитывать собственных добрыми и эмпатичными — чтобы они сохранили эти качества, став взрослыми. Не соглашаться с навязываемым чувством вины и понимать, что осуждение — в голове осуждающего. Почему педиатр в Барселоне говорит мне: «Не переживайте, если не получается кормить ребёнка сбалансированно и разнообразно, это же дети, иногда они просто отказываются что-то есть, и вы не должны винить себя за это», — а маме крошечной тройни врач в Москве заявляет «о чём вы думали, когда рожали?». Уж точно не потому, что я хорошая мать, а она плохая.

Забота — это льготы многодетным семьям, вроде налоговых возвратов и скидок на учёбу любого уровня, включая университеты, а не только возможность бесплатной парковки. Это безопасные детские центры и по-настоящему антивандальные заборы вокруг детских садов. Это ответственность и ненаплевательское отношение к закрытым пожарным выходам. Забота о детях и матерях — это не разговоры о демографии, а создание таких условий, в которых иметь детей хочется и не страшно. Рожать ребёнка в стране, куда запрещают ввозить вакцины и хорошие лекарства, отчаянный шаг.

Забота — это не социальная реклама о зле абортов, а социальная реклама декретного отпуска для обоих родителей; это создание условий, в которых почти любая беременность будет желанной. Это отличные и доступные всем детские сады с самого раннего возраста — чтобы, когда мать выходит на работу, стоимость няни не отнимала всю зарплату. Детские сады, в которых никто не скандалит из-за заложенного носа или кашля у ребёнка, и все понимают, что это нормальная фаза «обмена» вирусными инфекциями, а не желание «плохих родителей» заразить других детей. Растить детей — это дорого, и ни о каком улучшении демографии речь не пойдёт, пока не будет нормальной помощи родителям, главная часть которой — дать возможность обоим полноценно работать.

 

Растить детей — это дорого,
и ни о каком улучшении демографии речь не пойдёт,
пока не будет нормальной помощи родителям, главная часть которой — дать возможность обоим полноценно работать

Я знаю женщин, которые, родив за границей мальчика, не оформляют ему российское гражданство — просто из страха, что через восемнадцать лет его могут забрать в армию. Им предстоит восемнадцать лет тратить время и деньги на оформление виз, чтобы съездить к бабушке и дедушке, но страх сильнее. Поэтому забота о демографии — это ещё и контрактная армия без дедовщины. Это школы, в которых недопустим буллинг. Это полиция, которая реагирует на вызовы адекватно, а не в формате «когда убьют, тогда и звоните». Это полицейские, рассказами о которых не пугают детей, а объясняют, что они — хорошие люди, которые ловят преступников. 

Это удобные для колясок тротуары, это лифты на каждой станции метро, это возможность где угодно пообедать или поужинать с детьми, это приспособленные для смены памперсов туалеты везде, а не только в ИКЕА. Это такое воспитание, когда выросший человек, увидев плачущего ребёнка, интересуется у его мамы, не нужна ли ей помощь, а не угрожает ей полицией и органами опеки. А пока быть беременной и растить детей страшно, опасно и некомфортно, всё больше людей будет просто отказываться от этого аспекта жизни — или искать возможность делать это в другой стране.

Фотографии: Andrii Kozachenko — stock.adobe.com, Andrii Kozachenko — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
102 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.