Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Инструкция7 важных вопросов о том, как рассказывать детям
о войне

7 важных вопросов о том, как рассказывать детям 
о войне — Инструкция на Wonderzine

Сохраните на случай важных переговоров

Любая война — огромный стресс для детей, которые часто не хуже взрослых видят и понимают, что происходит. Несомненно, каждый ребёнок переживает военный конфликт по-разному: опыт тех детей, что оказались под бомбёжками, будет значительно отличаться от тех, что видят войну в новостных заголовках. Однако обсуждать, что происходит, какие вашу семью (и мир вообще) ждут последствия, стоит в любом случае, вне зависимости от того, насколько сильно военные действия коснулись вашей семью. Как сделать это правильно? Составили понятную инструкцию вместе с гештальт-терапевтом, клиническим психологом и психотерапевтом сервиса «Ясно» Антоном Ольховиком.

Как понять, что ребёнок переживает

Антон Ольховик советует обращать внимание на все перемены в жизни ребёнка: как он или она ест, спит, не стал ли слишком молчаливым или замкнутым, продолжает ли контактировать с другими детьми. Эти маркеры могут свидетельствовать о проблемах в жизни ребёнка.

«Очень хороший психотерапевтичный способ — это наблюдение за игрой ребёнка. Представьте, что игра ребёнка — это проекция его внутреннего мира, это взгляд на мир его или её глазами; на то, что он или она усваивает из окружающего мира. Если не вмешиваться и наблюдать, то родителю может многое открыться», — говорит эксперт. Тревожный знак — это проявление возрастной регрессии, например, когда семи-восьмилетний ребёнок во время игры начинает вести себя как трёх-четырёхлетний, коверкая слова и хулиганя.

Как подготовиться к разговору

Дети ищут в родителях поддержку, что особенно заметно во время самых разных кризисов. Война — тот самый случай, когда потребность в опоре для самых незащищённых в обществе людей возрастает многократно. Однозначным сигналом того, что без серьёзного разговора не обойтись, нужно считать вопросы детей — вне зависимости от того, как они их формулируют. Однако в этой ситуации, как говорит Антон Ольховик, родители должны быть сами готовы к такой беседе, то есть оценивать собственные сложные эмоции, связанные с военными действиями.

«Если в момент разговора родитель будет сильно тревожиться или злиться, то ребёнок почувствует это и не увидит возможности опоры на родителя в этой теме», — говорит психолог. Важно следить за тем, чтобы ребёнок не превратился в эдакий «контейнер» для плохих чувств родителя.

Что делать, если тревога не уходит? В этом случае психолог советует вспомнить, кто из вас двоих взрослый. «Тревогу сначала нужно заметить, а потом выдержать. И попробовать поговорить с ребёнком про эту ситуацию максимально отстранённо. Можно попробовать вместе поразмышлять, не занимая определённую позицию, — или провести параллели с прошлым, с другими войнами. Или использовать эту ситуацию, чтобы стимулировать интерес ребёнка к познанию, обсудить с ним, что такое история, как прошлое влияет на настоящее. В такой ситуации тревожному родителю, возможно, будет проще отдалиться от сегодняшнего контекста», — говорит эксперт.

Как начать разговор

Антон Ольховик советует для начала выбрать безопасную обстановку — такую, когда ребёнка не раздражает другой сильный стресс. «Например, точно не стоит говорить о происходящем, скажем, на соревнованиях по плаванию, когда ребёнок уже стоит в плавательной шапочке и готов прыгать в воду», — говорит он. Другие эксперты также советуют начать разговор с вопроса о том, что ребёнок уже знает о происходящем. Можно обеспечить тактильный контакт: положить руку на спину, обнять, маленького ребёнка посадить на колени, — это поможет выработке окситоцина.

Как вести разговор? Психолог говорит, что правильным и уместным будет удовлетворять любопытство ребёнка в той мере, в какой оно проявляется. «Это классическая история про сложные разговоры с детьми: о смерти, о сексе. Правила одни и те же: надо отвечать столько, сколько ребёнок спрашивает, пока интерес не иссякнет», — говорит он.

Отдельно Антон отмечает, что на все вопросы нужно отвечать предельно честно. «Не надо пугать, сгущать краски. Но и снижать градус тоже не надо — это просто не будет соответствовать реальности. Важно не обесценивать, а говорить в той мере, в какой каждый конкретный вопрос касается ребёнка напрямую», — рассказывает он. Эксперт также подчёркивает, что родители не должны врать, если им не хватает знаний для ответа на конкретные вопросы. «Когда вы говорите, что чего-то не знаете, ребёнок не думает, что его родитель глупый, — рассуждает Антон. — Ребёнок понимает, что имеет право на ошибку, так он или она учится возможности чего-то не знать и принимать себя в этом».

Во время разговора важно наблюдать за интересом ребёнка, отмечать появление скуки и тревоги, агрессии. И следить за своими эмоциями: ребёнок часто может считывать эмоции родителя. «Нужно отслеживать, в какой момент он или она успокаивается: ребёнок должен почувствовать, что родитель с ним или с ней», — говорит эксперт. В идеале такой разговор, добавляет он, должен укрепить ваши отношения. Наконец, важно обозначить, что вы в безопасности — а если это не так, то рассказать, что вы делаете для того, чтобы в безопасности оказаться.

Как разговор зависит от возраста ребёнка

Антон Ольховик считает, что в таком разговоре лучше отталкиваться не от возраста ребёнка, а от идеи зоны ближайшего развития (термин для определения пространства задач, которые ребёнок не может освоить самостоятельно, но способен освоить с помощью взрослых. — Прим. ред.). «Сегодня и девяти-, и пятнадцатилетний ребёнок могут задавать одинаковые вопросы. Лучше всего следить за тем, в каких из них ребёнок проявляет интерес: так он или она показывает родителям, что ему или ей нужно знать, какой информации ему или ей не хватает», — говорит психолог.

Что отвечать на тезисы пропаганды

Бывает, что к началу разговора у ребёнка бывает своя позиция — и большой вопрос, как именно она у него сформировалась. В контексте так называемой «специальной военной операции» в Украине российская власть делает всё, чтобы у подрастающего поколения появилась «правильная» позиция, и пускает в ход все доступные средства, включая так называемые «патриотические» уроки (иногда цитируя банальные пропагандистские штампы). Понятно, что в такой ситуации не у всех взрослых включается критическое мышление — что уж говорить о детях, которые в силу возраста могут не осилить медиаграмотность — или не суметь здраво оценивать источники информации.

«Один из важных навыков сегодня — способность фильтровать информацию, и задача родителей — научить ребёнку критически к ней относиться, даже если её источник — это известное медиа или просто знакомые», — говорит Антон Ольховик. Эксперт считает, что если ваши взгляды и взгляды ребёнка не совпадают, то нужно обсуждать не тезисы, а аргументы; говорить не про выводы, а про логический путь, который человек прошёл, чтобы их сделать. «Пропаганда как феномен использует эмоциональные каналы, и это тоже можно объяснить ребёнку. И говорить о том, почему вообще так бывает, что одни медиа показывают лояльную власти позицию, а другие — противоположную», — советует он.

При этом всегда можно обсуждать то, что происходит в школе, — и если на уроках вместо изучения предмета учитель тратит время на пропаганду, то, вероятно, вам стоит прийти в школу и поговорить об уместности таких обсуждений. «На уроках математики стоит изучать интегралы, а не осаду „Азовстали“. Мы здесь на стороне ребёнка, мы защищаем не столько его позицию, сколько его познавательный интерес», — добавляет эксперт.

Что делать, если ребёнок хочет проявлять себя политически

Активная политическая позиция — это здорово, однако родителям стоит наблюдать за ценностями, которые за ней стоят. «Что такое, например, помогать беженцам? Это проявление гуманизма, заботы, сочувствия. Наверное, вы как родитель хотели бы сформировать что-то подобное у ребёнка, это социально правильно», — говорит Антон Ольховик. В таком случае за желанием выйти на улицу стоит ценность справедливости — и психолог говорит, что её тоже нужно заметить и поддержать. Также во время такого разговора стоит возвращаться к мысли, что активный протест в России сейчас попросту небезопасен, а ваша задача как родителя — это обеспечить безопасность для ребёнка любой ценой. Поэтому можно подумать над альтернативными способами выразить политическую позицию.

Говоря про политическую активность, стоит держать в голове уместность и ценность высказывания. Здорово, если ребёнок уже умеет высказываться публично, предъявлять свою позицию — но в школе, вероятно, у детей есть и другая задача — учиться, о ней важно не забывать. «Вам нужно говорить с ребёнком обо всём этом, но на первом месте всегда должны быть ваши отношения, какой бы позиции каждый из вас ни придерживался. Ребёнок должен чувствовать, что вы всегда на его или её стороне», — рассказывает Антон.

ФОТОГРАФИИ: grivina — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.