Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Больше я замуж не хочу»: Женщины о непростом расторжении брака

«Жили вместе пять лет, а разводились — семь»

«Больше я замуж не хочу»: Женщины о непростом расторжении брака — Хороший вопрос на Wonderzine

В прошлом году мы расспрашивали женщин, которые вышли замуж в эпоху пандемии, о том, зачем им брак. А сегодня решили поговорить с теми, кто пережил многолетний развод или ещё находится в процессе расторжения брака. Героини поделились сложностями, с которыми можно столкнуться после официального завершения отношений, а также своими выводами.

алиса попова

Светлана Данилова

В 2013-м году я искала попутчика, чтобы поехать на Гоа, — им оказался мой на тот момент будущий, а теперь бывший муж. Когда вернулись из путешествия, сразу начали жить вместе у меня дома, а в 2018-м сыграли свадьбу. Он не торопился звать замуж, пока я прямо не спросила, к чему мы идём. Хотелось оформить отношения официально. Спустя полгода после этого разговора он сделал предложение, подарил кольцо мечты. У нас была прекрасная свадьба в Таиланде с самыми близкими людьми, а через год мы решили, что готовы к детям. Обоим было около тридцати. Стали пытаться, но получилось не сразу — на то, чтобы забеременеть, мне потребовался ещё год. Я стала счастливой беременной женщиной, он мне во всём помогал, заботился, не давал уставать. Но после рождения ребёнка начались проблемы.

Он не хотел встречать меня из роддома в тот день, когда мне было удобно. Роды — сложный процесс, материнство — не менее страшно и волнующе. Мне хотелось быть окружённой заботой и любовью, хотелось максимальной близости с партнёром, но этого не случилось. Вероятно, у него тоже был стресс. Он был категорически против того, что моя мама приехала помочь на первых порах. Стал задерживаться на работе до одиннадцати вечера, в итоге мама всё поняла и уехала. Между нами не было никакой эмоциональной близости, а дочь он даже на руки отказывался брать. Смотрел на неё как посторонний человек. Хотел тусоваться с друзьями, жить «как раньше», а я понимала, что «как раньше» уже не будет. Спустя месяц после родов я уехала к сестре, он говорил, что там мне будет лучше, настаивал. Мы начали постоянно ругаться по телефону: из-за денег, из-за того, что он холоден, по всяким мелочам. Возможно, я слишком докапывалась, но что он изменился, заметила даже сестра.

Ситуация усугубилась, когда моя мама предложила нам купить квартиру. Муж был против покупки в принципе, мы снимали жильё. Тогда я решила сама выплачивать ипотеку со своего небольшого дохода. Плюс мамина помощь и материнский капитал. Мужу предложила заключить брачный договор, использовала типовой, который дали в банке. Он обратился к юристам и отказался подписывать, хотя даже не мог сказать, какие условия его смущали. Мы снова стали ссориться. Он совсем не проводил время с дочерью, зато стал часто гулять с друзьями без меня, хотя раньше мы так не делали. Началась пандемия, я сидела дома с ребёнком одна. Квартира стала последней каплей — я прямо спросила, почему он не хочет подписывать договор, если не собирается участвовать в ипотеке. Он ответил, что не хочет нас содержать, пока строится квартира, из которой я впоследствии могу его выгнать. Тогда я предложила развестись. На следующее утро он согласился и ушёл из дома. Больше мы практически не виделись.

У меня были большие сомнения по поводу развода — всё-таки у нас общий ребёнок. Я много раз пыталась с ним поговорить, предлагала обратиться к семейному психологу, но ничего не получалось. Он стал очень грубым, перестал интересоваться дочерью и хоть как-либо помогать, домой не приезжал. Я жила в диком стрессе, и в какой-то момент сестра позвала меня отдохнуть в Крым. У меня были небольшие сбережения, но, по сути, поездку оплатила семья. Пока меня не было, муж собрал все свои вещи, о чём написал мне в телеграме. Трубку, кстати, он всё это время не брал — мы общались односложными сообщениями.

Увиделись спустя месяц. Он предложил делить всё через суд, заключить соглашение у нотариуса отказался. У нас была общая машина, которую мы покупали вместе, — оказалось, что, пока я была в роддоме, он переоформил её на незнакомую женщину, а позже машину выкупила его мама. В суде я требовала, чтобы он честно выплатил мне половину стоимости машины. Также я хотела, чтобы дочь осталась со мной, но на алименты и хоть какое-то участие в её жизни тоже хотелось рассчитывать. Он заявил, что не является отцом ребёнка, и попросил суд назначить ДНК-экспертизу. Начались долгие судебные заседания — у меня нет денег на юристов, поэтому всё приходилось делать своими силами. Экспертизу провели в мае, суд получил результаты летом, а слушание назначили только на октябрь. Тест подтвердил, что он отец ребёнка. Всё это время мы с мужем не общались и он никак нам не помогал. В декабре последнее заседание по алиментам — прошло уже больше года.

За это время я поняла, что мужчина может уйти из семьи без какого-либо напряга. Это женщина должна подавать на алименты, тратить свои силы, время и деньги, требовать ответственности. Супруг же просто пишет справки о том, что болеет, и не является на заседания. За него ходит его мама. Когда мы разошлись, дочери было пять месяцев. И если до полутора лет ребёнку хотя бы выплачивают пособие, то после матери необходимо выходить на работу. Судьям абсолютно всё равно, в каком ты положении — один раз приставы арестовали у мужа небольшую сумму и выплатили нам, но на этом всё. Ситуация усложняется тем, что суд проходит в Питере, а мне пришлось переехать в другой город к родителям. Считаю, что система должна быть выстроена совершенно другим образом. В нашей стране матери никак не защищены. В период развода ты даже не считаешься матерью-одиночкой, поэтому никакие льготы тебе не положены, в детский сад без очереди тоже не попасть. Это ужасно несправедливо.

Больше я замуж не хочу. Брак принёс одни хлопоты и проблемы: я бы потратила куда меньше денег и прочих ресурсов, если бы не выходила замуж. Чтобы продлить пособие на ребёнка, нужно предоставить информацию об обоих родителях, а я ничего не знаю про мужа. Как минимум нужна копия его паспорта — у меня её нет, и мы не контактируем. Я писала в прокуратуру о том, что развожусь, а супруг не предоставляет никаких сведений, просила помочь. Отказали. Социальные службы, которые созданы, чтобы помогать нуждающимся матерям, разводят руками. По счастливой случайности я всё-таки нашла копию и смогла получить материальную помощь. В целом я сделала вывод, что нужно обязательно иметь финансовую подушку, ни от кого не зависеть. И свою недвижимость, если у тебя есть ребёнок или ты планируешь. Также невозможно заранее знать, каким отцом будет твой муж. У вас может быть любовь и полное согласие, но только ребёнок покажет истинное лицо. Мы жили вместе шесть лет, а передо мной оказался человек, которого я не знаю.

Маня Уварова

У нас были прекрасные отношения. Дело в том, что мой бывший муж — артист Леонид Лейкин и он всё время путешествовал по разным странам. Сначала мне было сложно привыкнуть к такому режиму, но затем понравилось: он уезжал, я оставалась в Питере, спокойно занималась своими делами. Затем мы на пару недель состыковывались. Может быть, на три дня. Редко случалось, что проводили вместе месяц. Так мы встречались первые три года.

Проблемы появились практически с начала совместной жизни. Они были связаны с тем, что я вечно чем-то занята, не могу сидеть без дела. Когда муж возвращался с гастролей, в первый день он приходил в себя. Мы праздновали его приезд — шли в ресторан или в гости. Радовались, не могли наболтаться. Но на второй он очухивался и начинал отчитывать меня за разные проступки. Например, за то, что сломалась машина, или я что-то не сделала, или он звонил, а я не взяла трубку (мобильных телефонов тогда не было). Претензии копились, пока он был в отъезде, а когда мы встречались, на меня выливался весь шлак. У него много друзей в Питере, которые сообщали ему обо всём, что я делаю. Мне всё время приходилось оправдываться. В какой-то момент я начала заранее готовиться к его приезду: с порога сообщала обо всём, что делала в эти дни. В те годы я была наивной: расстраивалась и плакала, его ревность была мне неприятна. Тогда я ещё не понимала, что рыльце в пушку как раз у того, кто ревнует.

В первый раз на развод подала я. Это было в Америке, куда мы переехали и где прожили тринадцать лет. Он развода не дал — просто не подписал бумаги. Сказал, что мы семья и должны быть вместе во что бы то ни стало. Предварительно я от него ушла, а он переехал в Лас-Вегас. Жить с ним больше не могла — мало того, что он изводил меня своей ревностью, в последний год нашей совместной жизни он всё чаще и чаще рукоприкладствовал. На нашем счету было около трёх вызовов полиции. При этом друг с другом мы развод никогда не обсуждали, потому что одна мысль об этом приводила его в бешенство. Я считаю, что он психопат, которому был жизненно необходим статус женатого человека, позволявший быть уважаемым в обществе. Если бы он развёлся, его образ бы пошатнулся. А самое важное для него — чтобы наш брак выглядел прилично, сохранял приглаженный вид для публики. Поэтому он, конечно, никогда бы не согласился на развод.

За годы совместной жизни мы нажили дом, у нас была дочка. Я всегда говорила: «Ой, да мне ничего не нужно». Гордилась тем, что не стремилась побольше нахапать и в целом мало думала о материальном — была такая хиппи. В итоге он сам подал на развод с огромным преимуществом — дорогущим крутейшим адвокатом, поддержкой которого заручился, когда попал в тюрьму. В тюрьме он оказался, потому что избил меня до полусмерти. Полицию вызвала наша дочь, которой на тот момент было около десяти лет. Из тюрьмы его вытащили под залог, но, видимо, он так перепугался, что опять в ней окажется, что всё-таки решил развестись.

Развод пришёлся на максимально сложное для меня время — я была беременна второй дочерью, не от него. К тому моменту мы жили раздельно около пяти лет. В суде он также запрашивал полную опеку, но доказать, что я плохая мать, у него не получилось. Я прошла множество тестов на наркотики и десять сессий с психологом, эксперты написали мне отличное заключение. Тогда у меня не было ресурсов на адвоката, но я прочитала кучу юридической информации в интернете и достойно представляла свои интересы в суде, в конце судья даже пожал мне руку. Помогло ещё и то, что в Неваде крайне редко лишают матерей родительских прав. Лишать его опеки я не собиралась и никогда не просила об этом в суде, потому что у них с дочерью были очень тёплые отношения. Я знала, что он очень её любит и никогда ей не навредит. Уговор был такой, что мы сами устанавливаем график общения с ребёнком, но если начинаются разногласия, то вступает в силу судебный порядок: неделю дочь живёт у меня, неделю у него.

Спустя год я собралась с силами и вновь открыла дело — моей главной целью было сохранить дом, а также получить алименты. Я быстро поняла, что с мужем разговаривать бесполезно. Обратилась к адвокату и все возможные варианты обсуждала только с ним. Но возникла новая проблема: адвокат начал ко мне приставать. Я не понимала, как продолжать сотрудничество, чтобы нормально развестись, но при этом поставить на место. Пришлось пригрозить, что подам иск о домогательствах, — это помогло. Наше с мужем дело открывалось и закрывалось множество раз. Мне присудили алименты в размере двух тысяч долларов, и я отстояла дом, но в итоге его всё равно забрал банк. Муж не давал мне за него платить и не платил сам, а ипотечный счёт был открыт на его имя. Я два года боролась за то, чтобы получить доступ к счёту, но не вышло.

Мы поженились в 1995 году, расстались в 2000-м и только в 2007-м окончательно развелись. Жили вместе пять лет, а разводились — семь. Теперь я всем советую ни в коем случае не выходить замуж сразу, а пожить вместе хотя бы пять лет. Минимум. Только после этого становится понятно, что за человек перед тобой и можешь ли ты ему доверять. Я же больше совершенно не хочу замуж и не понимаю, зачем это делать. Штампы и вся официальная часть не имеют никакого значения. Важно, как вы проводите дни, поощряете друг друга, взаимодействуете, насколько любите. Конец отношений наступает тогда, когда люди начинают их выяснять. Не нужно тратить на это время. Если рядом человек, который помогает идти вперёд, значит у вас здоровые отношения. А если ты чувствуешь, что задыхаешься и живёшь жизнью мужа, — такие отношения не стоит продолжать, это игра в одни ворота. Я сильно травмирована, поэтому в спокойных отношениях мне долгое время не хватало драйва. Десять лет не могла ни с кем сойтись. Но теперь понимаю, что лучше уж спокойные, чем треш, который был с мужем. А драйв можно брать из экстремального спорта, путешествий, карьеры, но из отношений уж точно не стоит.

Полина Сергеева

(имя изменено по просьбе героини)

Мы познакомились через общую подругу, когда мне было девятнадцать. Сначала он мне не понравился — показался слишком скучным, дотошным. Сходили на пару свиданий, и я решила, что ничего хорошего не получится, не было клика. Мы расстались, но вроде бы без обид, остались друзьями в фейсбуке. Спустя какое-то время мне нужно было вспомнить место, куда мы ходили вдвоём, и я ему написала. Он уже успел жениться, но всё равно позвал меня на кофе. Я согласилась, но воспринимала наше общение исключительно как дружеское. Он сказал, что собирается разводиться, потому что жена не хочет детей и у них расходятся взгляды на семью. Мы продолжили общение, и он, очевидно, хотел большего, пытался меня поцеловать, но я не собиралась вступать в отношения с женатым. Он пообещал развестись и слова на ветер не бросил — реально это сделал. Тогда и началась наша история.

Было много звоночков, что человек не хочет никого слышать и всегда уверен в своей правоте. Вроде бы очевидно, что если ты не умеешь управлять парусной лодкой, то не стоит идти в регату, но ему это было непонятно. Мы пошли в поход с моей семьёй, крайне опытной в этом плане, но он никого не слушал и разделения ответственности тоже не понимал. Говоришь человеку, что нужно собрать дров для костра, а он отвечает, что лучше на гитаре поиграет. Или, например, мы сталкиваемся с реально сложным маршрутом, через который сначала пробуют пройти опытные люди. Все спокойно ждут, кроме моего парня: «Нет, пойдём, подумаешь, что такого». После поездки мы довольно некрасиво расстались — он ушёл, хлопнув дверью и послав куда подальше меня и мою семью. Но затем передумал и стал меня возвращать. Говорил, что экстремальные ситуации бывают редко, а в обычной жизни у нас всё будет хорошо. Уговаривал переехать к нему. Я тогда жила с родителями, а у меня довольно консервативная семья, поэтому «только после свадьбы». Между ним и семьёй началось перетягивание каната. Он много раз говорил, что его намерения серьёзные, но сначала нужно пожить друг с другом, и в итоге я согласилась.

Спустя полгода он сделал мне предложение, и вскоре после свадьбы я забеременела. С этого момента и начались сложности, потому что если моя жизнь изменилась на 180 градусов, то его не поменялась совсем. Мы переехали в квартиру, где раньше жили родители, мама и бабушка постоянно приходили помогать. Я чувствовала огромную поддержку, но не от него. Ему нельзя было доверить ребёнка практически никогда. Если я просила его погулять с ребёнком, чтобы я хотя бы голову помыла, то он всегда находил поводы, чтобы мы пошли вместе. Не понимал и не хотел понимать, с чем я сталкиваюсь. С его стороны тоже были претензии: что я уставшая, что уровень близости не тот и выгляжу не на сто процентов. У меня впервые возникла мысль о разводе, когда ребёнку не было и полутора лет. Так получилось, что два лета подряд мы с мужем провели раздельно. Я поняла, что мне без него спокойнее, и мы ещё больше отдалились. Начались трения по всем вопросам: от финансовых до совместного досуга. Найти общий язык или хотя бы спокойно обсудить проблемы не получалось, любой разговор переходил во взаимные обвинения. Я долго вынашивала мысль о разводе — думала, что рождение ребёнка просто стрессовый период для всех и он когда-нибудь закончится. Но спустя два с половиной года стало понятно, что ничего не получится. Муж был не готов принять развод. Мы ещё полгода походили на семейную терапию, но тоже не помогло. Уже расстались, и у него даже появились новые отношения, но финализировать нашу историю ему не хотелось. Спрашивал меня: «Тебе что, горит? Хочешь новый штамп в паспорте поставить?»

В итоге он согласился развестись, но при условии, что я подпишу соглашение. В основном там в очень жёсткой форме определялся формат общения с ребёнком: например, что мы не можем никуда уехать без его нотариального согласия. Возможно, я отнеслась к договору слишком негативно, но это потому, что знаю уровень его вовлечённости в воспитание и знаю свой. Знаю, что он привык перекладывать ответственность и готов только на развлекательную часть, а серьёзные вопросы у него нет желания решать. Наша с ним коммуникация абсолютно сломана, поэтому мы не можем развестись уже три года.

Иногда я ненавижу его до трясучки, но в целом считаю, что он имеет право на своё мнение и все могут ошибаться. Не складываю с себя ответственность: мы поженились, потому что у обоих в голове была идеальная картинка. Мы оба хотели семью и детей, не разобравшись, от кого хотим. Возможно, я была для него воздушной феечкой, а в реальности оказалась совсем другой, и у него тоже много разочарований. Я же думала, что он очень ответственный, хорошо зарабатывает, с большими планами и амбициями. По сравнению со знакомыми парнями, которые вообще ничего от жизни не хотят, он казался отличным вариантом для семьи. У меня было много претензий, но, возможно, я не смогла правильно их донести. Вижу, что в новых отношениях он делает то, о чём я всегда мечтала, и чувствую небольшое сожаление. Иногда мне кажется, что он использует соглашение, чтобы мне отомстить, потрепать нервы. Но, может, оно и правда ему нужно. Как минимум юридически он имеет на него полное право. Во всяком случае, о лишении родительских прав ни с чьей стороны речи не идёт.

Я сделала вывод, что в отношениях нужно строить как можно меньше иллюзий. Слышать то, что человек говорит, а не то, что хочется слышать. На красные флаги лучше обращать внимание сразу и не думать, что «со мной всё будет по-другому». Если меня ещё раз позовут замуж, то аргументы должны быть очень весомыми.

ФОТОГРАФИИ: kopikoo — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.