Views Comments Previous Next Search

ЗдоровьеАнтиабортный экстремизм: Куда ведёт движение пролайфа

И как американцы переживают его расцвет

Антиабортный экстремизм: Куда ведёт движение пролайфа — Здоровье на Wonderzine

Мы уже рассказывали, почему вывод абортов из системы ОМС и тем более их запрет опасен и что медикаментозный аборт безопаснее, проще и дешевле хирургического (как для женщин, так и для системы здравоохранения). Когда говорят о регионах, где женщины ограничены в возможностях распоряжаться своим телом, обычно вспоминают католические страны Южной Америки или исламский Восток — но не США, в которых право женщины на аборт гарантировано конституцией. Тем не менее именно в Штатах ограничения часто делают аборт невозможным, а деятельность пролайф-активистов порой достигает уровня экстремизма. Разбираемся, кто помогает женщинам, рассылая лекарства почтой, и что нужно делать, чтобы нежелательных беременностей было меньше.

ольга лукинская

Аборт по почте

Организация Women on Web занимается рассылкой препаратов для медикаментозного аборта — их заказывают женщины в странах, где аборты запрещены. По данным ряда исследований, медикаментозный аборт в домашних условиях безопасен, если женщина соблюдает все рекомендации. После запроса с женщиной в удалённом режиме беседует врач, который выясняет срок беременности (он должен быть не более десяти недель), наличие противопоказаний и объясняет, как использовать препараты самостоятельно и в каком случае всё же обратиться к врачу. В зависимости от страны цена услуги варьируется (например, 70 евро для Кении и 90 для Сингапура), но женщинам в трудной экономической ситуации предлагается пожертвовать для проекта любую подъёмную сумму.

Формулировка «домашний аборт» звучит так же жутко, как «домашние роды» — но это результат стереотипного мышления. На самом деле медикаментозный аборт в домашних условиях нельзя приравнивать к криминальному — наоборот, это вполне безопасная, по оценкам ВОЗ, и даже рекомендуемая этой организацией практика. Чтобы не было негативных последствий, должны быть соблюдены три условия: самостоятельная оценка того, что срок беременности позволяет сделать медикаментозный аборт, способность правильно применить препараты без прямого надзора врача, а затем проверка результата с помощью тестов на беременность и чеклистов (женщина должна убедиться, что процесс полностью завершён). Согласно всё тому же руководству ВОЗ, самый затруднительный из этих пунктов — первый, но всё же в большинстве случаев женщина способна определить срок беременности с помощью трекеров менструаций и онлайн-калькуляторов.

Американские ограничения

США долго не входили в список стран, где работает проект, потому что формально аборты там разрешены — но весной 2018 года Women on Web был запущен сайт Aid Access для аналогичной рассылки в Штатах. За полгода таблетки были отправлены примерно 600 женщинам. Создательница проекта Ребекка Гомпертс утверждает, что не нарушает законов, ведь импорт лекарств для личного использования совершенно легален. У FDA может быть другое мнение — агентством было начато расследование ситуации в поисках нарушений закона. Мифепристон (один из препаратов для медикаментозного аборта), в соответствии с правилами FDA, не может продаваться в аптеках или где-либо ещё — пациентка может получить его только в клинике или больнице. На сайте агентства появилось предупреждение, что покупать мифепристон в интернете не стоит.

В недавнем отчёте Guttmacher Institute говорится, что наложенные FDA ограничения на распространение мифепристона не оправданны: препарат достаточно безопасен, чтобы продаваться в аптеках. Отмена ограничений сделала бы аборты доступнее и для тех, кто не может заплатить за приём врача или страховку, и для жительниц определённых штатов: прямо сейчас в 34 штатах запрещается поставлять препарат врачам общей практики (то есть его могут использовать только акушеры-гинекологи). При этом в рекомендациях ВОЗ сказано, что безопасный медикаментозный аборт может быть проведён даже под наблюдением фельдшера или квалифицированной медсестры. Ещё в 19 штатах требуется, чтобы во время приёма лекарств врач находился рядом с пациенткой.

Таблетки и смертная казнь

К сожалению, даже если Aid Access формально не нарушает закон, женщины могут пострадать от серьёзных обвинений: в ряде штатов самостоятельный аборт приравнивается к умышленному убийству и может грозить долгим тюремным сроком, а то и смертной казнью. В новой книге Джоди Пиколт «A Spark of Light» описана подобная ситуация: семнадцатилетняя героиня ищет возможность сделать аборт, не превысив допустимый срок беременности. Оказавшись в клинике, она обнаруживает, что должна была принести разрешение от родителей, поскольку ей нет восемнадцати; ей объясняют, что можно обойтись и без него, если суд выдаст специальный документ. Ждать суда придётся ещё две недели, время истекает, и она заказывает абортивные таблетки онлайн. После приёма таблеток развивается тяжёлое кровотечение, и девушка приходит в сознание в больничной палате — и в наручниках. Ей предстоит суд за убийство. Автор подчёркивает страшную иронию: до 18 лет ты не можешь принять решение об аборте без участия родителей, но у нежизнеспособного вне матки плода прав уже больше, чем у тебя.

Декриминализовать домашние медикаментозные аборты — значит снять ещё целый ряд ограничений: обязательный период ожидания (время, которое даётся женщине, «чтобы подумать о своём решении»), обязательное УЗИ, согласие родителей (как в описанном выше случае). Финансовый вопрос тоже критически важный. В 2014 году средняя стоимость аборта на раннем сроке (до 9 недель) составляла 535 долларов, а покрывающая процедуру страховка есть далеко не у каждой. К этой цене следует добавить расходы на дорогу и отель: одна-две клиники, где выполняют аборты, на целый штат — частая ситуация.

Искажение информации

В поисках такой клиники женщины часто оказываются в неких «кризисных центрах для беременных». К сожалению, к реальной медицине и оказанию помощи они не имеют отношения — это созданные антиабортным движением информационные центры. Что хуже всего — информацию они предоставляют ложную и не основанную на научных данных. Пациенткам рассказывают, что плод почувствует ужасную боль (хотя до 24 недель болевая чувствительность отсутствует) или что психологические последствия для самой женщины будут необратимыми (хотя, по данным исследований, психологические последствия отказа в аборте гораздо хуже). Бывает, что на первом УЗИ (а их в таких центрах проводят бесплатно) женщине говорят, что ничего не видно и определить срок беременности нельзя, предлагая прийти ещё раз. На следующем визите выясняется, что срок беременности уже слишком большой.

Сторонники пролайф-движения (pro-life, «за жизнь») используют психологическое давление: называют эмбрион ребёнком и апеллируют к эмоциям женщины. Они искажают данные, а ссылок на хорошо проведённые (или вообще какие-либо) исследования на сайтах этих организаций не обнаруживается. И это не всё: иногда деятельность пролайферов принимает характер экстремизма.

Нападения на врачей и стрельба в клиниках

С 1993 по 2015 год в США пролайф-активисты были виновны в двенадцати эпизодах стрельбы и нападений на врачей (на работе и дома), не менее десяти человек погибли, ещё несколько пострадали. Менее тяжкие преступления антиабортных экстремистов исчисляются сотнями, и их число растёт: за 2017 год проявлений агрессии стало в разы больше, чем в 2016-м. Так, в прошлом году зарегистрировано 823 незаконных проникновения на частную территорию, 1704 случая создания препятствий (чтобы люди не могли попасть в клинику) и 104 блокировки входов в клинику, 62 случая угроз, в том числе смерти, 1156 звонков или сообщений с угрозами. Число пикетов и демонстраций приблизилось к 80 тысячам. Парадокс: люди, называющие себя борцами за жизнь, готовы убивать и убивают.

Стоит сказать, что именно из-за таких нападений ещё в 1994 году вступил в силу закон о свободе доступа в клиники (Freedom of Access to Clinic Entrances, FACE), после чего активность экстремистов несколько снизилась. Её нынешнее повышение, возможно, связано с тем, что Трамп многократно упоминал репродуктивную медицину во время предвыборной кампании — и пролайферы почувствовали поддержку на самом высоком уровне. Национальная федерация абортов прямо называет некоторые группы пролайф-активистов террористами. Те, в свою очередь, находят новые, более продвинутые, способы действовать — например, взламывают сайты абортных клиник, чтобы изменить указанный адрес, номер телефона или написать, что клиника закрылась на ремонт.

Проблемы с просвещением

Мировой опыт показывает, что для снижения числа абортов эффективен только один способ — снижение числа нежелательных беременностей. А это значит — сексуальное просвещение с относительно раннего возраста, доступность контрацепции и поддержка женщин, независимо от их выбора. Как ни странно, именно пролайферы обычно выступают за полный запрет сексуального образования в школах — хотя было бы логично раздавать презервативы горстями, чтобы подростковых беременностей было как можно меньше. Героиня книги Пиколт, о которой рассказывается выше, забеременела, когда не предохранялась: подруги объяснили, что «после первого раза забеременеть нельзя».

Высказывание, что запрет абортов приводит к криминальным абортам, раньше было вполне однозначным: да, не имея возможности пройти процедуру у врача, женщины прибегали к сомнительным и часто смертельно опасным методам. Но ситуация меняется, и благодаря компаниям вроде Women on Web и Aid Access становятся доступными безопасные и эффективные средства вместе с онлайн-консультациями. Проблема в том, что такие аборты, не отвечая привычному понятию «криминальных», всё же криминализованы. Аналитики Guttmacher Institute отмечают, что наказания — совершенно непродуктивная практика. От неё страдают не только женщины, нуждающиеся в прерывании беременности, но и те, у кого произошёл выкидыш — их могут обвинить в домашнем аборте.

ФотографииKarramba Production — stock.adobe.com, zenstock — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
17 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.