Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Кино«У детей будет самая лучшая жизнь»: Что мы узнали из документального фильма о сёстрах Хачатурян

Строгое воспитание и домашнее насилие

«У детей будет самая лучшая жизнь»: Что мы узнали из документального фильма о сёстрах Хачатурян — Кино на Wonderzine

Дело сестёр Хачатурян — одна из самых громких историй домашнего насилия в России последних лет. Крестину, Ангелину и Марию обвиняют в убийстве отца по предварительному сговору — по статье 105, пункт «ж» УК РФ. Это одна из самых жёстких статей кодекса: девушкам грозит от 8 до 20 лет лишения свободы. Защита настаивает, что девушки действовали в рамках необходимой самообороны и находились в тяжёлом эмоциональном состоянии, так как годами подвергались психологическому, физическому и сексуальному насилию со стороны отца — факт издевательств подтвердило следствие. А на днях была опубликована переписка Михаила Хачатуряна с одной из дочерей, где он оскорбляет девушек и угрожает им.

Документальный проект «Это реальная история», посвящённый самым громким российским уголовным делам, выпустил первую серию нового сезона — о сёстрах Хачатурян. Посмотреть её можно здесь — а мы рассказываем, какие подробности узнали из документального фильма.

александра савина

  Семья Хачатурян переехала в Москву из Баку в 1988 году из-за карабахского конфликта. Они планировали получить визу и эмигрировать в США, но сделать это не получилось — так что они остались в России. «Михаил всегда заботился о нас, так как мы были младше его, — вспоминает его сестра Наира. — Наш отец доверял и был спокоен за нас. Он нас так же воспитывал, так же оберегал и был так же строг с нами. Мы его любили, уважали, и его слово для нас было на первом месте. Нас так воспитали просто».

  У Михаила Хачатуряна и Аурелии Дундук родилось четверо детей подряд, трое — девочки. Аурелия говорит, что из-за религиозности Михаил считал, что женщина должна рожать столько детей, сколько будет беременностей.

  Марина Хачатурян, сестра Михаила, вспоминает, что её брат всегда верил в бога. Но особенно религиозным Михаил стал после того, как ей сделали операцию — с тех пор он всегда ходил в церковь по воскресеньям и церковным праздникам. С женой Аурелией Михаил обвенчался, когда она была беременна дочерью Ангелиной, а у пары уже было двое детей: сын Сергей и дочь Крестина.

  Родственники сестёр говорят, что Крестина всегда была «ведомой», с более спокойным характером, а Ангелина, наоборот, более «мужественной», «девочкой с яйцами», но ранимой внутри. Мать девочек Аурелия говорит, что младшую Марию опекала больше всех — что она «нежная» и «светлая», «маленький ангелочек».

  Сергей, сын Михаила, вспоминает, что его отец со стороны казался добрым, но дома происходило другое — тот нападал на его мать с ножом, душил, бил. По словам Сергея, когда ему было лет восемь-десять, они с матерью попробовали сбежать, но отец нашёл их. В отделении милиции Михаил показал мальчику, что ему дали какую-то бумагу: «Видишь, твоя мать хочет меня посадить», — и порвал её. В шестнадцать лет Сергей ушёл из дома. Через год после этого из дома ушла Аурелия.

  Аурелия долгое время принимала конфликты на себя — и думала, что если уйдёт, конфликты закончатся. Михаил, по её словам, обещал, что если она уйдёт, он наймёт «и нянек, и домработниц — у детей будет самая лучшая жизнь». Адвокат Ангелины Алексей Паршин говорит, что после ухода Аурелии Михаил запретил ей общаться с дочерьми. Он говорит, что отец следил за сёстрами с помощью камеры, бил и оскорблял, а в последний год даже запретил им ходить в школу. Адвокат Крестины Алексей Липцер считает, что девочки находились в рабском положении — должны были готовить, подносить воду, заниматься всеми домашними делами; Крестина, по его словам, сама чинила розетки и решала проблемы с техникой.

  Родственники Михаила уверены, что девушки вели себя «нескромно»  — сестра Михаила Наира говорит, что он их «оберегал от разврата», «чтобы девочки жили порядочно». Она уверена, что девушки подключили на телефоне отца возможность отслеживать его по геолокации — чтобы понимать, где он находится, и заканчивать вечеринки с друзьями. Другая его сестра, Марина, говорит, что уже после его смерти узнала, что девочки пили, курили и употребляли наркотики с друзьями. Брат девушек Сергей и их подруга считают, что те, как и все подростки, просто хотели встречаться с друзьями и веселиться.

  Подруга сестёр Анастасия Кузнецова вспоминает, что девочки обращались к Хачатуряну на «вы». Она говорит, что отец мог запрещать им есть и пить, они могли по нескольку дней не выходить из дома. Кузнецова рассказывает, что у неё осталось сообщение Марии, где та говорит, что сильно похудела, потому что не ела пять дней. Она считает, что единственной отдушиной для девушек было воскресенье, когда отец надолго уходил в церковь.

  Мать сестёр Аурелия вспоминает, что Михаил бил девочек по любым поводам — например, если находил собачью шерсть, мог заставить съесть её. По словам Аурелии, Михаил бил девочек чаще по голове, а те могли ходить в закрытой одежде, чтобы даже летом побои не были заметны.

  Когда Михаил уезжал, на карточку Крестины поступали деньги за аренду квартиры, которую он сдавал, — по словам его сестры Наиры, около сорока тысяч рублей. Наира Хачатурян также рассказывает, что Михаил всегда закупал продукты, а когда дело касалось одежды, просто отдавал сёстрам свою карточку, а сам ждал их, например, в кафе торгового центра. Адвокат Ангелины Алексей Паршин говорит, что на сорок тысяч рублей в месяц сёстры должны были содержать отца и себя: покупать еду, оплачивать счета. Девочки не укладывались в этот бюджет, и это вызывало скандалы.

  По словам адвоката Алексея Паршина, есть несколько версий источников дохода Михаила Хачатуряна. Одна, которой придерживался сам мужчина, — что он когда-то помог какому-то человеку и тот в благодарность перечислял ему 200-300 тысяч рублей ежемесячно. По другой версии, Хачатурян занимался рэкетом — по словам девочек, он постоянно уезжал на какие-то переговоры. У мужчины было оружие, в том числе огнестрельное.

  Аурелия вспоминает, что Михаил «был как будто озабоченный». Когда она отказывала ему в сексе, потому что не хотела, он устраивал скандал, бил её и принуждал: «Я не имела права ему отказать».

  По словам адвоката Алексея Паршина, первой сексуальному насилию со стороны отца стала подвергаться Ангелина — девушка привыкла всё держать в себе и никому ничего не рассказывала, чтобы не травмировать других. Из материалов дела следует, что сексуальное насилие над ней началось в 2015 году — отец угрожал, что если она кому-то расскажет, он её изобьёт. Насилие подтверждают и экспертизы.

  Подруга сестёр Анастасия говорит, что нередко Михаил давил на сестёр, угрожая, что если одна не станет что-то делать, он сделает больно другой и заставит сделать это уже её. Анастасия говорит, что девочки присылали им записи угроз отца, которые незаметно делали на диктофон — например: «Ты у меня будешь сосать, как твоя мать».

  Крестина пыталась покончить с собой — по словам её матери, тогда она провела без сознания около трёх суток. Аурелия говорит, что когда девушка пришла в себя, сёстры спросили её: «Ты что, решила нас бросить? Ты думаешь, что мы не пошли бы за тобой?» После этого Крестина сказала, что будет жить только ради них.

  Адвокат Алексей Липцер говорит, что полиция не реагировала на заявления о насилии. По его словам, брат Аурелии подавал заявление, что Михаил избивает жену, но тот принёс заявление в его квартиру и порвал перед его лицом: «Ещё раз ты обратишься с заявлением — тебе будет плохо».

  Сестра Михаила Хачатуряна Марина вспоминает, что накануне убийства, 26 июля, брат был «очень грустным» и говорил ей, что дочери его «вообще довели, вообще не слушаются» — и что когда она уйдёт, отправит их к матери, так как «уже не может с ними справиться».

  В июле Михаил вернулся из неврологической клиники, где проходил лечение. 27 июля он захотел проверить, сколько дочери потратили в его отсутствие, — разозлившись, начал распылять им в лицо газовый баллончик. У Крестины случился приступ удушья — все испугались за неё, и отец понёс девушку в ванную умыть и привести в чувства. Мать девушек Аурелия вспоминает, что даже тогда он стал домогаться до дочери: «Даже в таких моментах он не жалел их».

  Сестра Михаила Хачатуряна Наира считает, что сексуального насилия в семье быть не могло. Брат девушек Сергей вспоминает, что однажды Крестина позвонила ему и их двоюродному брату Арсену и попросила быстрее приехать. Дома она вышла в подъезд, чтобы отец ничего не слышал, и сказала, что тот хочет, чтобы «Ангелина в ванную с ним зашла». Сергей и Арсен позвонили тёте, но та сказала, что если те ещё раз о таком заговорят, она всё расскажет отцу. «Ну и конечно, все замолчали, чтобы отец не всполыхнул, не бил», — вспоминает Сергей.

ФОТОГРАФИИ: ТВ3

Рассказать друзьям
31 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.