Views Comments Previous Next Search

Интервью«Вылетала почва из-под ног»: Kedr Livanskiy о новом альбоме, спасении
и эйфории

Как преодолеть кризис и записать новые песни

«Вылетала почва из-под ног»: Kedr Livanskiy о новом альбоме, спасении
и эйфории — Интервью на Wonderzine

3 мая московская электронщица Яна Кедрина, она же Kedr Livanskiy, выпустила новую пластинку «Your Need» на американском лейбле 2MR. По собственному признанию, перед тем, как начать работу над альбомом, музыкант пережила кризис творческой идентичности. Мы поговорили с Яной о том, как с помощью друзей и диджеинга справиться с тяжёлым периодом и записать новые песни — о возрождении и любви к музыке.

ИНТЕРВЬЮ: Никита Величко

В твоих интервью раньше часто всплывал образ леса, куда нужно «идти с мечом и преодолевать свои страхи». Новый альбом посвящён «боевому духу, даже смелости и отваге». Приходилось ли вновь каждый раз идти в лес?


В предыдущих альбомах я ощущала себя почти романтическим героем, который отдаляется от мира, видит его в серых тонах и воспринимает жизнь как борьбу. В «Ариадне» этот мотив — потерянности, одиночества — основной. Полгода после «Ариадны» были достаточно жёсткие, именно потому что я стремилась быть сама по себе, не хотела ни с кем общаться.

Новый альбом вообще другой. У меня в голове что-то перещёлкнуло, и я поняла, что больше не хочу быть одной. Появились люди — Женя Flaty, с которым мы писали альбом, и ещё один мой друг — которые меня растормошили и показали, что в коннекте с миром тоже можно найти силу. Не обязательно одной идти в лес: рядом есть друзья, единомышленники, музыканты. С помощью окружающих я вышла из депрессии и поняла, что не нужно воспринимать жизнь только как борьбу. Это борьба, но больше с самой собой, а не с миром. Я больше не хочу воевать с миром — я, наоборот, хочу ему открыться.

В новом альбоме есть эта тема: фонтан прорвало, и всё то, что копилось, давило — бац! — и выстрелило. Это скорее о прорыве, о свободе. Ты больше не хочешь подыхать в своей рефлексии, ты вышел, наконец, из леса-лабиринта. Это период такой маниакальной агонии — горения и открытости. Все десять дней, что мы писали альбом, было такое ощущение.

а Почему ты хотела одиночества?

Несмотря на то, что я открытый человек, мне эта открытость всегда давалась с большим трудом, и только я знала, каким. Я всё переживала внутри себя. Можно сказать, что мне нравилось страдать. Когда ты в этом состоянии, ты поглощён им и не видишь другого пути. Я не говорю, что у меня теперь всё клёво и ровно, но это был очень важный шаг к тому, чтобы посмотреть на вещи под другим углом. Та самая борьба с собой сейчас направлена к свету — будущее уже не так пугает.

Песня «Ivan Kupala (New Day) (Иван купала)» во многом об этом, мне кажется.

Да. Но это не позитивная песня, в ней чувствуется, что каждый раз ты идёшь к этому через преодоление. Меня она трогает, потому что в ней есть эти надлом и вера. Вера нужна — Егор Летов говорил, что без веры нельзя даже гвоздь прибить к стене. Это очень важно, иначе тьма тебя засосёт, и ты вообще ничего не сможешь делать. Ни музыки не будет, ничего, просто будешь сидеть под одеялом. Это не кул.

Не страшно выпускать альбом, который могут не понять старые слушатели? Ты ещё писала в комментариях в ВК: «Ребята! Вы ещё не слышали альбома. Это будет разрыв жопы».

Я, наверное, переживала раньше, что пропасть между прошлыми альбомами и нынешним такая большая. Хотя лично для меня этой пропасти нет, потому что я понимаю, что делаю. В «Солнце Января» и «Ариадне» я максимально полно высказалась о том периоде своей жизни. Сейчас мне хотелось поделиться абсолютно другим, например, тем, что я фанат музыки — и электронной, и не электронной — я отыскиваю кучу всего и интересуюсь разным саундом. Это такая ода музыке.

В альбоме сплелись направления и жанры, и мне нравится, что он разный. Артист вообще должен меняться, и музыка должна меняться — странно, если ты на месте топчешься. Чтобы подготовить слушателя, который, может, не врубается в песню «Kiska», я активно записываю миксы и выкладываю сеты. Я хочу показать, что есть, например, огромный пласт бразильского саунда и «Kiska» была вдохновлена этим звучанием.

Многим, кто меня раньше слушал, это может не нравиться, но для меня это не показатель — я уверена в том, что сделала. И более того, у меня появилась уверенность в том, что я хочу делать в будущем. Это очень крутое ощущение, осмысленное, что ли. Но это не значит, что все альбомы дальше будут танцевальные. Может, я напишу фолк-альбом, когда устану от всего этого. Уже есть такие мысли.

КАК ПОЯВИЛАСЬ ЭТА ФОЛК-ТЕМА — ТЕБЕ СТАЛО ИНТЕРЕСНО ИССЛЕДОВАТЬ СВОИ КОРНИ?

Я делаю всё интуитивно. Допустим, в песне «Иван Купала» есть и паттерны Prodigy, и индийские сэмплы, и даже русское полотно. Во мне сильны корни, потому что я провела детство в деревне с бабушкой. У неё было шесть сестёр: мы постоянно ходили в баню и после собирались за столом, пили чай и в несколько голосов пели народные песни. Детство отпечаталось, а теперь прорывается. Не то чтобы я рассуждаю: «Так, сюда нужно интегрировать такой-то славянский лейтмотив…». Оно само. И я рада, потому что это делает музыку шире, объёмнее. «Каждый человек — он как дерево, он отсюда и больше нигде», — как пел БГ в песне «Капитан Воронин». Мне нравится объединять традиции, это получается очень естественно — и мои западные слушатели это тоже ценят, потому что чувствуют аутентичность.

ТЫ РАНЬШЕ ГОВОРИЛА, ЧТО НЕ НАЗЫВАЕШЬ СЕБЯ МУЗЫКАНТОМ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ОЧЕНЬ ГРОМКОЕ СЛОВО — а ты очень серьёзно относишься к делу. НО НЕДАВНО НАПИСАЛА, ЧТО ОСОЗНАЛА: ТВОЯ ПРОФЕССИЯ — МУЗЫКАНТ.

Раньше я сбегала от проблем, постоянно бухала на вечеринках. Но недавно поняла: эта жизнь ведёт меня ко дну. Я осознала, что долгое время боролась со своими проблемами с помощью алкоголя, просто заглушала невротичный мысленный процесс, погружаясь в бездну депрессухи. Я не жила и не получала радости от жизни. Даже не то что радости — я постоянно находилась внутри лабиринта, из которого никакая Ариадна не выведет.

Я начала переосмысливать жизнь и менять вещи. Я начала принимать реальность, принимать себя в ней и относиться к себе более уважительно, прислушиваться к себе. Открыто взглянув на ситуацию, я поняла, что действительно музыкант. Почему я не достойна этого звания? Музыка — это то, чем я занимаюсь и буду заниматься. Я не говорю, что я гениальный музыкант, но я — музыкант.

ТЫ ГОВОРИЛА, ЧТО ДИДЖЕИНГ СТАЛ ДЛЯ ТЕБЯ СПАСЕНИЕМ, КОТОРОЕ ВЫВЕЛО ИЗ ОДИНОЧЕСТВА. ЧТО ТЫ БОЛЬШЕ ВСЕГО ЦЕНИШЬ В ДИДЖЕЙ-СЕТАХ?

Долгое время мне были важны техно-вечеринки — было круто быть загруженным, дарковым. Но я поняла, что если ты всегда страдаешь, то это не значит, что ты более духовен. Мне больше не нравятся фестивали, где играет техно или электро два часа подряд и все как зомби обдолбанные, — это сейчас совсем не моё.

Мне нравится многообразие в сетах. Мне нравится смешивать разную музыку — чтобы был джангл, чтоб был хаус, чтоб был бейслайн, юкей-грайм — такой микс всего, но чтобы люди танцевали и кайфовали. В жизни очень много сложного, а мне хочется, чтобы люди, когда объединяются на вечеринке, были по-настоящему открыты друг другу и чтобы сет был не то чтобы жизнерадостный, но разнообразный. Он тоже задаёт настроение. Коллективное сознание и то, что общество проговаривает, влияет на то, как люди себя чувствуют, а мне хочется, чтобы люди себя чувствовали лучше. Я не делаю весёлые сеты, но они дают грув, как в баскетболе. Мне больше нравится подход как в 80-е — что-то более светлое.

Альбом показался мне менее текстовым по сравнению с прошлыми. Связано ли это с тем, что тексты вообще стали играть меньшую роль в твоей жизни?

Нет, я даже стала больше читать. Просто это было эйфорическое состояние, очень активное, с ним тоже было тяжело справляться, почва из-под ног вылетала. Поэтому очень много танцевальных треков, а в них не всунешь много текста. Но есть одна лирическая, драматичная песня, которая полностью текстовая. Есть и болевые точки, например, полностью инструментальный трек «Bounce 2» передаёт состояние тревоги. Есть чувство веры в новый день — это «Иван Купала». Альбом вышел абсолютно ситуативный.

Раньше я писала материал в течение года, потом складывала вместе, дорабатывала и выпускала альбом. А этот сделан за десять дней. И в эти дни я испытывала абсолютно невероятную гамму чувств: меня *** [распирало] суперлюбовью к миру до того, что становилось страшно. В этот же момент я расставалась с парнем — родилась песня «Лёд». Такой микс. Раньше был один лейтмотив — одиночества — а здесь как мини-фильм, в котором герой испытывает множество разных эмоций.

ОТКУДА ВОЗНИКЛО ЭТО СОСТОЯНИЕ СУПЕРЛЮБВИ?

Это очень интересная история. Я была в личностном кризисе, возникла куча страхов, музыка перестала писаться. Как-то я пришла в гости к Ильдару Зайнетдинову, который заведует «ГОСТ Звуком», и там же был Flaty. Ильдар тогда был моим букером, и они начали меня спрашивать: «Ну слушай, Кедр, что ты дальше думаешь, чего хочешь? Как всё планируешь?». Я была в таком состоянии, что меня эти простые вопросы убили. Я говорю: «Я не знаю вообще, кто я. Я не понимаю, чего хочу». И Flaty, очень крутой музыкант, решил мне помочь. Говорит: «Кедр, давай сингл какой-нибудь запишем вместе». Чтобы как-то растормошить меня.

В итоге он приехал из Питера и остался у меня на две недели, а вместо того, чтобы написать сингл, мы стали делать альбом. До этого мы были почти незнакомы — пару раз виделись. И вот я живу с человеком, которого плохо знаю, и мы по восемь часов пишем музыку, потом разговариваем по восемь часов на личные и музыкальные темы, потом снова слушаем музыку. Мою закрытость как будто ножичком порезали: это было очень ранимое состояние, очень тонкое, но я вышла на связь с собой. Один щелчок — и всё полилось и не могло остановиться.

Реальность перевернулась с ног на голову. Я поняла, насколько важна коммуникация: человек рядом может раскрыть в тебе такой потенциал, который ты сам не замечал. Я услышала то, что на самом деле во мне было, — в нашем тандеме всё родилось. Выход из того состояния произошёл благодаря друзьям: я нашла силы высказать то, что, может быть, давно хотела, но боялась в одиночку.

ТЫ ГОВОРИЛА, ЧТО ХОТЕЛА БЫ ПОРАБОТАТЬ С ДРУГИМ ЛЕЙБЛОМ, А НЕ ТОЛЬКО СВОИМ 2MR. ПОЧЕМУ?

Все лейблы работают по-разному. У меня с моим лейблом один процесс — мне интересно, как выстраиваются отношения на других лейблах. Это же не только про релизы, а ещё и про человеческую связь. Мне кажется, это возможность поговорить с другой аудиторией. 2MR — это одна аудитория, Ninja Tune — другая. Это пространство для эксперимента. Я респектую каким-то лейблам, и мне по-детски приятно было бы на них издаться. Было время, мне писали с саблейбла Warp, с Ninja Tune, а я динамила эти письма, потому что не могу издаваться по контракту. Психологически это ограничивает: чем больше тебе нельзя, тем сильнее хочется быть свободнее. Скоро истекает мой нынешний контракт на три альбома. Я хочу остаться на своем лейбле, потому что у них очень трепетное отношение ко мне, а у меня — к ним, но я бы прописала возможность релизов в других местах — EP, например. Было бы здорово.

«KISKA» — ЭТО ОТВЕТ ХЕЙТЕРАМ. КАКИМ? ТЫ ЧАСТО СТАЛКИВАЕШЬСЯ С СЕКСИЗМОМ В СВОЙ АДРЕС?

Есть один портал, называется The Flow. Знаешь такой?

ДА, ТАМ ИНТЕРЕСНЫЕ КОММЕНТАРИИ.

Вот это просто обожаю! Я не знаю, почему, но с самых первых релизов там пишут про мою музыку. И с самых первых релизов меня там дико поливают говном, невероятно красиво и изощрённо. Но я не обижаюсь, потому что это абсолютно другая аудитория, для меня вообще с другой планеты. Но там, конечно, бывают сексистские комментарии. Бывает, кто-то по делу что-то говорит, а бывает: «Ты ваащеее какая-то стрёёёмная!», «Вот чё она косит под Луну, у Луны-то ноги длиннее!». Чуваки, вы о чём? Мы тут про музыку говорим! Конкретно на этом ресурсе я сталкивалась с таким хейтом.

А в остальном… На самом деле, это не совсем ответ хейтерам. Мне хотелось первым синглом издать что-то диаметрально отличающееся от предыдущего. И этим я себе доказала, что мне вообще пофиг на реакцию. Я понимала, что очень многие это не поймут. Но я хотела не нравиться, а сразу железно дать понять, что всё, новая эра. Другая музыка.

ТЫ ГОВОРИЛА МНОГО РАЗ ПРО ПУШКИНА, ЛЕТОВА И КУРЁХИНА КАК ОЧЕНЬ ВАЖНЫХ ДЛЯ ТЕБЯ ФИГУР. ЕСТЬ ЛИ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ ТЕБЯ ВДОХНОВЛЯЮТ?

Их очень много! В детстве меня больше всего вдохновляла актриса Кристина Риччи, как раз потому что я была очень мрачной девочкой-готом, а она снималась в фильмах вроде «Сонной лощины», «Семейки Аддамс», «Баффало 66».

Сегодня меня восхищают многие женщины-музыканты. Кейт Буш, например, — восторг. Mazzy Star, The Real Roxanne. Нене Черри, Эрика Баду, Квин Латифа. Очень, на самом деле, нравятся женщины в рэпе. Я даже делала подборку для рэп-паблика: там было десять треков, и все с олдскульным женским хип-хопом. Этот грув в сочетании с женским интонированием даёт нотку нежности и дерзкости, мне нравится это сочетание. И эту дерзкость они интонируют как-то по-подростковому.

КСТАТИ О РЭПЕ — ТЫ РАССКАЗЫВАЛА ПРО ХИП-ХОПОВЫЙ САЙД-ПРОЕКТ С ДРУГОЙ УЧАСТНИЦЕЙ, В КАКОМ ОН СЕЙЧАС СОСТОЯНИИ?

Не сложилось. Я поняла, что могу, грубо говоря, сделать бит, но это будет не хип-хоп. Я не могу объяснить эту магию, но в хип-хопе есть грув, и у меня не получается подцепить эту материю. Получается рэп-бит вместе с Кедром. Поэтому я себе честно сказала: «Кедр, мимо! Это будет что-то интересное, странное, но это не хип-хоп, простись с этой идеей навсегда!»

ТЫ ЧАСТО ПЕРЕСЕКАЕШЬСЯ С теми, кто младше?

Да! Меня всегда тянуло к молодёжи, к их энергии, к их физике, и кино я хотела о них снимать. Даже когда мне было двадцать лет, у меня были друзья, которым было шестнадцать. Сейчас мне двадцать восемь, и у меня есть друзья, которым восемнадцать лет. Например, группа ГРУППА. Там есть Стёпик и Не́кит — это мои кореша. В них столько правды, столько чистоты. Моё поколение — это такие снобисты жёсткие. А эти ребята вообще про другие вещи, их это всё не парит. Одному из моих лучших друзей недавно исполнился двадцать один год. Я даю тем, кто младше, что-то с высоты своего опыта, но и они мне не позволяют забывать, что важно быть открытым. Чем старше ты становишься, тем больше ты закрываешься. Они показывают, что может быть по-другому. 

ПОДВОДИШЬ ЛИ ТЫ КАКОЙ-ТО ИТОГ НОВЫМ АЛЬБОМОМ, ИЛИ ОН ДЛЯ ТЕБЯ СКОРЕЕ НАЧАЛО чего-то нового?

Да нет, это просто ситуативный альбом. Он отражает определённый, очень короткий этап. И я уверена, что у меня больше не будет таких танцевальных альбомов. Был такой период, а сейчас я вообще другой человек, меня уже уводит в другую сторону. Так что, я думаю, это будет один такой уникальный альбом — как исключение, а не как завершающая глава.

обложка: Анастасия Пожидаева

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.