Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Последствия будут трагическими»: Эксперты о декриминализации побоев

Социолог, юрист и заместитель директора центра «Анна» о новом законопроекте

«Последствия будут трагическими»: Эксперты о декриминализации побоев — Жизнь на Wonderzine

Интервью: Александра Савина

Сегодня в Государственной Думе в первом чтении был принят законопроект, вносящий поправку в статью 116 Уголовного кодекса «Побои», которая подразумевает декриминализацию побоев в отношении близких. В июле прошлого года президент РФ Владимир Путин подписал закон, который присвоил преступлениям по ряду статей, в том числе и побоям, статус административных правонарушений. Побои, нанесённые не близким лицам, если они были совершены впервые, стали расцениваться как административное правонарушение. Если же побои наносились близким лицам, за них уголовная ответственность наступала и при первом совершении преступления.

Нынешние поправки переводят в поле административного права и побои в отношении близких лиц. Депутат "Единой России" Ольга Баталина, одна из авторов инициативы, объяснила это тем, что «у людей вызвало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев родственникам являются преступлением, а такие же действия, совершённые на улице, — административным правонарушением».

Впереди второе и третье чтения законопроекта. Мы попросили экспертов — руководительницу проекта «Насилию.нет» Анну Ривину, заместителя директора центра помощи женщинам и детям «Анна» Андрея Синельникова и доцента департамента социологии ВШЭ в Санкт-Петербурге Эллу Панеях — рассказать нам о причинах принятия закона и его возможных последствиях. 

 

Анна Ривина

кандидат юридических наук, руководительница проекта «Насилию.нет», исполнительный директор фонда помощи людям, живущим с ВИЧ «СПИД.ЦЕНТР» 

Очевидно, что это очень опасная тенденция: на уровне законодательства в нашем обществе применение насилия воспринимают как норму. Здесь мы должны понимать, что речь идёт не только о правовых рамках, но и о социально-культурной модели, о дозволенности, которая до сих пор существует в нашем обществе. Депутаты не стесняясь говорят о том, что нельзя запрещать шлёпать детей. Это, конечно, чудовищно и страшно.

Пока было первое чтение законопроекта. Фракция КПРФ не поддержала эту законодательную инициативу и сообщила, что будут внесены различные поправки. Что касается «Справедливой России», то, невзирая на то, что они, к большому сожалению (но неудивительно), поддержали законопроект, с их стороны было верно подмечено, что нужно разделять ювенальную юстицию и те побои и акты агрессии и насилия, которые направлены на совершеннолетних лиц и не затрагивают права детей. Нужно помнить, что на сегодняшний день «Единая Россия» составляет конституционное большинство в нашем парламенте, и инициаторами этого законопроекта выступили как раз депутаты «Единой России» и члены Совета Федерации от «Единой России». Позже партия «Единая Россия» сообщила, что поддержит эту инициативу.

Хочется отметить, что в нашей стране нет закона против домашнего насилия, который есть в 143 странах мира. И вместо того, чтобы принимать закон, который необходим, мы, наоборот, делаем шаг назад. Если мы берём законодательство в том виде, в котором оно существовало с августа (я говорю именно о побоях в отношении близких лиц — статье 116 Уголовного кодекса), то тогда государство хоть как-то берёт на себя задачу по защите пострадавших членов семьи, поскольку обвинение носит частно-публичный характер. То есть не только пострадавший может инициировать обвинение — это могло делать и государство. Сейчас, если всё это уберут, получится очень простая история: будет какой-то акт агрессии, побои, будет штраф, который, скорее всего, будет виснуть на семейном бюджете. Если мы говорим о семьях с невысоким достатком, например, в 15 тысяч рублей, из них 5–10 тысяч будут выниматься для погашения этого самого штрафа. Это может как стать как дополнительным стимулом для последующей агрессии, так и удерживать жертв от подачи заявления.

Но самое страшное, что данные изменения не подразумевают защиты со стороны государства, если будет повторный акт агрессии. То есть женщина, которая второй раз оказалась в такой ситуации, должна будет потом самостоятельно собирать все доказательства, идти в мировой суд и доказывать, что произошло с ней, доказывать вину того, кто с ней так поступил. Мы знаем, что у нас абсолютное большинство женщин не обращается в суды и полицию. Мы абсолютно уверены, что это очень и очень неэффективный механизм, и не всегда даже те люди, которые защищают свои интересы при помощи адвокатов, могут достойно пройти этот путь. Поэтому можно сказать, что в принципе у нас насилие закрепят как норму поведения. 

  

 

Андрей Синельников

заместитель директора центра помощи женщинам и детям «Анна»

Я думаю, это событие отзовётся в будущем ещё большим количеством трагедий, которые происходят из-за домашнего насилия, потому что основное, что не останавливает мужчин, которые бьют своих жён, подруг, — это безнаказанность. Декриминализация насилия в отношении близких лиц приведёт к ещё большей безнаказанности, которая, несомненно и к сожалению, будет толкать людей к подобным актам насилия и агрессии в отношении близких.

Основная причина принятия этого закона в первом чтении — работа консервативных сил нашего общества, олицетворением которых можно назвать Елену Мизулину, которые манипулируют мнением людей, в том числе и депутатов. Я уверен, что большинство из них даже не представляет, за что они проголосовали — этот законопроект подавали как так называемый закон о шлепках: отшлёпал ребёнка — сел в тюрьму. Хотя в первую очередь, как мне кажется, эта поправка была направлена именно на защиту совершеннолетних членов семьи — жён или, например, матерей, потому что нередки ситуации, когда мужчина избивает свою престарелую мать. Вторая причина — это усиление консервативных настроений, в том числе и по отношению к распределению ролей в семье: сторонникам закона кажется, что это наша национальная традиция. Ничем другим я это объяснить не могу.

Главное возможное негативное последствие касается пострадавших женщин, которых лишают хоть какой-то надежды на помощь со стороны правоохранительных органов. Сейчас, когда поправки будут отменены, они окажутся абсолютно беззащитны перед обидчиками, с которыми зачастую из-за нашей российской ситуации вынуждены проживать в одной квартире. Мне кажется, последствия для российских женщин будут очень трагическими. Что касается последствий для страны, то, конечно, её имидж на международном уровне отмена этой поправки очень испортит. 

 

 

Элла Панеях

доцент департамента социологии ВШЭ в Санкт-Петербурге

Я думаю, что люди, которые выступают в поддержку закона, прячутся за псевдотрадиционалистскими лозунгами «невмешательства в дела семьи», но на самом деле руководствуются осознанием того, что наша правоохранительная система разложена до такой степени, что она не в состоянии бороться с такими сложными видами преступности. Некоторое время назад была предпринята попытка заставить полицию заняться проблемой домашнего насилия. Для этого из статьи «Побои» в Уголовном кодексе было исключено наказание за побои, которые наносят друг другу люди примерно равной силы: драка двух мужчин без серьёзных последствий перестала быть уголовным преступлением, а стала административным. Была надежда на то, что полиция перестанет делать показатели по этой статье на стычках между парой подвыпивших приятелей — им останется только бороться с очень серьёзной проблемой побоев в семье. Полиция с этой задачей позорно не справилась, и теперь приходится декриминализировать эту статью целиком просто от осознания, что у нас в России нет такой полиции, которая способна бороться с проблемой домашнего насилия.

Это одно из немногих подобных преступлений, которые действительно нужно пресекать на ранних стадиях. Дело в том, что домашнее насилие — это серийное преступление, это то, что редко случается только один раз. Более того, оно раскручивается, проходит цикл эскалации: если насилие в доме началось, то оно будет нарастать, насильник теряет берега, жертва оказывается в изоляции, и на следующих этапах это могут быть уже серьёзные телесные повреждения, это может быть в конечном итоге убийство.

Это последнее, что имеет смысл декриминализировать. Притом что, вообще говоря, декриминализировать лёгкую преступность бывает очень осмысленно: не посадить человека в тюрьму за не самые большие проступки часто бывает «меньшим злом», чем посадить его. Но в случае с побоями в семье это категорически не так. Это позволяет проблеме расти, развиться, травмировать жертву на много лет (а если это ребёнок, то гарантированно на всю жизнь) — а полиция будет ею заниматься, когда произойдёт что-нибудь действительно ужасное.

Полиция так плохо справлялась с проблемой домашнего насилия до того, что я не думаю, что многое фактически изменится. Тут можно поспекулировать, что, конечно, всем злым мужьям расскажут по телевизору, что за побои в доме больше не сажают, и кто-нибудь решит, что раньше было нельзя, а теперь можно. Но в сущности этот вид преступления оставался до такой степени безнаказанным в России и раньше, что по факту не изменится ничего.

 

 

 Обложка: Elnur – stock.adobe.com

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.