Views Comments Previous Next Search

ЖизньОт хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе

Какими бывают волонтёрские программы и что даёт работа на добровольных началах

От хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе — Жизнь на Wonderzine

Александра Савина

Волонтёрская работа в мире становится всё популярнее: люди готовы помогать другим и планете, не получая ничего взамен. Недавно мы рассказывали, к чему нужно быть готовым, если вы решили работать на добровольных началах, а сегодня обращаемся к практике. Мы расспросили знакомых девушек, работавших по разным программам и в волонтёрских организациях, об их опыте и о том, что больше всего запомнилось.

От хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе. Изображение № 1.

Юля Крылова

digital-маркетолог

Я волонтёр фонда содействия хосписам «Вера» уже чуть больше года: помогаю детскому хоспису «Дом с маяком». Его задача — заботиться о качестве жизни смертельно больного ребёнка и его семьи. Для того чтобы стать волонтёром, нужно заполнить анкету на сайте, пройти собеседование, инструктаж и практическое занятие. Любой волонтёр сначала помогает на выездных мероприятиях, а дальше, при желании и после согласования с координатором, может начать непосредственно общаться с ребёнком и помогать его семье. Ещё у нас была очень интересная лекция про детские заболевания: рассказывали, почему подопечные выглядят и ведут себя определённым образом и тому подобное.

Волонтёры фонда работают в самых разных направлениях: то нужно отвезти лекарства, то получить в поликлинике справку за маму, потому что она одна сидит с ребёнком и не может выйти из дома, то побыть переводчиком для иностранного гостя на медицинской конференции. Я в основном помогаю на мероприятиях. Их у хосписа очень много: например, экскурсии для детей в пожарную часть, клубы для мам и пап, походы в бассейн и многое другое. Чаще всего в мои задачи входит присматривать за подопечным или его здоровыми братьями и сёстрами. Каждый месяц хоспис устраивает что-то вроде вечеринки. К каждому ребёнку прикрепляется на этот день волонтёр. Всем раздают музыкальные инструменты, мы качаем детей на покрывале, играем с песком или сухой фасолью. 

Присматривать за подопечными всегда сложнее всего. Из-за своих заболеваний некоторые дети сильно отстают в развитии, плохо реагируют на окружающий мир. Некоторые совсем не ходят, не могут взять в руки предметы. Находясь рядом с ними, ты максимально сконцентрирован: следишь за позой ребёнка, за его движениями, мимикой, пытаясь уловить настроение. А если кажется, что что-то не так, зовёшь его маму или врача. От такого постоянного напряжения с непривычки очень устаёшь.

Всё же приятно знать, что ты можешь сделать что-то действительно важное. Я могу провести всего пару часов с ребёнком или отвезти маме подопечного букет и поздравить с днём рождения, а для семьи в настолько сложном положении, когда ребёнок смертельно болен, это многое значит. Ведь если ребёнка нельзя вылечить, это не значит, что ему и его семье нельзя помочь. Можно и очень нужно. А ты как волонтёр к этому немножко причастен.  

Даша Скребцова

персональный ассистент

Я очень много занималась волонтёрством во время программы обмена студентов в США FLEX в 2010-2011 году. В конце года мне даже вручили медаль имени Барака Обамы за количество отработанных часов (больше 300 часов за девять месяцев!). Я занималась самыми разными делами. Часто ездила с моей принимающей семьёй помогать на благотворительных марафонах. Обычно забеги начинаются часов в десять утра, на месте нужно было быть за пару часов, чтобы поставить оборудование, зарегистрировать всех участников, а после окончания всё собрать. Приходилось вставать в четыре утра в воскресенье и несколько часов ехать из моего маленького городка до места проведения события. Запомнилась пожилая пара на полумарафоне, которая пешком прошла всю дистанцию — никто не ушёл, пока они последними не пересекли финишную черту. На таких мероприятиях обычно очень много людей работает бесплатно — это помогает сэкономить на организации, так что деньги в итоге идут тем, кому они действительно нужны.

Часто мы помогали на школьных мероприятиях: готовили и продавали еду. Ещё было много разовых работ. Например, помогали убирать в местном музее, в котором работала всего одна смотрительница. Как-то раз собрались на большой субботник перед Днём города, наводили порядок на улицах — в США в маленьких поселениях нет отдельной службы, отвечающей за уборку, обычно этим занимаются люди на исправительных работах или волонтёры. Такие маленькие акции невозможно проводить, если ты не знаешь своих соседей.

Я бы с радостью устроила субботник в парке возле моего дома в Москве, но, к сожалению, даже не знаю, кому это могло бы быть интересно в моём районе. Ещё совершенно отбивает желание этим заниматься возможная бумажная волокита. Как-то я участвовала в субботнике «Блогеры против мусора» в родном Ставрополе — впечатления, если честно, остались не самые приятные. Туда согнали активистов-студентов, которым не очень интересно было этим заниматься, а кроме меня об акции знали только организаторы. Ещё я прошла волонтёром на Олимпиаду в Сочи, но в итоге передумала после подготовительной программы — большинство участников просто хотели бесплатно поехать на Олимпиаду и даже не думали о том, чтобы действительно как-то помочь. 

С выпускниками FLEX мы иногда собираемся, делаем что-то вместе. Обожаю наши поездки в заповедник Лосиный Остров — мы помогаем привести домик лесничего в порядок перед детским летним лагерем. Для меня волонтёрство, в первую очередь, — это помощь себе и своему окружению, а не способ показать всем, какой ты молодец. 

От хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе. Изображение № 2.

Мария Татаринова

студентка, ассистентка отдела маркетинга

Год назад мне в руки попала статья о волонтёрской программе. Хотя она была очень вдохновляющей, я подумала, что сама на такое никогда не решусь. Но через шесть месяцев я уже покупала билеты, а в начале июля улетела в Непал преподавать английский девочкам в монастыре. Это была очень важная для меня поездка: первый раз в жизни я полетела одна так далеко и не знала, чего ждать, чем именно придётся заниматься. За месяц до вылета я начала готовиться: читала о местных традициях, о религии, о трудностях, с которыми сталкиваются туристы, искала материалы для занятий с детьми и смотрела видео на YouTube о девушках, путешествующих в одиночку.  

Монастырь располагался высоко на горе, в окружении джунглей и кукурузных полей — воздух там был невероятно чистым, несмотря на близость пыльного и шумного Катманду. Там не было ни интернета, ни горячей воды, ни обеденного стола, поэтому мы ели на полу огромной веранды с видом на город. Каждый день все просыпались с первыми звуками службы, в 5:30 утра, завтракали и отправлялись в класс. Всего в монастыре четыре класса: первый — для девочек 5—12 лет, два средних и старший — для девочек 17—19 лет. В основном уроки состояли из попыток объяснить новые слова, шумных игр и иногда историй о жизни в монастыре. Из пятидесяти учениц иностранный язык понимали и могли на нём как-то изъясняться около пяти, из них только одна знала язык достаточно хорошо, чтобы рассказывать нам о каких-то интересных обычаях и переводить истории других девочек.

До поездки в Непал у меня не было опыта преподавания, но мне повезло: первые десять дней я вела уроки в паре с немкой, которая до этого преподавала в китайской школе. Каждую неделю приезжали новые волонтёры, которые предлагали новые идеи для занятий. Обычно вечером, когда все дети уходили спать, мы подолгу сидели на веранде, пили чай и обсуждали культурные различия. Я скучаю по всем девочкам, хоть они и спрашивали у меня, как я выживаю зимой и сколько стопок водки выпиваю в день.

Работать с детьми, когда ты сам ещё чувствуешь себя ребенком, непросто. Ещё сложнее работать с учениками, которые тебя почти не понимают и не совсем готовы учить английский. Но я ни разу не пожалела о решении поехать и наконец почувствовала, как повзрослела.

Лена

преподавательница английского языка

Я уехала на год волонтёром в Англию, когда мне было 24, до этого потратив почти целый год на поиски того самого проекта, всевозможные интервью, сбор необходимых документов и бесконечное ожидание. Уже не помню, как именно узнала про EVS (European Voluntary Service, или Европейскую волонтёрскую службу), но поняла, что это оптимальный для меня вариант. Чем хорош EVS, так это тем, что все проекты финансируются Евросоюзом, и волонтёру компенсируют затраты на билеты и визу, оформляют страховку и выплачивают карманные деньги. Существует огромная база данных проектов по всем странам, где будущий участник самостоятельно ищет программу и связывается с принимающей организацией. Выбор просто огромен — есть, где разгуляться.

Поскольку на тот момент я свято верила, что работа с детьми — моё призвание, то проект подбирала соответствующий. В результате я остановилась на организации УМСА в городе Бате. Там я работала ассистентом в детских садах и на местных продлёнках. Позже можно было попробовать свои силы в фитнес-клубе УМСА и в кафе в соседнем Бристоле. На фитнес-клуб я так и не решилась (там было скучно), а вот работать в кафе с радостью попробовала — интересный опыт! Мне очень повезло с проектом: я жила в самом центре невероятно красивого английского города, у нас была отличная команда, интересная работа и, как потом выяснилось, у меня и ещё троих волонтёров из моей организации были лучшие жилищные и материальные условия по сравнению с условиями, в которых жили другие EVS-волонтёры в Англии.

Не могу сказать, что за тот год мне пришлось столкнуться с какими-то глобальными проблемами. Скорее, были какие-то эмоциональные переживания, когда начальная эйфория уже прошла, друзья и родные далеко, снега зимой всё нет и хочется побольше свободного времени и средств на путешествия по стране. В целом я безумно рада, что у меня была возможность получить такой колоссальный опыт жизни в другой культуре, познакомиться с кучей людей со всего мира и посмотреть, на что я реально способна. 

От хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе. Изображение № 3.

Юлия Грис

дизайнер

Кто-то ходит в церковь, кто-то в спортивный зал, а я в приют — собачкам помогать. Эта работа совмещает всё на свете: от адских пыток без сна неделями 
до безмерного счастья. Я связана с приютами пять лет. Ещё будучи подростком, я притащила котёнка к себе домой, но аллергия и родители надо мною не смилостивились, а потому пришлось срочно искать ему дом. 

Сейчас помогаю всем — от мелких домашних передержек до государственных питомников, но тесно связана с «ЗооЩитом». Там я варю каши, убираюсь, гуляю с собаками, делаю им процедуры, беру к себе домой на передержки больных животных, фотографирую и пристраиваю всех подопечных, выкладываю объявления о них на разных сайтах. Меня никто не заставляет это делать, мне действительно нравится этим заниматься, хотя порой бывает страшно и трудно. Очень часто бывают ситуации, когда нам звонят и говорят: «Ой, там несколько щеночков в коробке помирает, я себе взять не могу, приезжайте скорее, забирайте». Приезжаешь, выковыриваешь их из какой-нибудь мусорки, но половина уже мертва, вторая — на последнем издыхании. И ты бьешься за их жизни до последнего. Шанс, что кто-то ещё выживет, — один к ста. Но куда без наивных надежд в этом деле?

В моей жизни тысяча причин, которые заставляют других людей избавляться от своих любимцев: живу в однушке с нерадивыми сожителями, имею аллергию, не имею постоянного дохода, у меня нет времени и сил и вообще я хочу завести разноглазого хаски! Короче говоря, мне действительно комфортнее с животными, нежели с людьми. Видеть благодарные глаза своих подопечных — счастье.

Варвара Бови

студентка

Этим летом мне довелось поучаствовать в организации одного из самых впечатляющих спортивных событий этого года — Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро. Мне всегда хотелось побывать в Бразилии, посмотреть на статую Христа на горе и потанцевать сальсу. Я мечтала посмотреть на Олимпийские игры «изнутри», узнать, как всё это выглядит вживую, а не на экране телевизора или компьютера. Конечно, мне всегда было интересно, как организовываются такие масштабные проекты, ведь на Играх трудятся не только спортсмены и организаторы, но и волонтёры, которых было в этом году было более семидесяти тысяч. В общем, упускать такую возможность было бы глупо.

Заявку на участие я подавала где-то за полтора года. Нужно пройти несколько этапов отбора: сначала рассматривают твою анкету, потом ты проходишь тесты на знание языков, а затем онлайн-собеседование на английском. Раньше я никогда не участвовала в чём-то подобном и у меня был очень скудный опыт работы на добровольных началах. Оказалось, что волонтёрить — дело не хлопотное, но очень-очень интересное.

Я получила море эмоций, познакомилась с огромным количеством новых людей из самых разных стран и работающих в совершенно разных областях и очень полюбила спорт. Меня назначили в отдел переводчиков, в мои обязанности входило сразу после соревнований переводить речь атлетов для олимпийского телевидения. В первые дни, конечно, я немного волновалась, не сразу вспоминала подходящие слова, что-то забывала. Но со временем привыкла и хотелось работать всё больше и больше, потому что стало действительно интересно: я общалась с атлетами, их тренерами, журналистами. Это было незабываемо!

Работа волонтёром помогает стать более открытым человеком — учишься работать в коллективе, в одной команде, помогать другим. Она научила меня быстро реагировать во внештатных ситуациях, когда времени на обдумывание нет и нужно просто принять решение, прямо здесь и сейчас. Главное, что мне дали Олимпийские игры, — это общение. Волонтёрство — это прекрасная возможность пообщаться с разными интересными людьми, чему-то научиться у них, что-то рассказать о нас, ну и заодно подтянуть английский.

Я думаю, эти Олимпийские игры стали отправной точкой для моей волонтёрской деятельности. Один раз попробовав, действительно входишь во вкус. Я уже подала заявку на участие в зимних Олимпийских играх в Корее и с нетерпением жду приглашения. 

От хосписа до Олимпиады: Девушки о волонтёрской работе. Изображение № 4.

Кристина Рассказова

преподавательница итальянского языка

Я ездила на двухнедельную волонтёрскую программу в 2013 году. Место выбирала наугад из базы проектов по трём критериям: Италия; чтобы было не изнуряюще жарко в начале июля и спать чтобы нужно было не в палатках в лесу. Так я оказалась в деревеньке в Альпах между Миланом и Турином. После того как двухнедельный проект закончился, я еще целый месяц жила в доме вместе с долгосрочными волонтёрами и помогала им. 

На первом проекте мы помогали жителям благоустраивать городок и его окрестности. Приводили в порядок места, которые могли бы привлечь туристов: например, расчищали горные тропы, подходящие для треккинга, убирали огромные валуны, оставшиеся от схода ледников несколько тысячелетий назад. Восстанавливали старую дорогу, красили скамейки и деревянные перила мостов, вырезали из дерева и прибивали доски для объявлений. 

Потом я участвовала уже в двух других проектах. Одним занимались волонтеры, приехавшие на год. Нужно было поддерживать только что открывшуюся турбазу: встречать гостей, делать уборку, готовить завтрак. Другой проект был культурно-историческим: мы расчищали тропы партизанов, участвовавших в итальянском Сопротивлении, ходили по их маршрутам, останавливаясь у памятников. Нам показали небольшой музей Сопротивления, а в один из вечеров пригласили 90-летнего бывшего разведчика, который со слезами на глазах рассказывал нам о своей войне. Волонтёры размещали участников, готовили еду, составляли программы, а также каждый из иностранных волонтёров подготовил сообщение о партизанских движениях в своих странах.  

Больше всего мне запомнилось общение с местными жителями, с которыми я очень подружилась. Здесь мне, конечно, очень помогло знание итальянского. Это была та самая настоящая Италия, которую не видит ни один турист. Там никто не говорит по-английски, а люди старше сорока все еще говорят между собой на диалекте, нет ни одной гостиницы и почти ни одного магазина, на незнакомые лица смотрят с удивлением. Мне запомнилась и атмосфера в волонтёрском доме: там ты чувствуешь, что объединён с другими общим хорошим делом. Вы все находитесь здесь только потому, что вам это интересно и нужно, у вас одна цель и совершенно не нужно никому ничего доказывать или показывать. Ты просто делаешь столько, сколько можешь.   

О минусах мне сложно сказать — их и не было. Из незначительного — было неудобно передвигаться, потому что автобусы в наши деревни совсем не ходили. Каждый раз, чтобы доехать до магазина или станции, нужно было просить кого-то тебя подвезти. Но если все были заняты, то приходилось идти около двух часов пешком или добираться автостопом. Важно помнить, что годовой проект ты выбираешь из дома и не можешь заранее близко познакомиться с людьми и местом, где тебе предстоит жить. Я застала период, когда волонтёры находились там всего лишь второй месяц, и видела, как им было психологически тяжело, несмотря на то что люди и атмосфера были очень теплыми. Думаю, я бы не решилась поехать на год волонтёром в незнакомое место.

Фотографии: Coprid - stock.adobe.com, zneb076 - stock.adobe.com, Diana Taliun - stock.adobe.com, terex - stock.adobe.com, exopixel - stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.