Views Comments Previous Next Search

Личный опыт«Я думала, боль —
это нормально»:
У меня синдром поликистозных яичников

«СПКЯ не лечится, но можно научиться с ним жить»

«Я думала, боль —
это нормально»:
У меня синдром поликистозных яичников — Личный опыт на Wonderzine
«Я думала, боль —
это нормально»:
У меня синдром поликистозных яичников. Изображение № 1.

ольга лукинская

несмотря на то что Синдром поликистозных яичников встречается часто, его причины до сих пор изучены плохо, диагностика затруднена, а лечение всегда проводится комплексно. При таком заболевании нарушаются процессы созревания фолликулов в яичниках, овуляции не происходит и постепенно появляются множественные кисты (отсюда и «поликистозных» в названии), заполненные жидкостью. Синдром опасен тем, что может привести к бесплодию, а ещё ему часто сопутствуют проблемы с кожей, депрессия и нарушение восприимчивости к инсулину, что повышает риск сахарного диабета второго типа. Мы уже разбирались, кто попадает в группу риска, — сегодня же графический дизайнер и иллюстратор Анна Григорьева рассказывает, как борется с этим заболеванием.

 

Публикация от Anna (@4erepawko)

 

 

Сейчас мне двадцать четыре, при этом месячные начались в двенадцать — то есть уже полжизни я регулярно переживаю настоящий кошмар. Длительные, по шесть-семь дней, обильные, совершенно нерегулярные (цикл мог длиться то больше месяца, то две недели, это всегда была рулетка) и просто очень болезненные. Раньше первые два дня менструации я проводила в кровати, завернувшись в одеяла, — об активности не могло идти и речи. Если надо было куда-то идти, то приходилось накачиваться таблетками и молча страдать. Я никогда не задумывалась о проблеме — считала, что у всех примерно так же. Когда переехала в общежитие, где у меня появились соседки, уверенность, что всё нормально, только окрепла — ведь девочки тоже жаловались на боли. Обильность и нерегулярность я списывала на индивидуальную особенность, а об СПКЯ тогда ничего не знала.

Ещё лет в десять у меня начались проблемы с массой тела: до этого возраста я была среднестатистическим ребёнком, а примерно в третьем классе резко набрала вес — и с тех пор если и сбрасывала его, то незначительно. Чуть позже, лет с тринадцати, появилось акне. Я не придавала этому значения и списывала проблемы на подростковый возраст — но пубертат прошёл, а воспаления на коже остались. Всё было достаточно стабильно, и мне не приходило в голову, что можно обратиться к врачу. На регулярных медосмотрах в университете и при поступлении в аспирантуру гинекологи задавали стандартные вопросы, но мои ответы и очевидные проблемы с акне и весом не наводили их на мысли о диагнозе. Не зная о существовании СПКЯ, я не могла связать всё воедино, да и просто понять, что недомогание — симптом чего-то серьёзного. Сделать УЗИ органов малого таза мне тоже никогда не предлагали.

В начале 2017 года месячные стали невыносимо болезненными: стандартная доза по две-три таблетки обезболивающих перестала работать, а принимать ещё больше я боялась. За полгода до этого добавились кровотечения посреди цикла — я начиталась ужасов в интернете, дошла до диагноза «рак яичника». Перспектива идти к врачу и серьёзно обследоваться пугала, но страх неизвестности перевесил. Мой муж из Венгрии, и мы живём в Будапеште; в апреле 2017 года я ненадолго ездила в Россию и заодно сходила к гинекологу в платную клинику. Доктор назначила анализы крови и наконец-то сделала мне УЗИ — в яичниках обнаружились множественные кисты. Гинеколог задала стандартные вопросы о регулярности и длине цикла и рассказала мне про СПКЯ. Она же открыла глаза на то, что нынешний вес и проблемы с кожей тоже проявления этого диагноза.

 

 

Если надо было куда-то идти,
то приходилось накачиваться таблетками
и молча страдать. Я никогда
не задумывалась о проблеме — считала,
что у всех примерно так же

 

В первую очередь мне хотелось разобраться с регулярностью цикла и болью. Мы обсудили с врачом возможные варианты и остановились на приёме оральных контрацептивов — до этого я никогда в жизни ими не пользовалась. В первые же месяцы цикл стабилизировался до 28 дней, кровотечения стали четырёхдневными и менее обильными, а боль снизилась до такого уровня, что её можно было переносить без единой таблетки. Прошло акне, кожа стала чистой. В целом качество жизни сильно улучшилось. Мне всё время хотелось спросить: неужели так можно было? Почему я не знала об этом раньше? Правда, была и обратная сторона: за три месяца приёма ОК я набрала восемь килограммов и на пару размеров увеличилась в объёмах — так резко я ещё не поправлялась. Я сопоставила сроки и факты и пришла к выводу, что набор веса был связан именно с началом лечения.

В конце августа я пошла к другому гинекологу, так как возможности попасть в Россию к предыдущему не было. Она выслушала мою историю, снова сделала УЗИ и спросила, делали ли мне анализ крови на инсулин — его уровень я никогда не проверяла. Когда вернулась с результатами, врач сразу отправила меня в соседний кабинет к эндокринологу-нутрициологу с единственной пометкой: подозрение на сахарный диабет второго типа. Эндокринолог очень подробно расспросила о симптомах, заболеваниях в семье. У меня были с собой результаты анализов на гормоны и УЗИ щитовидной железы за последние несколько лет (проблемы с щитовидкой тоже возникли уже давно). Доктор заключила: есть очевидная резистентность к инсулину (которая сопровождает синдром поликистозных яичников в 70 % случаев), сахарного диабета пока нет, но нужно срочно принимать меры — в частности, сбрасывать вес.

Эндокринолог прописала мне стандартный в таких случаях препарат и специальную диету: полностью исключить рис, картошку, пшеничную муку, фруктовые соки, алкоголь и, естественно, сахар. С первого раза с терапией не всё пошло гладко: за два месяца организм так и не привык к лекарству. Меня мучила тошнота и жажда, начались сильные приступы с рвотой и падением уровня сахара, в какой-то момент пришлось экстренно учиться пользоваться глюкометром. Врач сказала сделать недельный перерыв и попробовать другой вариант на основе того же самого метформина.

С новым лекарством всё пошло просто замечательно, я продолжаю принимать его и сейчас, никаких побочных эффектов не возникает. Метформин часто выписывают не только при инсулинорезистентости или сахарном диабете, но и для борьбы с синдромом поликистозных яичников. От его приёма симптомы СПКЯ уменьшились ещё сильнее: месячные стали слабыми и практически безболезненными, почти сошёл на нет рост волос на теле, который часто усилен при СПКЯ из-за избытка мужских гормонов, кожа лица стала стабильно чистой. Конечно, неизвестно, как всё пойдёт дальше, когда я закончу курс препарата.

 

 

Публикация от Anna (@4erepawko)

 

 

В борьбе с СПКЯ самое сложное для меня — питание. Я из тех, кто не любит и не умеет готовить. Суши, пицца, макароны, сэндвичи, замороженные продукты — все эти возможности быстро подкрепиться оказались для меня за бортом. В принципе, в ресторанах и кафе Будапешта всё очень неплохо с опциями для людей с самыми различными диетами: в любом хорошем заведении официант знает, какие блюда в меню не содержат глютен, где есть сахар и из чего его можно убрать. Но постоянно питаться в ресторанах невозможно, а чтобы готовить три полноценных и здоровых приёма пищи в день, которые мне необходимы, нужно не только сварить, потушить или пожарить, но и придумать, что надо будет сделать завтра и послезавтра, сходить в магазин и всё это купить. Никогда раньше я этим не занималась (питалась в студенческой столовой, фастфудом, готовила исключительно простые и быстрые, часто замороженные продукты), и в самом начале это было огромным стрессом. Хотелось всё бросить, только бы не думать, что и когда нужно будет купить, приготовить и съесть.

Очень жалею, что в Будапеште нет систем готовых обедов и ужинов, которые доставляются на дом разложенными на компоненты и готовятся с минимальными усилиями. Я знаю, что подобные сети есть в Москве и Санкт-Петербурге, многие друзья ими пользуются. Не могу сказать, что полностью решила проблему с питанием, но родственники и приятели, которым я жаловалась, посоветовали купить мультиварку. Это действительно помогло, теперь я спасаюсь супами: их мне можно почти любые (в супе легко избавиться от всех «запрещённых» компонентов) и порции надолго хватает. Но в целом мне ещё многому предстоит научиться в планировании здорового и регулярного питания.

Я соблюдаю новый режим почти пять месяцев — и конечно, несколько раз позволяла себе сладкое или мучное. Но благодаря полному пересмотру диеты я стала сильно ощущать влияние сахара на организм. После сладенького по всему телу почти моментально растекается вялость, клонит в сон, хочется полежать, становится тяжело думать. С одной стороны, отказ от сахара даётся тяжело: я всегда была сладкоежкой. С другой стороны, когда физически ощущаешь неприятные последствия от каждой маленькой печеньки, налегать совсем не тянет. По рекомендации врача я буду принимать метформин ещё несколько месяцев и не думаю, что смогу вернуться к образу жизни, и особенно питания, который был у меня до начала эпопеи с СПКЯ. Сахар в современном мире легко можно заменить, в Европе это не проблема: в любом, даже самом маленьком супермаркете найдутся продукты со стевией и прочими аналогами. То же самое могу сказать об алкоголе: я не пила его уже около восьми месяцев и совершенно не чувствую желания к нему вернуться. Это не тот продукт, которого мне сильно не хватает, да и хорошо отдохнуть без выпивки — не проблема.

 

 

В этом, в общем-то, и состоит суть борьбы
с синдромом поликистозных яичников:
ни о каких жёстких, но временных мерах речи не идёт. Нужен новый образ жизни
и питания — навсегда

 

Другой важный момент — повышение уровня физической активности. Это тоже даётся нелегко: я никогда не интересовалась спортом и не хочу заставлять себя ходить в спортзал. Я немного завидую людям, которым это нравится, но моё время слишком ценно, чтобы тратить его на что-то, что не вдохновляет. К тому же, даже если я заставлю себя тренироваться только на время диеты и приёма препарата, это не поможет: когда я перестану принимать таблетки, если уровень активности упадёт хоть чуть-чуть, вес моментально вернётся.

Поэтому сейчас моя задача — пересмотреть расписание так, чтобы в принципе быть активнее. Я стараюсь больше гулять — к тому же у нас нет машины, так что мы с мужем много ходим пешком по делам, и мне это нравится. В Будапеште классное метро, но станций немного, и часто от выхода из метро до конкретного пункта назначения приходится немало пройти. К сожалению, я разучилась гулять «просто так», как в детстве, просто отправляться куда глаза глядят, без определённой задачи. Сейчас учусь этому заново, благо делать это в Будапеште — одно удовольствие. Моя мечта — в ближайшие несколько лет завести собаку, но пока мы снимаем квартиру, где животные запрещены. 

В этом, в общем-то, и состоит суть борьбы с синдромом поликистозных яичников и сопутствующими проблемами: ни о каких жёстких, но временных мерах речи не идёт. СПКЯ не лечится окончательно — с ним можно только научиться жить и справляться. Нет никакой супержёсткой диеты, «потерпев» которую полгода-год, можно решить все проблемы. Нет суровой системы физических нагрузок, пережив которые можно закончить терапию. Речь идёт именно о смене образа жизни и образа питания — навсегда. Это непросто, но я стараюсь. К счастью, у меня замечательная семья и прекрасные друзья, которые очень поддерживают.

Единственное, о чём я жалею, — что узнала о диагнозе только в двадцать четыре года. Несмотря на то что синдром поликистозных яичников очень распространён (он подтверждается у каждой десятой женщины), говорят о нём мало. По статистике, 70 % женщин с СПКЯ не подозревают о болезни — как я в своё время. А ведь если бы я знала о симптомах, то смогла бы начать лечение гораздо раньше.

 

Рассказать друзьям
13 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.