Views Comments Previous Next Search

Личный опыт«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе

Автор телеграм-канала о секс-работе в России

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе — Личный опыт на Wonderzine

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 1.

наташа федоренко

РОССИЙСКИХ СЕКС-РАБОТНИЦ БЕЗ ПРЕУВЕЛИЧЕНИЯ МОЖНО НАЗВАТЬ одной из самых маргинализированных социальных групп. Они постоянно сталкиваются с насилием, часто попадают в эту профессию из-за неразрешимых финансовых проблем и к тому же вынуждены скрываться от государства, которое считает их преступницами. Эту проблему в мире пытаются решить двумя способами: либо легализацией, либо введением наказания для клиентов секс-работниц. Первая потворствует объективации женского тела и не помогает сократить количество женщин, занятых в этой индустрии, вторая часто вынуждает девушек уходить в подполье и, соответственно, развязывает руки клиентам. 

Мы поговорили с автором телеграм-канала «Я Диспетчер» — девушкой, которая занимается распределением заказов в московском борделе, чтобы узнать, зачем женщины уходят в секс-работу в столице и регионах, с какими последствиями сталкиваются и почему эта индустрия насквозь пропитана насилием.

 

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 2.

Однажды я случайно узнала, что моя школьная подружка — проститутка (здесь и далее сохранена лексика автора. — Прим. ред). Сначала я захотела как она, но потом подвернулась возможность устроиться администратором борделя в Новосибирске. Я полностью сопровождала девушек на заказах: доводила до порога, проверяла, насколько адекватны клиенты, и осматривала квартиры. Потом переехала в Москву и начала работать диспетчером в одной из крупных контор, предоставляющих секс-услуги. Сначала меня не хотели брать из-за юного возраста и мизерного опыта работы, но после долгого разговора с хозяйкой я вышла на испытательный срок. Я периодически выхожу в смены, когда в конторе очень большой загруз или мне нужны деньги. Это нормальная практика, потому что зарплата диспетчера складывается из количества заказов и никакого стабильного оклада нет.

Бордели и девушки могут работать по-разному. Есть те, кто работает индивидуально и не связан никакими обязательствами. Но есть и те, кто пользуется услугами контор; им снимают квартиру, делают анкету на сайте, привязывают к клиентской базе и ещё предоставляют охрану. Есть бордели, которые находятся прямо в квартирах — обычно там живут пять-семь девушек, а клиент приходит прямо туда, чтобы выбрать понравившуюся. Но бывает и более сложная система: у таких контор есть свои машины, помещения и диспетчеры — именно в таком борделе я работаю сейчас. Клиенты узнают о нас с помощью рекламы, которая размещается на самых популярных сайтах с интим-услугами.

 

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 3.

В проституцию
в Москве идут буквально все:
и бедные, и богатые, и несчастные,
и счастливые

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 4.

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 5.

 

У нас есть несколько офисов, где лежит документация и стоят компьютеры. Там работают старшие диспетчеры и иногда живут девушки. Ещё у конторы есть несколько машин, в которые каждый вечер садятся девушки и диспетчер, — там я принимаю звонки, а водитель развозит девочек по заказам. В моем подчинении обычно три-четыре машины, и, когда клиент описывает требования к девушке, я обычно выбираю из тех, кто сидит в автомобилях, которые я контролирую. После разговора с клиентом я обычно высылаю фотографию девушки, которая может ему понравиться, и, если всё устраивает, мы везём её на квартиру. По ходу работы я отчитываюсь старшим диспетчерам, подсчитываю деньги, а потом отвожу их в офис. Водители забирают девушек от клиентов и отвозят новым.

 

 

Секс и ипотека

Иногда я провожу собеседования с новым девушками и диспетчерами. Наша контора в каком-то смысле работает на поток, и поэтому мы принимаем на работу всех более-менее конвенционально привлекательных девушек. Очень редко рекомендуем поработать над внешним видом и только потом возвращаться. Часто бывает, что девушка меняется буквально за месяц — учится ходить по салонам красоты у коллег. Цена на услуги определяется внешним видом, так что она может вырасти с пяти до восьми тысяч рублей в час. А в категорию десять тысяч в час и выше обычно входят девушки с пластикой груди и филлерами в губах. В нашей конторе очень много девушек: каждый раз выходя на работу, я вижу кого-то нового. К лету начинается большая текучка: кто-то приезжает поступать в Москву, зарабатывает на отпуск и всё в этом духе. Засасывает далеко не всех: большинство уходит после первой неприятной ситуации, которые бывают регулярно, пугаются и больше не пробуют, но многие остаются надолго.

У нас девушка должна работать минимум три смены в неделю и отдавать половину заработка — это средняя цифра по России. Самый посредственный заработок проститутки за месяц — сто тысяч рублей, но порой доходит до 400–500 тысяч рублей. Такую сумму удаётся получить либо очень «дорогим» девушкам, либо тем, кто готов к экспериментам: на дополнительных услугах можно заработать очень много. В стандартный набор входит только вагинальный секс и минет в презервативе — изредка массаж. Всё остальное оплачивается дополнительно: эякуляция в рот или на лицо, фистинг, минет без презерватива, анальный секс, куннилингус, анилингус и всё остальное. На что-то из этого списка соглашаются почти все, кроме эскортниц, которые и без этого зарабатывают очень много.

 

Бывают и травмы:
у одной девушки порвался задний проход во время секса, у другой лопнул яичник, и это даже не связано с жесткостью клиентов

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 6.

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 7.

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 8.

 

Обычно у нас работают девушки от 18 до 35 лет — спрос есть на всех. В проституцию в Москве идут буквально все: и бедные, и богатые, и несчастные, и счастливые. В этом столица сильно отличается от регионов. Когда я работала в Новосибирске, видела, что почти все девушки стали заниматься проституцией из-за ужасных жизненных обстоятельств: тяжёлая болезнь родственника, развод, потеря работы. Они плакали после заказов и перед клиентами — у меня буквально разрывалось сердце. В Москве таких меньше: очень часто девушки идут в профессию, чтобы закрыть ипотеку. А некоторые просто очень любят деньги, кокаин и новые шубы, но это в основном относится к тем, кто занимается эскортом и берёт по семьдесят тысяч рублей за ночь.

У нас в конторе есть и студентки топовых вузов вроде МГУ и МГТУ имени Баумана, и офисные работницы с двумя высшими образованиями — для них это подработка. У многих девушек есть мужья и парни — кто-то из них знает об их работе, но большинство со скандалом уходят от них, после того как узнают. Одну девушку муж в итоге убил. Чтобы этого избежать, девочки часто просят меня поговорить по телефону с их мужьями и сказать, что они работают в каком-то нормальном месте.

 

 

Травмы и реанимация

После того как девушка встречается с клиентом, я всегда звоню, чтобы проверить, всё ли в порядке, и всегда разрешаю уйти, если клиент попался неадекватный. К сожалению, так бывает часто, и если ты работаешь всего месяц, хоть раз обязательно столкнёшься с агрессией. Я знаю только одну девушку, которую за два года работы ни разу не тронули пальцем. Но есть и случаи, когда тебя насилуют в первую же смену и ты попадаешь в реанимацию. Проституция — невероятно рисковое занятие, и я жутко за всех переживаю.

В целом нормальных клиентов больше, но есть и такие, кто специально копит деньги со стипендии, чтобы вволю поиздеваться над девушками. Если мужчина неадекватный, чаще всего он начинает кричать, удерживать девушку в квартире силой и принуждать её оказывать дополнительные услуги без оплаты — но это ещё самый мягкий вариант, порой доходит до рукоприкладства. В этих ситуациях девушка звонит мне, и я вызываю охрану. Они могут подняться в квартиру и разобраться, но, конечно, порой ребята не успевают приехать вовремя. Многие диспетчеры гонятся за деньгами и отправляют девушек к очень пьяным клиентам, но я в таких ситуациях советую сразу уходить. Однако если девочка отказывается от заказа, потому что вежливый клиент показался ей некрасивым или неприятным, её штрафуют, а после двух штрафов — увольняют.

Если несколько мужчин вызывают одну девушку — я спрашиваю, готов ли кто-то поехать, к таким вещам мы не принуждаем. Но бывает такое, что парень якобы заказывает девушку для себя одного, а в итоге в квартире оказывается ещё несколько человек — понятно, что случается дальше. Было бы здорово, если бы водитель и диспетчер могли проверять квартиру на предмет таких вещей, но в правилах нашей конторы это не предусмотрено.

 

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 9.

Часто девушек вызывают мужчины, от которых недавно ушла жена;
такие обычно не занимаются сексом,
а только всю ночь пьют и жалуются
на жизнь

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 10.

«Каждая сталкивается
с насилием»: Я работаю диспетчером в борделе. Изображение № 11.

 

Бывает, что клиенты предлагают много денег за секс без презерватива, потому что у них якобы аллергия на латекс или проблемы с эрекцией. Некоторые девушки могут по глупости согласиться — за такую услугу могут предложить пятьдесят тысяч рублей, — но я советую ни при каких условиях на это не идти. По моему опыту, у мужчин бывает три причины не надевать резинку: во-первых, люди с серьёзными венерическими заболеваниями часто хотят заразить других людей. Во-вторых, есть те, кто умышленно не прерывают половой акт и осеменяют девушку без её ведома. В-третьих, и правда бывают мужчины с аллергией на латекс, но это редкая история.

Самая распространенная проблема со здоровьем, с которой сталкиваются девушки, — это нервные срывы и наркозависимость. Но бывают и травмы: у одной девушки порвался задний проход во время секса (пришлось вызывать скорую), у другой лопнул яичник, и это даже не связано с жесткостью клиентов. В первое время регулярный секс может быть болезненным, но после пары месяцев все обычно привыкают. Хотя бывают и абсурдные вещи: девушки надевают огромные каблуки даже зимой, чтобы привлечь побольше клиентов, а потом растягивают связки или ломают ноги. Девочки часто проверяются на венерические инфекции, а потом шутя сверяются друг с другом. Но в целом проблемы такого рода у проституток встречаются не чаще, чем в обычной жизни, — все прекрасно понимают, на какой риск идут. Хотя даже самые дорогие презервативы рвутся — от этого невозможно застраховаться.

 

 

Студенты и секс втроём

У нас есть много постоянных клиентов, и, как правило, они берут одних и тех же девушек. Часто это взрослые состоятельные мужчины, которые звонят нам, как только уезжают жёны. Есть и молодые ребята, например, студент полюбил одну из наших девочек — теперь копит на её услуги со стипендии и зовёт к себе в общежитие. Есть один мужчина, который очень любит употреблять кокаин, — он, кажется, перебрал всех девушек в конторе. Он очень приятный и всегда оставляет чаевые, так что девочкам он нравится.

Очень часто проституток заказывают семейные пары, и выглядит это грустно, потому что жена, как правило, этого не хочет. Порой девушка заходит в квартиру, видит очень довольного мужчину и чуть ли не заплаканную женщину, которая выдавливает из себя, что они с мужем хотели бы попробовать секс втроём. Ага, как будто она это решила! Но, конечно, есть пары, где всё происходит по обоюдному согласию, и тогда обычно жена выбирает девушку.

Бывает, что девушки заказывают проституток — это либо лесбиянки, либо те, кто решил попробовать что-то новое. Часто девушек вызывают мужчины, от которых недавно ушла жена; такие обычно не занимаются сексом, а только всю ночь пьют и жалуются на жизнь. Я и сама однажды вызвала девушку, чтобы ей поплакаться и с кем-то выпить. А один раз очень старый мужчина вызвал трёх девушек на всю ночь — велел им раздеться и мыть его огромную квартиру. Девушки, конечно, обрадовались, что сексом в эту смену заниматься не придётся совсем, к тому же он дал им отличные чаевые и был вежлив.

 

 

Наркотики и другая работа

У меня довольно тяжёлая работа, которая требует концентрации на цифрах и способности убалтывать клиентов. Недавно у нас почти месяц не было работы, потому что конкуренты выкупили все нашу рекламу на всех сайтах. В конторе употребляют почти все: на такой работе практически невозможно продержаться без допинга. Большинство девушек очень устают, да и просто не могут спокойно лечь в постель с незнакомым мужчиной — я разрешаю им наркотики, прекрасно понимая, как без этого тяжело. Есть и принципиальные «зожницы», но таких мало, и, как правило, они работают очень давно.

Первое время было очень трудно, а моя начальница говорила, что я профнепригодна, потому что всех жалею: часто отпускаю девушек со смены раньше, просто потому что вижу, как им плохо и больно. Когда очередная девочка выходит от клиента, который её чуть ли не изнасиловал, мне хочется её обнять и попросить всё бросить. Мужчины могут быть ужасно жестокими, поэтому на собеседованиях я всегда пытаюсь отговорить девушек. Раньше я часто плакала на работе, и только вещества помогают мне относиться ко всему проще. 

Многие девушки пытаются уйти из проституции, но не могут — просто больше ничего не умеют. Конечно, можно стать продавцом, но им не хочется работать в разы больше, а получать гораздо меньше. Многие ненавидят себя за это и продолжают работать лет до тридцати, пока их не попросят уйти. Потом им приходится долго навёрстывать, жить в нищете и бороться с депрессией. Хотя некоторые находят обеспеченных мужей — эти девушки спокойно бросают проституцию, идут работать в офис или посвящают себя семье.

На мой взгляд, запрещать проституцию — это как бороться с ветряными мельницами, но, очевидно, стоит сделать её безопасной. Мне кажется, нужно при этом образовывать людей, чтобы они не думали, что это нормальная работа. На самом деле быть проституткой очень рискованно и травматично. Возможно, стоило бы организовать государственные курсы для таких девушек: обучать их языкам, каким-то ремесленным специальностям — в общем помогать найти другое дело. Многие из них банально не видели другой жизни. Недавно от нас ушла девушка, сдала на права, теперь работает таксисткой и безумно счастлива.

Я тоже планирую бросить свою нынешнюю работу — хотелось бы научиться шить или вязать, — но уйти довольно сложно. Работа диспетчером не требует ни высшего образования, ни трудовой книжки, что очень привлекательно. Ещё у меня свободный график, не нужно вставать раньше 14:00, да и денег я получаю много — работая официанткой, зарабатывала в разы меньше.

 

Рассказать друзьям
120 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.