Views Comments Previous Next Search

ЗдоровьеМоя новая грудь:
Как я сделала операцию по её уменьшению

Ольга Лукинская рассказывает, почему ей стало легче жить

Моя новая грудь:
Как я сделала операцию по её уменьшению  — Здоровье на Wonderzine

Моя новая грудь:
Как я сделала операцию по её уменьшению . Изображение № 1.

ольга лукинская

Прошлым летом я рассказывала, почему большая грудь для меня — большая проблема, и о том, что решить вопрос я планировала быстро, сделав операцию по уменьшению груди. В январе я так и поступила — прошло четыре месяца, грудь приняла законченный вид, и я готова поделиться опытом.

 

 

О смелости

Много раз я слышала удивлённые и даже восхищённые фразы о том, что я «решилась» на операцию по уменьшению груди, несмотря на боль, неудобства и ограничения. Не согласна — решиться можно на что-то пугающее, вроде прыжка с крыши горящего здания. А я просто по ряду причин захотела уменьшить грудь, запланировала и сделала это.

Боль, неудобства и ограничения — это когда не можешь спать на животе; когда от любого понравившегося купальника шея болит ещё в примерочной; когда всё время раздражение на плечах от лямок; когда годами мечтаешь о рубашке своего размера, не расходящейся на груди, или кожаной куртке, которая застегнётся; когда не можешь делать йогу и растяжки вниз головой, потому что грудь блокирует рот и нос, и ты задыхаешься; когда носишь истёртые бюстгальтеры по восемь лет, потому что найти свой размер сложно (и дорого); когда не можешь пробежать двадцать метров за уходящим автобусом, потому что без спортивного белья больно. Вот это боль, ограничения и неудобства. А мазать шовчики мазью в течение нескольких недель — это ерунда.

 

 

Доктор Дарнелл

Но начну с начала. Мне было принципиально важно, чтобы клиника находилась в одном со мной городе, поэтому я рассматривала только Барселону. Знаю, что многие летают на операции в Россию (особенно за пределы Москвы и Петербурга), Таиланд и Латинскую Америку, но у меня работа и маленький ребёнок. В первые месяцы после операции может возникнуть гематома или воспалиться шов — важно иметь возможность домчаться до своего врача за десять минут на такси.

Я сходила на четыре консультации; цены у всех были примерно одинаковые — от четырёх до пяти тысяч евро, а вот подход разный. Три доктора из четырёх настаивали на грудных имплантатах — «если вы хотите высокую, не висячую грудь с объёмом и не слишком маленькую». Моя цель была обратной: чем меньше, тем лучше. Моим союзником оказался доктор Дарнелл — в интернете его хвалили за операции без протезирования. Врач сразу сказал, что грудь будет маленькой, но не плоской, и имплантаты совсем ни к чему. А потом долго терпел, пока я закидывала его фотографиями желаемой груди, и спокойно отвечал, что красота груди не в размере, а результат мне точно понравится.

ЭКГ, маммография и рентгенограмма грудной клетки показали, что к операции я готова, так что в семь утра натощак, с пакетом документов и одежды, я отправилась  к доктору Дарнеллу. Именно ему полагались 3 тысячи евро гонорара, остальные полторы — стоимость операционной, наркоза и дневного стационара. Госпитализация во время коммерческих операций в Испании недешёвая — до тысячи евро за ночь, но мой доктор заверил, что она не понадобится: принимать парацетамол и антибиотики после операции пациентка может и дома.

 

Моя новая грудь:
Как я сделала операцию по её уменьшению . Изображение № 2.

Боль, неудобства и ограничения — это когда не можешь делать йогу и растяжки вниз головой, потому что грудь блокирует рот и нос, и ты задыхаешься

 

Сопровождающий (в моём случае это была мама) может быть рядом всё время, пока тебя не увезут в операционную — медсестре, которая пришла установить внутривенный катетер, пришлось прерывать нашу болтовню. Несколько вопросов от анестезиолога — и наконец доктор Дарнелл разрисовывает мою грудь фломастером. На вопросе «чувствуешь, как голова становится тяжелее?» я отключилась. А уже через два с половиной часа снова лежала на кушетке в своём боксе и разговаривала с мамой.

Палата была похожа на люксовый номер в отеле, с двумя ванными комнатами и роскошной косметичкой. Часа через три мне разрешили встать в туалет, и вообще ходить. Никаких бинтов не было, швы заклеены пластырем, сверху — эластичный лифчик. В восемь вечера мне принесли ужин, ввели антибиотик через капельницу — и отпустили домой. Мы хотели поймать такси, но я поняла, что весь день лежала и хочу прогуляться, — мы с мамой около часа шли пешком домой, а по дороге выпили по бокалу шампанского.

Ограничений нет — уже на следующий день после операции разрешают принимать душ. Пластыри нужно сушить феном и обрабатывать спиртом или нежгучим раствором йода. Эластичный бюстгальтер с этого момента нужно было носить круглосуточно — но грудь сразу стала такой красивой, симметричной и с маленькими сосками, что я расстёгивала его по несколько раз в день, чтобы полюбоваться собой в зеркале.

Первые пару недель я часто ездила к врачу, для более быстрого устранения отёка он рекомендовал лимфодренажный массаж, особенно слева: моя левая грудь была объёмнее правой, так что и резать пришлось больше. На одном из визитов доктор заподозрил гематому, принёс гигантский шприц и выкачал примерно пятьдесят миллилитров жидкости — в этот момент мы вместе порадовались, что операция была без протезирования. Если такое скопление крови происходит после установки имплантата, нужно извлекать протез под наркозом, иначе есть риск серьёзной инфекции.

 

 

Семейные дела

На жизни моего годовалого сына Кристофера операция почти не отразилась. Разве что за месяц до неё мы приучили ребёнка спать в своей кроватке, а не с нами — чтобы он, например, во сне не пнул меня ногой по свежим швам. А в детском саду пришлось оплатить дополнительные полчаса в день в течение месяца: ребёнка туда отводил папа пораньше, чтобы не опаздывать в офис. Забирали в обычное время, сначала мы с мамой, а потом я сама — первое время я просто просила воспитательницу помочь мне посадить сына в коляску, ещё бы — он весил двенадцать килограммов.

Ничего не болело, я исправно пила антибиотики и противовоспалительные. А через две недели после операции доктор разрешил мне поднимать ребёнка по мере необходимости — но осознанно, приседая и напрягая мышцы ног и спины. Смело играть и подбрасывать Кристофера пока ещё было рановато, но можно было, например, аккуратно посадить его в коляску. Это было очень кстати, потому что мама улетела домой.

Доктор Дарнелл был абсолютно прав, когда говорил, что я буду отлично себя чувствовать. Редукция для хирурга более сложная операция, чем увеличение груди, а вот для пациентки всё наоборот, после редукции или подтяжки практически никаких неприятных ощущений нет. Иногда я могла, например, толкнуть тяжёлую дверь, почувствовать боль в мышцах груди — как после отжиманий — и вспомнить, что надо быть осторожнее. Недели через три можно было уже не спать в хирургическом лифчике (и вообще заменить его на обычный), оставалось только ухаживать за шрамами и время от времени приходить к врачу на осмотр.

Заниматься спортом я начала недель через пять или шесть. Сейчас, через четыре месяца после операции, я продолжаю носить специальные полиуретановые пластыри под грудью — там, где рубцы ещё не приобрели окончательный вид. По вертикали и вокруг соска шрамы уже выглядят как тонкие белые ниточки, хотя краснота вокруг ещё не сошла окончательно.

 

 

Крошечные лифчики

Эффект от операции мгновенный — можно спать на животе и носить вещи своего размера. Через несколько дней я впервые в жизни уверенно купила рубашку, которая не разошлась на груди. Из удивительных открытий — возможность читать лёжа, опираясь на локти, и вдруг понять, что грудь не касается дивана. Когда я пришла на массаж месяца через два после операции, то легла и «зависла» — что, правда? Мне не нужно ещё полминуты раскладывать грудь руками так, чтобы было удобно и не больно? Мой массажист, кстати, сразу заметил, что спина разгрузилась, а об операции он не знал и по моему виду догадаться не мог — он незрячий.

Новое для меня удовольствие — магазины, где можно покупать крошечные лифчики. Раньше я покупала бельё только онлайн и в единичных случаях могла найти что-то на огромном бельевом этаже универмага El Corte Inglés — теперь же мне доступны не только дешёвые бельевые марки вроде Calzedonia или Oysho, но и магазины, которые на белье не специализируются, например H&M или Urban Outfitters. Я покупаю совсем мягкие лифчики, без косточек, и мне подходят размеры 80 А или 80 В — хотя, подозреваю, с косточками будет больше, потому что сама основа каждой железы достаточно широкая (но пока нет желания даже мерить такие бюстгальтеры, слишком долго я ходила в «броне»). Справедливости ради скажу, что выбор мягкого белья несколько меньше, чем с косточками или пушапом — но мне он кажется бесконечным, раньше большинства брендов для меня просто не существовало.

 

Моя новая грудь:
Как я сделала операцию по её уменьшению . Изображение № 3.

Я не представляла, что «закинуть купальник в сумку на всякий случай», отправляясь на уик-энд, — это реально возможное действие, а не странный оборот речи

 

Купальники — ещё одно открытие. Во-первых, оказалось, что они могут быть дешёвыми. Во-вторых, не занимать полчемодана, а умещаться в ладонь — и высыхать за несколько часов, а не за двое суток. Я даже не представляла, что «закинуть купальник в сумку на всякий случай», отправляясь на уик-энд, — это реально возможное действие, а не странный оборот речи. Более того, теперь я могу надеть его дома под одежду, отправляясь, например, в бассейн с малышом — а раньше такой вариант даже не рассматривался, потому что это больно. За последние пару месяцев я много раз была в бассейне, в спа и на пляже — и начинаю понимать, что не любила всё это именно из-за дискомфорта и сложностей с купальниками.

Одежда, безусловно, стала сидеть лучше; я обожаю оверсайз, и теперь он на мне смотрится как надо — вещи висят на плечах, а не торчат вперёд колоколом. Стало легче тренироваться, я привыкаю к новому центру тяжести, могу ниже приседать и лучше отжиматься. Прекратились пристальные взгляды на улицах. Я могу не носить лифчик, и с удовольствием не ношу его дома — но на улицу обычно всё-таки надеваю: я подолгу хожу пешком и не хочу испытывать грудь гравитацией. По словам многих знакомых, внешний эффект — как будто я похудела килограммов на пятнадцать; большая грудь придавала визуальной массивности. Мне нравится, что так произошло, потому что я очень спортивный человек, и сейчас моя внешность не расходится с внутренним состоянием.

Многие спрашивают про чувствительность сосков; отвечаю — на мой взгляд, она стала чуть лучше. Правда, мы можем иметь в виду разные понятия — я совсем недавно узнала (буквально из интернета), что грудь может быть чувствительной как эрогенная зона, когда прикосновение к соскам вызывает сексуальное возбуждение. У меня, видимо, из-за пережатых нервных волокон, чувствительности не было вообще никакой — то есть, если прикоснуться к соску пальцем, ощущение прикосновения было только в пальце. Сейчас грудь чувствует, когда до неё дотрагиваются — то есть чувствительность стала значительно выше. Насколько заметны шрамы? Пока заметны, но есть явная тенденция к тому, чтобы они стали максимально тонкими и светлыми — при надлежащем уходе через год они будут почти невидимыми.

  

Рассказать друзьям
76 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.