Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Стиль«Просто нужно выжить»: Как новые законы душат ювелирное дело в России

«Просто нужно выжить»: Как новые законы душат ювелирное дело в России — Стиль на Wonderzine

Рост цен, сокращение штата и закрытие локальных марок

Последствия так называемой «спецоперации» затронули не только простых граждан, но и владельцев бизнесов — в частности, производителей ювелирных украшений. Из-за резкого роста цен на драгметаллы и нестабильного курса многие представители отрасли были вынуждены провести переоценку изделий, сократить штат и отложить долгосрочные планы.

Помимо внешних трудностей, ювелиры столкнулись и с внутренними. С 1 марта 2022 года оборот драгоценных металлов и камней в России будет проходить через систему ГИИС ДМДК и только при наличии уникального идентификационного номера. Так государству будет проще следить за ювелирной торговлей, однако работникам индустрии это сильно усложнит жизнь. Кроме того, новые проблемы ювелирам принесёт подписанный 9 марта закон № 47-ФЗ, отменяющий не только налог на покупку золотых слитков для физических лиц, но и возможность применять упрощённую систему налогообложения в ювелирной отрасли. Все представители рынка должны будут перейти на общую систему налогообложения и платить дополнительные налоги с 1 января 2023 года.

Несмотря на уверения Минпромторга о необходимости изменений, многим ювелирам такие новости кажутся катастрофой. Создательница бренда Avgvst Наталья Брянцева отметила, что новое правило сильно усложнит работу небольших дизайнерских марок: «Это коснётся 99 % предприятий по количеству, доля которых на рынке 45 %. Проблема ещё шире, это коснётся всей ювелирной отрасли, производств, гранильных мастерских, мастерских по ремонту, маленьких дизайнерских марок. Это более 10 тысяч предприятий, сотрудники которых останутся без работы. Отрасль будет представлена тремя крупными розничными ювелирными сетями. Полное отсутствие конкуренции».

Уже сейчас можно предположить, что нововведения будут иметь массу последствий: от повышения цен на изделия до возможного закрытия локальных марок. О том, как в новых условиях будет (и будет ли вообще) функционировать ювелирная индустрия, мы поговорили с её представителями.

Анна Масловская

дизайнер и создатель Anna Maslovskaya Jewelry and Objects

 Нужно понимать, что повышение цен в ювелирной отрасли, которое уже произошло и ещё произойдёт, связано не только с ростом стоимости золота. Первая причина — скачок цен на золото во всём мире и дополнительный скачок именно в России из-за курса валюты. Из-за этого все материалы подорожали в два раза (металлы, кристаллы, оборудование). Вторая — введение с 1 марта 2022 года системы контроля ГИИС ДМДК. Третья, влияющая на цены с 1 января 2023 года, — отмена УСН для ювелиров и переход на общие налоги плюс НДС.

Наверняка вы слышали о маркировке товаров, так вот теперь она добралась и до золота. Это ещё одна система слежения за всеми, кто занимается золотом, и она превзошла все предыдущие. Если до этого ювелиры отчитывались налоговой, Пробирной палате и Росфинмониторингу, то теперь, помимо всего этого, появился четвёртый орган контроля.

Эта система нужна для того, чтобы отслеживать передвижение золота до микрограмма. Что же из себя представляет ГИИС ДМДК? Это сайт, на котором производители ювелирных украшений обязаны вести учёт всего, начиная с закупок и производства, заканчивая продажами. Всё прозрачно, можно увидеть, сколько ювелир передал украшений и в какой магазин, какие именно изделия, по какой цене, сколько граммов золота или серебра было использовано. С первого марта государство видит передвижение каждого грамма, более того — мы сами должны передавать и подтверждать эти данные. Мы заносим в систему, сколько золота купили, где и у кого. Тот, кто продаёт, тоже должен отчитаться. Далее передаём информацию о том, что конкретно произвели, в скольких граммах, какова потеря при производстве. Так же с данными о драгоценных камнях. Затем мы отдаём изделия в Пробирную палату, где на них ставят пробу, после присваиваем через ГИИС ДМДК каждому украшению уникальный номер — УИН. В скором времени новая, третья (помимо пробы и именника) метка появится и на самих украшениях — её будет ставить также Пробирная палата. Уже сейчас есть УИН и QR-код, который надо распечатать и прикрепить к бирке. Отсканировав такой код, человек попадает в систему ГИИС ДМДК и видит всю информацию об украшении.

Это невероятно замороченный процесс, прибавляющий новые задачи, для которых приходится нанимать дополнительных сотрудников — специально для ведения ГИИС ДМДК. Этот процесс требует полной сосредоточенности, как и бухгалтерия. Если ошибиться — например, не будет совпадать количество купленного золота и количество использованного при производстве — возникнут проблемы. При этом важно понимать, что добиться стопроцентной точности в этом вопросе почти нереально.

В январе, активно занимаясь реализацией маркировки, мы с командой думали, что большая сложность 2022 года — введение ГИИС ДМДК. И это действительно было не просто, учитывая то, что система новая и не продумана идеально, имеет ошибки и нестыковки, а служба поддержки работает абы как. Но пришёл февраль 2022 года со всеми его бедами, и маркировка оказалась цветочками. Сейчас ювелирная отрасль России пребывает, можно сказать, в коллективном шоке: кто-то уже закрывает бизнес, кто-то планирует — работать в новых условиях действительно будет непросто.

Цена золота всегда меняется в течение дня в реальном времени, как и курс валюты. Иногда на копейки, но в последние дни — на сотни рублей. Восемь лет назад, когда я только начинала заниматься украшениями, грамм золота стоил 1600 рублей, за месяц до «спецоперации» — около 4500, а сейчас цена варьируется от 7200 до 8600 рублей и, скорее всего, вниз уже не пойдёт. Если валюта может скакать туда-сюда, то золото захватывает новые рубежи и держит их. Один подписчик написал мне в инстаграме: «Это не золото подорожало, а мы обнищали». Это утверждение верно, но не полностью — да, ситуация в России влияет на цену, но золото в мире тоже выросло. Если рассчитать грубо: возьмем 585-ю пробу — её цена повысилась на 2000 рублей. Из них 1000 рублей — это рост во всём мире, а ещё тысяча — это наша девальвация. Драгоценные камни продают в основном в долларах или ориентируясь на цену в них. Цена камней выросла за месяц в долларах на 25 %, прибавьте к этому перевод в рубли по курсу не 75, а 130 рублей.

Финальная, третья причина сложностей, вызвавшая в итоге больше всего возмущения в отрасли, — недавняя отмена НДС на покупку золотых слитков для физических лиц. Под шумок в этот закон добавили отмену возможности использования УСН для нас. А это значит переход на новую систему налогообложения, в котором фигурирует НДС. Для нас, по словам моего бухгалтера, это означает с 6–13 % налогов рост до 40 % с января 2023 года. В условиях настоящего и грядущего кризиса участники рынка считают эту меру крайне несправедливой и объединяются в чаты в Telegram для отстаивания своих интересов. Я тоже в них состою, однако не верю, что это можно изменить. Я вижу чёткую линию — государство не хочет, чтобы золото было доступно его гражданам. Думаю, что это ещё не все меры, которые они применят.

Несмотря на трудности, я буду продолжать заниматься своим делом, потому что это моё призвание, моё дело любви и путь. Что будет с маркой в будущем — трудно сказать, пока планирую и дальше работать искренне, как раньше. Я не умею строить долгосрочные планы, для меня важнее работать в собственном темпе. Ещё до всех событий я хотела начать делать новые более крупные и дорогие украшения, в том числе и с драгоценными кристаллами. Сначала я зависла с этой идеей, честно — испугалась, что это будет никому не нужно в текущих условиях. Но сейчас пришла в себя и понимаю, что честно делать своё дело, поддерживать свою команду, а может, даже расширять её — лучшее, что я могу сделать для мира.

Надя Менделевич

куратор частных собраний драгоценностей

 В сложившихся обстоятельствах мы приготовились к падению прибыли в три раза. Так как наша аудитория — осознанные гедонисты, думаю, они точно перетрясут приоритеты сейчас. Производство как группа людей и облако техник пока не изменилось, но это лишь вопрос времени: изоляция России наверняка повлияет на цены и скорость обслуживания важного оборудования литьевых производств. У нас есть запас интересных цветных камней на три месяца бережной — к себе и к кошельку клиента — работы.

Сейчас лично у меня вообще нет цели зарабатывать в России, сквозь ужас от происходящего. Зато есть другая цель — моя любимая команда должна иметь работу и довольных клиентов. Из-за последних событий мне надо переделать полностью и отложить пару заграничных премьер. Два проекта, наоборот, запустить на российском рынке: они классные, но в Европе их тема будет откровенно раздражать в текущем культурном дрейфе.

Вся ювелирная индустрия заточена под доллары и мыслит в долларах, поэтому рублёвые цены драматично изменятся. Я пока отобрала немного камней из личных запасов, которые были куплены настолько сладко, что я могу продать их на 30 % дешевле, чем это принято среди дилеров в Лондоне или Париже. Вот мой доступный максимум заботы о клиенте в это время. 

Что касается новых налоговых правил и суматохи с ГИИС — это неприятно, но не смертельно. Во всяком случае, для тех, кто работал на аудиторию, которая выбирает между кольцом и топовым айфоном. Те, кто конкурировал с парой хороших кроссовок, пострадают сильнее всего. Оставаться конкурентоспособным брендом сейчас помогут качество, искренность и любовь к результату. Я помню, как в 2008-м сыпались антиквары, которые торговали тем, что сами бы никогда не купили. И помню, как росли те, кто с любовью собирал ассортимент «под себя». Что делать ребятам с тиражными украшениями? Много разных лимитированных выпусков с классным сторителлингом — хорошо бы благотворительным. А если вы раздумываете об инвестициях в золото, драгоценные камни и украшения, то сейчас внутри России легальных способов сделать это выгодно с оглядкой на год-два вперёд нет.

Николай Пуставов

сооснователь и дизайнер Fjord

 На данный момент прежнее функционирование бренда практически остановилось. Нам даже пришлось уволить часть сотрудников, которых мы брали под рост компании. Для нас это была стратегия развития, мы нанимали сотрудников под грядущее масштабирование, чтобы не сталкиваться с кризисом роста, но сейчас это оказалось суровым обременением.

Как и любой кризис, этот в первую очередь ударил по цепочкам поставщиков. Первые пару недель никто даже не говорил цены на производство украшений. Сейчас, узнав первые цены, мы понимаем, что нам полностью придётся пересмотреть ценовую политику, а вслед за этим всё остальное: от точек продаж до формата общения с аудиторией. Даже если представить, что мы достигли дна кризиса (а он только начался), цены уже вырастут на 50–70 %. И это не желание заработать — всё своё существование Fjord делал упор на минимальную наценку и демократичные цены.

Отдельной бедой пришла новость о принятии закона об отмене НДС на золото. Саму отмену мы можем только приветствовать (хоть это и не касается нас), но под шум всех событий к этому закону присовокупили пункт отмены специальных налоговых режимов для малого бизнеса. Это обернётся катастрофой: налоги будут составлять порядка половины стоимости украшений. Бизнес станет низкомаржинальным, рухнут возможности отдавать товары на комиссию (обычно она начинается с 50 %). Для нас это значит, что розничная торговля офлайн почти всегда будет убыточна.

В общей повестке с разговорами про поддержку малого бизнеса подобные нововведения выглядят как издевательство. Если закон не отменят, то ни о какой конкурентоспособности не может быть и речи. Мы больше года готовим проект, связанный с одеждой, и надеемся, что новый бренд поможет нам устоять в финансовом плане. Кроме того, есть мысли про ювелирные сплавы. Однако об этом можно будет думать, только когда мы ударимся об дно колодца, в который мы все сейчас летим с немыслимой скоростью.

Пока что мы продолжаем работать в обычном темпе — готовим новую коллекцию, коллаборацию, запуск бренда одежды. Как бы это странно ни звучало, но любая отмена планов сейчас будет продиктована паникой. Конечно, мы понимаем, что теперь не всё удастся реализовать в задуманном виде, однако придумывать что-то новое в момент падения невозможно. Я пришёл в ювелирный бизнес из сферы искусства, и прелесть быть художником в том, что учишься смотреть на ситуацию, не отвлекаясь на эмоции. Например, когда в 1834 году в Лондоне горел парламент, художник Уильям Тёрнер арендовал лодку, чтобы с воды наблюдать и делать эскизы бушующей стихии. Сейчас эмоционально меня поддерживает мысль, что мы присутствуем при крахе империи, — это бодрящее чувство.

Светлана Ефремова

основатель магазина украшений «Сахарок»

 Сейчас мы с коллегами вовсю обсуждаем новый закон, связанный с НДС. Совершенно непонятно, что будет дальше — серебро и так сильно поднялось в цене, ещё добавятся 20 % налога, уйдут УСН и патенты. Произойдёт монополизация отрасли, условно как с РЖД. Будут два-три гиганта, которые займут всю индустрию, а маленькие бренды могут просто не потянуть всё это. Только представьте, цена на серебро уже сейчас взлетела в 1,8 раза и, возможно, дойдёт до 2,5 — соответственно, увеличится и себестоимость товара. Мало кто может себе позволить изделия по такой цене, так что вырисовываются совсем не радужные перспективы. Конечно, когда ты производишь изделия огромными тиражами — это другая история, так что у больших марок проблем, скорее всего, не будет.

Вступление в силу ГИИС ДМДК — отдельный кошмар. Никто не знает, как с этим работать, даже в Пробирной палате толком ничего не объясняют. Такое ощущение, что просто затягивают удавку. В таких условиях существовать небольшим брендам будет тяжело. За последние две недели мне пришлось принять много сложных решений. Например, мы закрываем все офлайн-магазины. Сейчас я хочу быть более мобильной, потому что никто не знает, что будет завтра. На какое-то время перейдём в онлайн, пока я не пойму, что стоит вновь открываться.

Мы по-прежнему делаем ставку на собственную марку, но пока что поставили всё на стоп — для начала нужно просто выжить. До всех событий хотелось её развивать, у нас было отрисовано дизайнов на год вперёд. Сейчас я даже не понимаю, на какие деньги всё это производить: с учётом розничных цен мы просто не сможем закупить металл и что-то создать. Кстати, цены мы пока не меняли, но, думаю, скоро придётся это сделать, иначе невозможно будет создавать что-то дальше.

Есть ощущение, что идёт борьба с государством и что бизнесу устраивают проверку — сколько мы ещё сможем вытерпеть. Вроде, наоборот, можно было ожидать, что будут какие-то преференции для российских производителей, но нет. Всё могло быть иначе, если бы государство поддержало малый бизнес. Можно вспомнить хотя бы 2014 год, когда взлетел доллар, — тогда ведь как раз и появились многие бренды украшений и одежды. А что может появиться сейчас? Некоторые люди из индустрии даже не верят, что их бизнес доживёт до 2023 года.

Честно говоря, сейчас мне кажется, что хорошего ждать не стоит. Если все новые правила останутся, то выиграют от этого только большие игроки. Мой бизнес с начала пандемии коронавируса был в режиме «выживания», и это уже немного надоело. Не хочется, чтобы весь путь был таким, чтобы постоянно нужно было с чем-то бороться. Мне кажется, в ближайшее время можно будет обратить внимание на другие сферы, где будет попроще и где будет поддержка. Конечно, обидно наблюдать за тем, как рушится бизнес, который я строила восемь лет. Но несмотря на это, внутри меня спокойно. Я изучаю психологию, хожу на терапию, занимаюсь медитацией, это помогает мне держаться.

ФОТОГРАФИИ: LIGHTFIELD STUDIOS — stock.adobe.com (1, 2), Floral Deco — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.