Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильАпсайклинг будущего: Как старый мех приходит на смену новому

Апсайклинг будущего: Как старый мех приходит на смену новому — Стиль на Wonderzine

И что вообще делать с шубами

Спрос на новые меховые изделия во всём мире продолжает падать — и даже в России в 2020-м вещи из пушнины оказались менее востребованными, несмотря на суровые холода. Объяснить это можно в том числе тягой к более ответственному потреблению: наблюдая за ситуацией в мире, многие покупатели отказываются голосовать рублём за жестокое обращение с животными и ищут этичные альтернативы. Одной из них стал апсайклинг, то есть создание новых вещей из старых. Одним из самых заметных запусков в этом сегменте стала российская марка Nereja, взявшаяся за переработку ненужных шуб, чтобы вновь сделать их модными. Мы решили разобраться, почему старый мех приходит на смену новому, — и поговорили об этом с создательницей Nereja Светланой Вашеняк.

текст: Анна Аристова

Для меховой индустрии 2020-й закончился не на самой радостной ноте — в ноябре премьер-министр Дании Метте Фредериксен объявила о решении уничтожить всех норок на фермах, занимающихся разведением пушных животных (то есть 17 миллионов особей). Решение было обусловлено тем, что у некоторых из них был обнаружен новый штамм коронавируса SARS-CoV-2, снижающий иммунный ответ у человека, — оно же вызвало массовые протесты по всей стране среди не только фермеров, но и защитников животных. Последние, впрочем, выразили надежду на то, что всё это приведёт к окончательному закрытию норковых ферм в стране. «Правильным решением было бы полностью прекратить разведение норок и помочь фермерам заняться другим видом деятельности, не ставящим под угрозу здоровье населения и благополучие животных», — заявили в беседе с The New York Times представители организации Animal Protection Denmark. Стоит заметить, что Дания — крупнейший экспортёр меха норки в мире. Для сравнения: ежегодно в стране производится 17,7 миллиона шкурок, в то время как в России их количество составляет 1,4 миллиона.

Была ли инициатива датского правительства подкреплена научно, неясно до сих пор (к тому же исследователи подозревают, что вирус был передан к норке от человека), но событие быстро вылилось в крупнейший международный скандал под названием #minkgate, из-за которого министр сельского хозяйства Могенс Йенсен — якобы именно он отдал приказ убить животных — был вынужден уйти в отставку. Кроме того, о своём закрытии объявил крупнейший в мире меховой аукцион с 90-летней историей Kopenhagen Fur, поставляющий материалы для люксовых брендов. История с истреблением норок из-за вспышек SARS-CoV-2 не нова — ранее решение о закрытии норковых ферм было принято в Нидерландах, кроме того, вирус был выявлен на производстве в Испании, Италии, Франции, Польше и Литве. Как сообщает BBC, акцент в меховом производстве вскоре сместится на новый, китайский рынок, что, впрочем, не помешает ценам на норковые изделия взлететь из-за образовавшегося дефицита.

Тем не менее мода на натуральный мех неизбежно идёт на спад — по данным BoF, с 2015 года рынок сократился вдвое и по состоянию на 2019 год оценивался в 22 миллиарда долларов. Об отказе от использования натурального меха в своих коллекциях из этических соображений на протяжении последних лет заявляли известные бренды — в том числе Chanel, Gucci, Burberry, Versace Michael Kors, Jimmy Choo и Giorgio Armani, — а также крупные онлайн-ретейлеры вроде Farfetch и Net-A-Porter. Вспоминается и скандал из 2019 года, случившийся вокруг российской марки 12Storeez, когда бренд резко раскритиковали в Сети за рекламу новинки — норковой шубы. Пользователи, выступившие в защиту животных, довели дело до бойкота — в Сети даже появился хештег #нет12storeez. Представители марки в свою очередь быстро объявили об отказе от производства изделий из норки и стали выпускать вещи из более экологичных материалов. «Мы принимаем во внимание мнение нашей аудитории, поэтому, если мы видим, что значительной части аудитории неприятно, что любимая марка продаёт одежду из ценного меха, мы готовы отказаться от коммерческой выгоды в пользу мнения значительной части людей», — рассказывал «Коммерсанту» генеральный директор 12Storeez Иван Хохлов.

Удивительно, что такой случай произошёл в России — впрочем, даже у нас, где шуба до сих пор считается для многих ключевым элементом гардероба (и в некоторых городах с особенно суровыми морозами — вынужденной необходимостью), спрос продолжает падать — в декабре Московский кредитный банк (МКБ) сообщал, что продажи изделий из кожи и меха в 2020 году резко снизились, в том числе и по этическим соображениям. Что касается ситуации в Европе, падению продаж меховых изделий не в последнюю очередь поспособствовал и запрет на разведение животных ради меха в Великобритании, Австрии, Хорватии, Германии, Чехии, Норвегии, Бельгии и ряде других европейских стран.

Казалось бы, альтернативой натуральному меху может стать искусственный — но и здесь возникает много вопросов. В то время как фермы, разводящие пушных животных, остаются, по мнению зоозащитников, крайне энергозатратными и токсичными — разводчики не только обрабатывают шкурки химическими составами, но и загрязняют грунт и водоёмы отходами производства, — и к искусственному меху остаётся немало вопросов. В том числе в связи с тем, что синтетическое волокно, необходимое для создания таких шуб, получают из нефти. Так что пока производители меха отчаянно пытаются выжить в модном сегменте, позиционируя свои изделия как более sustainable, чем искусственные альтернативы (и прибегая к поддержке инфлюэнсеров), на рынке начинают появляться новые решения.

Одним из компромиссов стала переработка готовых меховых изделий: раз уж главным преимуществом натурального меха в сравнении с искусственным остаётся то, что он готов прослужить ещё много десятилетий — почему бы не взять мамину или бабушкину шубу, слегка её видоизменить и вновь сделать модной?

Одним из самых интересных последних запусков в этой нише стал бренд стилистки и внештатного редактора Vogue Светланы Вашеняк Nereja («Нерея». — Прим. ред.), занимающийся перешивом старых шуб, дабы подарить им новую жизнь. «Мне всегда нравился мех, и как стилист я понимала, как можно превратить старую шубу в модную, так что идея запустить свой бренд была логичной (как рассказывала Светлана в беседе с Vogue, она убеждённый веган, так что поиски шуб проходили в основном в винтажных магазинах. Но поскольку многие силуэты уже устарели, их приходилось перешивать у портного — так и появилась идея Nereja. — Прим. ред.). Я много лет консультировала большой меховой бренд и за это время успела понять, какие формы мне нравятся, а какие нет», — отмечает она. Светлана рассказывает, что шубы находятся «везде где только можно», от частных лиц до комиссионных магазинов, а пошивом занимается портная Юля и её скорняки.

Что касается цен, хотя и The New York Times недавно сетовали, что перешив шуб — дело нерентабельное, а стоимость конечного продукта чуть ли не превышает цену на новый, в России эта идея кажется чуть ли не более жизнеспособной (особенно если учесть суровые холода): «Думаю, что в Европе и Америке перешить шубу действительно стоит дорого, поскольку у них нет культуры скорняжного дела и настоящей необходимости носить мех. В России весьма суровые погодные условия, отсюда и любовь к меху, а также давние традиции работы с ним — соответственно, много хороших мастеров и более доступные цены за их услуги, — поясняет Светлана. — У нас было несколько клиентов, которые купили наши шубы именно потому, что они не новые. Так что идея апсайклинга совершенно точно уже приживается в России, правда, с небольшим опозданием от Запада». Ценник на шубы Nereja получился вполне конкурентным по сравнению с новыми, изначально недешёвыми изделиями — например, «переработанная» шуба из меха норки обойдётся в 150 тысяч рублей (доскидочные цены в той же «Снежной Королеве» гораздо выше). К тому же это отличная возможность проголосовать рублём против перепроизводства — и за новую жизнь для старых изделий, которые точно прослужат вам ещё много-много лет.

Если вам всё-таки некомфортно носить даже бабушкин мех, есть и другие решения: вместо того, чтобы выбросить ненужную шубу, её можно переработать в какой-нибудь предмет интерьера — к примеру, наполнитель для тёплой подушки или одеяла. В Австралии, например, появилась очаровательная инициатива под названием «Snuggle Coats» («Уютные пальто») — участники собирают ненужные меховые изделия у частных лиц, превращая их в согревающие одеяла и пледы для спасённых диких животных. Nereja тоже старается перерабатывать изделие целиком без остатка. «Мы стремимся использовать максимальное количество меха из исходного изделия: например, из капюшона сделать пояс или красивый лацкан», — говорит Светлана.

В эпоху перепроизводства меховых изделий переработка кажется одним из самых этичных решений проблемы — особенно для тех, кто не может отказаться от натуральных изделий по разным соображениям. В заключение хочется привести цитату профессора экологических исследований Нью-Йоркского университета Софии Калантзакос: «Индустрии моды определённо необходимо найти способы сократить использование ресурсов… Но и мы как потребители должны делать покупки с учётом того, как уменьшить собственный углеродный след — и наслаждаться любимой одеждой дольше, а также её перерабатывать».

ФОТОГРАФИИ: Wearefur, Nereja

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.