Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильКоролева полумесяца: Как 28-летняя Марин Серр стала дизайнером года

Королева полумесяца: Как 28-летняя Марин Серр стала дизайнером года — Стиль на Wonderzine

И как ей в этом помогла Бейонсе

антон данилов

В конце июля Бейонсе выпустила аудиовизуальный альбом «Black Is King». В видео на песню «Already» музыкантка и её танцоры появляются в комбинезонах Marine Serre, разукрашенных знаковым для бренда символом — полумесяцем. По хорошей традиции всё, что надевает Бейонсе, быстро становится популярным — вот и число запросов на комбинезон Marine Serr увеличилось на 426 процентов всего за двое суток. Строго говоря, Бейонсе не в первый раз надела вещи французского дизайнера — ровно год назад в похожем комбинезоне Би с мужем Джей-Зи пришла на баскетбольный матч. В нарядах Marine Serre в разное время выходили Кайли и Кендалл Дженнер, Дуа Липа, Наоми Скотт и Трейси Элис Росс, но их признание — только начало пути для двадцативосьмилетней дизайнера из Франции.

Марин Серр не мечтала о карьере в индустрии моды с детства: девушка тринадцать лет профессионально занималась теннисом. Марин рассказывает, что до поступления в школу архитектуры и визуальных искусств La Cambre в Брюсселе она ничего не знала об индустрии. «Я интересовалась одеждой и тем, как она шьётся, но об остальном я и понятия не имела, — рассказывает Серр в интервью Ssense. — Я искала хорошие школы, а [колледж] Central Saint Martins был слишком дорогим. Поэтому я поехала в Бельгию. La Cambre — государственная школа, и она мне подошла». В день, когда Марин зачислили на первый курс, она попала в автомобильную аварию, из-за чего почти на год выбыла из строя. «Это был тяжёлый момент, — говорит она в интервью британскому Vogue. — Может быть, поэтому я вложила всю свою энергию в одежду, потому что заниматься спортом я больше не могла».

В 2017 году Марин Серр выиграла главный конкурс для молодых дизайнеров LVMH Prize с призом в триста тысяч евро. Её коллекция называлась Radical Call for Love — название отыскалось в научной работе парня-политолога. Серр шила одежду в ужасе от парижских терактов 2015 года. В то время дизайнер стажировалась в доме Maison Martin Margiela, а когда ушла учиться к Рафу Симонсу, разыгралась ещё одна трагедия: «Исламское государство» (организация запрещена в России. — Прим. ред.) устроило взрывы на станции метро и в аэропорту Брюсселя. «Я спрашивала себя: „Что мне делать сегодня как дизайнеру?“ Я не собиралась просто шить юбки после такой трагедии», — рассказывает она. В итоге её коллекция получилась прорывной: Серр доказала Карлу Лагерфельду, Николя Гескьеру и другим членам жюри, что достойна запустить свой собственный бренд, работая всего лишь помощником дизайнера в Balenciaga.

Я спрашивала себя: „Что мне делать сегодня как дизайнеру?“ Я не собиралась просто шить юбки после такой трагедии

Триста тысяч евро призовых Марин потратила на обустройство студии и набор команды, освободив себя и бойфренда-директора от наёмной работы. Победа в конкурсе позволила ей также провести свой первый показ на Неделе моды в Париже. Серр рассказывает, что 26 из 35 образов из коллекции Maniac Soul Machine были сшиты из старых платков, которые она превратила в платья, юбки, сумки и даже серьги. «Идея заключалась в том, что я перед шоу не буду говорить, что использовала апсайклинг. Так люди посмотрят его непредвзято, — комментирует Серр свой замысел Hypebae. — И только потом на презентации в шоуруме я спрашивала: „Кстати, всё это сделано из вторсырья. Вы всё ещё хотите эти вещи?“» Как отмечает сама Серр, противников одежды из переработанных материалов за всё это время она так и не повстречала.

Первую подиумную коллекцию быстро заприметили байеры, а Серр сразу окрестили дизайнером, «чьё имя стоит запомнить». Этот успех объясняется просто: Серр создаёт необычную и футуристичную, но практичную одежду. Жакеты со множественными карманами или, скажем, дождевики из PVC — не самое тривиальное дизайнерское решение, но их легко представить далеко за пределами подиума. «Её осеннее шоу в Париже было моим любимым, — рассказывает Vogue директор по закупкам Matchesfashion Натали Кингхэм. — Мне нравится, когда дизайнеры нарушают правила, но при этом их одежду можно носить, — это очень умное решение. Её работы выглядит так современно — вот что отличает её от других».

В первой же коллекции появился и знаковый символ для Серр — тот самый полумесяц. Долгое время его трактовали как символ ислама, но сама дизайнер отказывается от однозначного прочтения. «Луна — это как икона, эмблема, изображение, флаг, язык, метафора и объект того, во что мы верим: пересечение границ, гибридность и свобода, — рассказывает она Dazed. — Это один из древнейших символов, которые когда-либо существовали, которые присутствуют повсюду и продолжают развиваться вместе с нами». Марин Серр говорит, что каждый волен вкладывать в него всё что угодно: для одних полумесяц действительно будет символом ислама, для других — напоминанием о лунной призме из аниме про Сейлор Мун.

Почему Marine Serre так нравится модной публике? Редактор моды журнала Glamour и автор телеграм-канала Make Your Style Наталья Янчева считает, что главный секрет успеха — это сами вещи. «Весной Lyst включил марку в число 20 „брендов будущего“, а в июне самой популярной обувью на этой поисковой платформе стали её ботильоны c зебровым принтом. Но самые любимые и узнаваемые вещи — это, конечно, боди, легинсы и всё остальное с лунным принтом. Это яркие, узнаваемые и в то же время лаконичные предметы одежды. Боди стоит двести евро — и для бренда, который участвует в неделях моды, это достаточно демократично», — считает Янчева. Редактор моды Cosmopolitan и ведущая телеграм-канала Why Net Лана Нисневич отмечает, что у Марин Серр нет той самой напыщенности, за которую так любят ругать «мастодонтов из мира моды». «Она в чём-то напоминает Жакмюса, — говорит Лана. — Стиль у них разный, но они оба самобытные, со строго выверенной философией. А ещё этот перевернутый полумесяц. В нём столько мистики — пойди разбери, что дизайнер хотела им сказать».

Идея заключалась в том, что я перед шоу не буду говорить, что использовала апсайклинг. Так люди посмотрят его непредвзято

За неполные три года бренда Marine Serre дизайнер успела сделать несколько коллабораций с самыми известными брендами индустрии: Nike и Converse. Серр вообще везло на удачные знакомства: например, её первую коллекцию смотрел Эдриан Йоффе — генеральный директор Comme des Garçons и «крёстный отец» Гоши Рубчинского. «Меня сразу поразило её видение, — вспоминает он. — Я навестил её, и она показала мне свою коллекцию, которая была небольшой, но очень сильной. Я мог видеть, насколько она сама соответствует своим вещам в их оригинальности и убедительности». На выпускном показе её работу оценивали креативный директор Y/Project Гленн Мартенс и даже Демна Гвасалия — собственно, с его помощью Марин и устроилась работать в Balenciaga на заре карьеры. Карл Лагерфельд, вручая награду LVMH Prize, в присущей ему манере прозвал дизайнера «150 сантиметров стальной воли». Вероятно, всё это и позволило Серр стать одной из вероятных кандидаток на пост креативного директора дома Givenchy, когда оттуда ушла Клэр Уайт Келлер.

Впрочем, Марин не спешит с карьерой и формальными достижениями — дизайнер в таких случаях вспоминает одну теннисную байку, которая помогает ей в модной индустрии. «Я усвоила один важный урок игры в теннис: бери по мячу за раз, — рассказывает Марин. — Когда я только начинала играть, то была ребёнком и очень злилась, если проигрывала. Отец мне говорил: „Бери один мяч за другим“. Я не сразу поняла, что он имеет в виду, но потом до меня дошло. Такая тактика не означает, что я не думаю о победе в матче. Если я смотрю не на тот мяч, который приближается сейчас, то я проиграю. Это способ сохранять сосредоточенность и спокойствие. Это помогает мне действовать. Всё меняется так быстро: в прошлом году я была студенткой в Брюсселе, а теперь я модельер в Париже».

Фотографии: Marine Serre

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.