Views Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильКошерный дресс-код:
Как одеваются религиозные девушки

Компромисс между внешним видом и конфессией

Кошерный дресс-код:
Как одеваются религиозные девушки — Стиль на Wonderzine

В представлении людей, далёких от религии, верующие одеваются однообразно и, как правило, без оглядки на современные тенденции. Мы решили развенчать этот миф и поговорили с тремя девушками, исповедующими разные религии, о том, как им удалось найти свой уникальный стиль, не противоречащий канонам.

Интервью: Алина Фукс

Яэль Любарская

29 лет

Маркетолог Еврейского молодёжного движения YAHAD


В общине я никогда не слышала комментариев
о своём внешнем виде. Я понимаю, что люди смотрят, рефлексируют на эту тему. Мне с этим комфортно, я готова ответить на любые вопросы

  Я выросла в Орле. В городе не было большой еврейской общины, которая могла бы обеспечить полноценное образование и поддержку. Иногда приезжал раввин, и встречи с ним подтолкнули нас с мамой к традиционному образу жизни. Одежда была последним пунктом в этих переменах. Десять лет назад я приехала в Москву учиться в Махон Хамеш (Еврейский университет для девушек. — Прим. ред.), где был кошерный дресс-код. До этого я просто установила для себя рамки: не носила короткие шорты, открытые футболки, но при этом надевала брюки. За несколько месяцев до поступления в университет я купила классные джинсы, которые потом совершенно спокойно отложила в сторону. Иногда я думаю, что было бы интересно посмотреть на себя в левайсах, но это желание ни разу не было достаточно сильным.

В каждой еврейской общине свой дресс-код. Как правило, до пяти лет девочки могут носить футболки, джинсы, а к двенадцати годам, возрасту еврейского совершеннолетия у девушек, уже одеваются кошерно. Серьёзнее всего стиль еврейской женщины меняется после замужества. При этом лично мне не совсем понятны причины такой трансформации, ведь и до этого ты выбираешь кошерные и скромные наряды. Я понимала, что стиль, который нравится большинству замужних женщин в общине, мне не подходит, хотелось найти что-то своё. Большую часть «не моих» вещей я купила до замужества и сразу после, когда нужно было обновить гардероб. В этих новых луках я чувствовала себя неуверенно и со временем поняла, что нужно уделять больше внимания внутренним ощущениям.

После замужества девушка в иудаизме должна покрывать голову. В Хабаде (еврейское религиозное движение. — Прим. ред.) большинство после свадьбы носит парик. Мне нравилась эта идея, в целом это было удобно. Считается, что парик позволяет женщине выглядеть красиво и при этом ходить, как положено, с покрытой головой. В некоторых общинах женщины дополнительно надевают платок, шляпу или шапку. Хороший парик стоит недёшево: мой, например, шесть лет назад обошёлся в 950 долларов, а год назад одна девушка привозила в общину классные парики, цены на которые начинались с 2500 долларов.

Стоимость зависит от качества волос, из которых сделана вещь: дорогие модели ты можешь укладывать как хочешь, у вариантов подешевле — максимум изменить пробор. Одни из самых востребованных париков делает Зельда из Нью-Йорка. Вообще, парики производят и продают в основном женщины: выбор подразумевает и тактильный, и визуальный контакт, для которого между мужчиной и женщиной в иудаизме существуют ограничения. У большинства есть либо один парик, либо два: будничный и праздничный. В то же время некоторые делают его частью образа — я знаю нескольких женщин, у которых три-шесть моделей, и они меняют их в зависимости от настроения и образа. Сейчас в поисках нового все добрались до AliExpress. Сначала я отнеслась к этому с недоверием, но оказалось, там можно найти нормальные варианты по демократичным ценам.

Первые года три после свадьбы у меня были волосы по плечо. Вопрос о причёске отошёл на второй план: просто завязывала хвост и сверху надевала парик. Позже поняла, что мне важно, какая у меня причёска под париком, и подстриглась. У меня густые волосы, и когда они всё время покрыты, кожа головы страдает, поэтому короткая стрижка — это ещё и удобно. В какой-то момент мне стало некомфортно носить парик и я перешла на шапки. Сначала это были классические религиозные, а потом появились и спортивные модели.

В процессе поиска своего стиля я поняла, что мне не нужно выбирать один конкретный: я могу носить и розовое платье и туфли, а могу — кроссовки и растянутую майку. Сейчас в моём гардеробе больше уличной, спортивной одежды: чуть больше года назад я начала заниматься футболом, у меня появились спортивные майки, которые я ношу и на работу.

В общине я никогда не слышала комментариев о своём внешнем виде. Я понимаю, что люди смотрят, рефлексируют на эту тему. Мне с этим комфортно, я готова ответить на любые вопросы. Я никогда не ставила вопрос идентичности с общиной именно в плане одежды. И я, и мой муж сменили стиль, но не перестали причислять себя к общине. На улице на меня тоже обращают внимание, иногда я даже слышу перешёптывания, хотя не знаю точно, с чем именно это связано. Однажды я зашла в «Ашан» около работы, и продавец мне сказал: «Вы так необычно одеты. Молодец, мне тоже плевать, что люди вокруг говорят».

На кого подписаться:

Мария Поспелова

28 лет

Домохозяйка


Разговаривают подруги, одна другой хвастается: «А я хожу дома
с покрытой головой для смирения!» Вторая интересуется: «А мужу-то нравится?» «Нет, конечно, вот я
и говорю: пусть смиряется!» — отвечает первая

  Меня с детства хорошо одевали. Я росла в бедные 90-е, когда в магазинах была только синтетика и наряды с кислотными диснеевскими героинями. Зато бабушка-рукодельница шила мне наряды из старых, но отличных по качеству тканей. Я тогда не очень это ценила, мне хотелось больше розового, изображений принцесс и блёсток, но сейчас понимаю, что та одежда сильно повлияла на мой вкус. Мама тоже сыграла свою роль — она художница, и у неё в шкатулке всегда жили какие-то удивительные колечки, броши, бусы. Отсюда у меня любовь к аксессуарам, деталям, которые заканчивают образ.

В подростковом возрасте кто-то красит волосы в синий, кто-то носит экстремальные мини-юбки, кто-то делает пирсинг. Я же самовыражалась по-православному: я училась в обычной школе, но на занятия любила ходить в юбке в пол, пару раз даже надевала платок. Мне казалось, что это очень круто: я видела в этом миссионерство, рассказ о своей вере, противопоставление «грешному миру». Я не стыжусь того периода, но, к счастью, быстро поняла, что таким образом никого никуда не привести и можно только отвратить. Сейчас, конечно, длинной юбкой уже никого не удивишь. Помню, когда началась мода на юбки макси, мне было забавно, как быстро поменялись предпочтения одноклассниц в одежде. Как говорится, я любила длинные юбки ещё до того, как это стало модно.

Мой стиль формировался постепенно, и у меня были периоды, когда я долгое время не носила брюки совсем. Я не вкладывала в это идеологию, мне просто не хотелось, было некомфортно. Сейчас же я вполне могу надеть и брюки, и джинсы. Смешно, но раньше на полном серьёзе обсуждали православную книгу «Мешают ли джинсы спасению?». Вряд ли вы будете читать, поэтому вот вам спойлер: нет! Дело ведь, конечно, совсем не в джинсах, а в том, что вы вкладываете в свой внешний вид. Если вы надеваете экстремально зауженные брюки с низкой посадкой, которые кричат: «Смотри, я секс, я соблазнительна, я хороша, возьми меня», — вот это, на мой взгляд, недопустимо для целомудренной верующей девушки. Слово «целомудрие» чаще всего понимают только в контексте сексуального воздержания, тогда как его значение намного шире: целомудрие — это целостность ума, гармония, когда внешнее и внутреннее не противоречат друг другу. Если ты называешь себя христианином, то должен уметь честно ответить себе на вопрос: соответствуют ли твои способы самовыражения в первую очередь твоей вере, а уже потом — моде? К моей радости, сейчас фэшн-индустрия постепенно уходит от нарочитой сексуальности: женщины постепенно осознают, что им не надо быть охотницами за мужиками, соперницами в боевой раскраске. В моём идеальном мире женщины — сёстры, а мужчин интересуют не обёртки, а наполнение.

Платок я надеваю только в храм и иногда в холодное время года вместо головного убора. Хотя моя близкая подруга носит повойник (традиционный головной убор замужних женщин. — Прим. ред.) постоянно, и это смотрится очень естественно. Мне кажется, что платок не делает нас более «правильными» христианками, но если это веление сердца или человеку просто так нравится, то почему бы и нет. Апостол Павел называет платок знаком повиновения жены мужу. Сейчас эти слова имеют больше символическое значение, не трактуются как догма. Да и большинству современных мужчин, даже в православной среде, вряд ли нужны такие знаки. Есть на эту тему анекдот. Разговаривают две подруги, одна другой хвастается: «А я хожу дома с покрытой головой для смирения!» Вторая интересуется: «А мужу-то нравится?» «Нет, конечно, вот я и говорю: пусть смиряется!» — отвечает первая.

Мне, историку по образованию, нравится традиционный костюм в современном прочтении. Важно понимать, что у русского костюма мало общего с кокошниками в виде куполов и синтетическими сарафанами. Наши прабабушки своими руками создавали изумительные вещи и сейчас бы дали фору многим модным дизайнерам. Я использую некоторые вещи из традиционного гардероба: душегрею, рубахи с вышивкой, летом ношу в качестве сумки берестяной пестерь (корзина. — Прим. ред.). Сарафан — это вообще потрясающе удобная одежда! Правда, в Москве это смотрится слишком эпатажно, так что некоторые даже просят сфотографироваться. Мне такое внимание не очень нравится, поэтому я чаще использую намёки на свою любовь к русскому костюму в повседневных нарядах. Со стороны это довольно шаблонный образ: сарафан, платочек, много детей. Но это случайность, что всё так совпало — мои стилистические предпочтения в меньшей степени говорят обо мне как о православной христианке. Я росла в творческой среде, много путешествовала по старым городам, училась на истфаке.

Наряжаться — один из моих способов самовыражения. Сейчас у меня самый прекрасный возраст, пусть я и провожу его на детских площадках. Тот же русский костюм «бабы», то есть молодой жены, матери — самый богатый и красивый. Это период расцвета женщины! Я много провожу времени дома, и моя домашняя одежда тоже красивая — так приятнее на себя в зеркало смотреть. Неверующие люди надевают лучшую одежду на гражданские праздники, в рестораны и театры. А для верующего человека главный праздник — поход в храм, поэтому самые любимые платья я достаю именно на воскресные и праздничные литургии. Дети видят, что мама — красивая и счастливая — идёт в храм не потому, что это скучная обязаловка, а потому что это настоящий праздник и жизнь души. Но даже здесь главный вопрос — о том, соответствует ли содержание красивой обёртке, — остаётся открытым: всё-таки выбирать наряды для тела проще, чем созидать в себе «сокровенного сердца человека в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа…»

На кого подписаться:

Лейла

26 лет

Соосновательница бренда Sansinin


Религия научила меня прислушиваться
к себе, и я начала носить то, что мне больше по душе. После вещей, сделанных качественно
и с душой, надевать одежду из масс-маркета сложно — она кажется обезличенной
и неинтересной

  Я родилась в Грозном, выросла в Нальчике, а в семнадцать лет переехала в Москву и поступила на факультет государственного управления МГУ. В принципе, на Кавказе одеваются скромно — девушки не оголяют плечи, носят юбки ниже колена. Но сама я по мусульманским канонам одеваюсь только последние два года.

Всё началось с того, что я много размышляла о духовном развитии. До этого я исламом не интересовалась, но в религии нашла то, что долго искала, — стремление к совершенству во всех аспектах жизни. Одежда для меня просто отображение внутреннего состояния. Я не сразу оделась по всем правилам, потому что мой гардероб на тот момент этого не позволял. Первым делом я отправилась в популярный среди мусульманских женщин магазин и купила обычный платок. На тот момент мне было всё равно, что надевать, главное — покрыть себя. Вообще, в Москве магазинов, где продают одежду, сшитую по законам шариата, очень много. Там можно найти платки, подхиджабники, кофты с длинными рукавами, юбки, халаты, абайи — традиционные арабские платья, которые в основном носят на Ближнем Востоке. Проблема лишь в том, что часто мне не нравится ни внешний вид таких вещей, ни их качество.

Интересно, что я стала больше задумываться о своём стиле после того, как покрылась. Раньше я одевалась обычно, носила классические вещи. Однако религия научила меня прислушиваться к себе, и я начала носить то, что мне больше по душе. В какой-то момент я подружилась с дизайнером Асией Бареевой и начала покупать у неё одежду. После вещей, сделанных качественно и с душой, надевать одежду из масс-маркета сложно — она кажется обезличенной и неинтересной.

С началом полового созревания девушки в исламе должны надевать хиджаб. После этого с непокрытой головой мусульманку могут видеть только другие женщины, муж и близкие родственники: отец, братья, племянники, дяди. В интернете есть много обучающих видео, где объясняют, как завязывать платок. Часто мусульманские девушки используют иголки, чтобы закрепить его на голове, или магнитные пуговицы под подбородком. Я искала свой способ, который был бы удобен и не отнимал много сил и времени. Вместо классических подхиджабников я надеваю хлопковые шапочки, которые шьёт моя знакомая дизайнер под брендом Annur Clothes. Они не только нравятся мне эстетически, но ещё и долговечны — ткань не растягивается.

После того как я покрылась, я начала больше общаться с людьми, разделяющими мои убеждения. Среди них я нашла человека, с которым у нас совпали и жизненные цели, и планы по самореализации. Вместе с Хадиджей мы запустили бренд, от имени которого воплощаем свои творческие идеи. Последние полгода мы осваиваем новую деятельность: разрабатываем и отшиваем коллекции одежды. Решение заняться этим было продиктовано нашими потребностями: мы хотели одеваться так, как требует того наша религия, и при этом подчёркивать свою индивидуальность. Наша цель — самовыражаться через одежду. Нас ждёт ещё много работы, чтобы воплотить свои идеи.

Я первая в семье покрылась, но родители отреагировали спокойно, они прекрасно понимают, зачем я это делаю. В Москве на улицах одни смотрят с недоумением, другие с интересом разглядывают все детали. Мне кажется, что вторых больше. Я покрылась зимой и тогда вообще не замечала на себе взглядов, все вокруг и так были укутанные. Никто никогда не задавал мне вопросов и никак не комментировал мой внешний вид. В основном все говорили: «Хорошо, это твой выбор». Возможно, ситуация была бы другой, если бы я работала на прежнем месте — в государственном агентстве, которое занимается ипотечным кредитованием. Я много общалась с людьми, и, наверное, психологически мне бы было тяжелее разговаривать с ними в такой одежде.

На кого подписаться:

Обложка: boykozaurus

Рассказать друзьям
17 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.