Views Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильОт Comme des Garçons
до Vogue: Как найти работу в сфере моды за границей

В Париже, Лондоне и Милане

От Comme des Garçons
до Vogue: Как найти работу в сфере моды за границей  — Стиль на Wonderzine

Переезд в другую страну — всегда сильный стресс. К страху ассимиляции прибавляется тревога о том, что даже после всех мыслимых и немыслимых стажировок ты не сможешь устроиться на работу. Стереотип гласит, что неместных почти никогда не берут на работу. Мы поговорили с шестью девушками, работавшими в сфере моды за границей, о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться, и о том, как они их преодолели.

Интервью: Анна Аристова

Анна Осокина

коммерческий ассистент Comme des Garçons

Я работаю в Comme des Garçons в Париже. Это был долгий путь, но я хотела именно туда. С командой CDG я познакомилась в России, когда мы делали показ Гоши Рубчинского в Калининграде. Параллельно с этим я думала над тем, чтобы поучиться в магистратуре за границей. До этого я уже ездила по обмену на полгода в Лион, и мне хотелось попробовать ещё раз.

Я знала, что во Франции по закону твоё образование должно соответствовать работе и никто не будет брать тебя на стажировку, если ты не учишься. Опять же легально работодатель может заключать контракт только с твоим университетом, а не напрямую со стажёром. Так что моя учёба в Париже была логичным шагом. За три месяца до переезда на одном из показов Гоши я спрашивала у своего нынешнего босса, можно ли попасть к ним на стажировку. Потом, уже в Париже, они позвали меня коммерческим ассистентом во время шоурума FW18 Homme, где я познакомилась с командой CDG не только из Парижа, но и Токио, Нью-Йорка и Лондона. После этого я договорилась о стажировке. Когда она завершилась полгода спустя, я ещё полтора месяца сидела без работы, что было очень-очень тяжело.

У меня было несколько интервью, в том числе с Isabel Marant, но все были готовы предложить только очередную стажировку. Но спасибо CDG, они нашли для меня место в компании, и я получила свой первый CDD (контракт на полгода), а потом уже CDI (бессрочный контакт). Мой совет на этом этапе: внимательно изучить французские законы — если идёшь в большую компанию, то готовься к бюрократии; нужные документы и лазейки в законе я находила сама. Во Франции после магистратуры ты можешь сделать визу на год на поиск работы, что даёт тебе возможность оставаться легально в стране. Кроме CDG я работала у Balenciaga во время Недели моды. Там люди обращают внимание на твой опыт, знание французского и, самое главное, документы. В CDG же самое главное — быть на одной волне с командой. У нас очень дружелюбная обстановка в офисе, все очень человечные.

В самом начале мне было очень тяжело работать на другом языке, в другой культуре. Первое, что бросается в глаза, — иерархия. Это всё же японская компания, хоть и в Париже. В 99 % случаев ты не перескочишь ступень в карьере, тебе придётся начинать с самых низов. Иногда ты знаешь, как сделать что-то лучше (или думаешь, что знаешь), но, будучи стажёром, правильнее делать так, как говорят, чтобы выказать уважение. После того как ты лучше узнаешь компанию, как она работает, уже можно давать советы.

Первое время меня ставили на место и повторяли, что я слишком много беру на себя. Ещё во время стажировки удивило, что ко мне относились иногда даже чересчур внимательно: коллеги спрашивали, поела ли я, нужна ли помощь, всё ли понятно. Никто не сваливал свою ответственность на другого. Если я делала что-то недостаточно хорошо, передо мной извинялись, что плохо объяснили. За полтора года я ни разу не видела, чтобы кто-то кричал. Но есть обратная сторона —— скорее всего, ты никогда не узнаешь, почему именно тобой недовольны. Получить отрицательный фидбэк сложно, даже когда он нужен.

Самое приятное в моём случае то, что даже высшее руководство делает с тобой грязную работу — например, если во время шоурума или показа надо таскать коробки и скамейки, мы делаем это все вместе. Наши встречи по важным вопросам также проходят с СЕО, и он знает, что происходит на каждом этапе работы. Но думаю, это скорее исключение в силу специфики компании. На работе нужно быть коммуникабельным, улыбаться, быть вежливым, даже если нет настроения. А ещё нам платят за переработку и уважают график — ты не работаешь в выходные и на каникулах, и это очень приятно.

Если вы тоже хотите работать во Франции — уважайте правила чужой страны и компании, разбирайтесь, как работает закон, учите местный язык, будьте мотивированными и дружелюбными. Мой совет — первое время никогда не говори «нет», даже если тебе нужно таскать коробки и работать на складе. При этом нужно уметь говорить «нет», когда люди начинают пользоваться твоим энтузиазмом, потому что потом будет только хуже. Не делай не свою работу и никогда не отдавай свою работу другому.

Во Франции никто ничего не говорит в лицо, никогда не ругают, но все внимательно следят и запоминают, что ты делаешь. Не стоит бояться отказов при поиске работы, отправить сто резюме и мотивационных писем и при этом получить ответ на десять из них нормально — так же как пройти три интервью и получить лишь один оффер. Связи тоже имеют значение — твой знакомый может перенаправить резюме нужному человеку, — но и самому нужно искать контакты рекрутеров на LinkedIn и связываться с ними. Надо помнить, что никто тебе ничего не предложит: тут большая конкуренция, много людей с правом на работу, лучшим французским или английским, большим опытом в индустрии. Твоя сильная сторона перед другими — это личные качества и мотивация, и иногда они могут стать решающими.

Кристина Спенсер

координатор редакции Condé Nast Britain, журналист Vogue Business

Я работаю координатором редакции в Condé Nast Britain в Лондоне и пишу статьи для Vogue Business. Попала туда как и все: увидела объявление на сайте Condé Nast, отправила резюме, прошла два раунда интервью и вуаля — получила работу в знаменитом Vogue House. Зарубежный диплом не был обязательным пунктом для моей должности — насколько я знаю, очень мало компаний его требуют, — но это безусловный плюс. Я окончила две магистратуры: ESMOD Paris по специальности Luxury Fashion Business и Central Saint Martins по специальности Fashion Journalism.

Не могу сказать, что моё обучение было решающим фактором для Condé Nast. Скорее приятным дополнением. Если ты учишься здесь, то априори поступить на работу проще: ты ещё в институте изучаешь тонкости местной индустрии и обзаводишься огромным количеством знакомых, работающих в этой же среде. Ну и плюс, если ты оканчиваешь бакалавриат или магистратуру в стране, которой хочешь работать, ты, скорее всего, свободно разговариваешь на местном языке.

Устроиться журналистом за рубежом сложно — особенно в Великобритании. Во-первых, нужен идеальный английский язык — и не просто академического уровня. Всё-таки написать рецензию о последнем показе Valentino как Тим Блэнкс сможет не каждый. Мой совет — читать и ещё раз читать, причём всё, что только можно. Во-вторых, получить рабочую визу журналисту очень непросто: журналистов здесь пруд пруди, и доказать, что ты особенный и неповторимый, трудно. По правилам иммиграционной службы, вакансия должна быть опубликована и публично доступна на протяжении минимум двадцати восьми дней. Если за это время работодатель не смог найти кандидата с постоянным миграционным статусом в Великобритании, тогда уже работу можно предложить иностранцу.

Дополнительные сертификаты не нужны, если вы хотите работать в глянце, но если ваша мечта быть корреспондентом Times или WSJ, то вам может потребоваться NCTJ Diploma. Работодатель обращает внимание на предыдущий опыт и стажировки, я начала стажироваться в журналах через пару месяцев после переезда в Лондон. Индустрия модной журналистики в Англии очень маленькая, и все друг друга знают — из одного издания я переходила в другое по рекомендации редакторов. Без связей получить стажировку тоже вполне возможно, просто надо отправлять бесконечные письма с резюме и не бояться писать снова через неделю. К сожалению, в основном все стажировки бесплатные — тебе могут оплатить лишь проезд на метро и обед, обычно около десяти фунтов в день. Первую оплачиваемую работу я нашла почти через год — но зато устроилась сразу в The Business of Fashion. По словам друзей, которые работают в СМИ в России, различий в работе у нас особо нет, за исключением того, что Лондон входит в большую четвёрку недель моды, здесь больше возможностей для молодых дизайнеров и проще работать с брендами.

Знакомые рассказывали, насколько сложно взять семплы на съёмки в Москве, у нас такого нет — Лондон кишит пиарщиками, стилистами и журналистами, и проблем не возникает никогда. Элитарность есть и в Москве, и в Лондоне, но это не значит, что человек без связей не может ничего добиться. А корпоративная культура становится более-менее одинаковой по всему миру, особенно в фэшн-индустрии — меняется отношение к офисной культуре, харассменту, диспропорциональному количеству женщин на руководящих должностях. Наверное, главное отличие зарубежной корпоративной культуры — это полное отсутствие фамильярности с руководством. Вы, безусловно, можете дружить со своим редактором, ездить друг другу в гости и ходить на свадьбы и дни рождения детей, но всё-таки есть черта, через которую никто не позволяет себе переступать.

Мой совет — поймите, что вам действительно интересно. «Работа в моде» — очень обширное понятие, поэтому подробно изучите компании и профессии, составьте список людей, которые вас вдохновляют, посмотрите, как они строили карьеру. Я часто перечитываю интервью Рут Чапман, Стефани Фэйр, Холли Роджерс — эти женщины меня вдохновляют, а их карьерный путь ещё раз доказывает, что нужно всегда пробовать что-то новое и ничего не бояться. Главное — на корню душите собственное тщеславие и всегда хорошо относитесь в людям вокруг! Даже если вы не сразу же попали в лучшую редакцию лучшего журнала, любой опыт — это всего лишь ступенька в длинной карьерной лестнице. Мы никогда не знаем, что может принести новая работа или знакомство.

Лидия Агеева

журналист и модный эксперт

Я никогда не планировала переезжать в Париж. Меня полностью устраивали моя работа в московской редакции Vogue и карьерные перспективы. Но в жизни сложно загадывать наперёд: я поехала в Париж на полтора года повышать свою квалификацию, а в итоге осталась намного дольше.

Во французских магистратурах всегда нужно проходить стажировки, иначе попросту не дадут диплом. Это идеальный трамплин, чтобы потом получить работу в компании. Поскольку тогда я умела делать только журналы, я стала искать места в местных редакциях и отправлять резюме всем пишущим редакторам, которые мне нравились — часть из них училась в том же университете Sciences Po, что и я, и я подсмотрела их адреса в базе выпускников. Многие так и не ответили, другие сразу назначили собеседование. Было много и интересных встреч, и негативных ответов. Временами казалось, что меня не берут, потому что я никогда не смогу писать на французском как на родном (отсюда идея стать пресс-атташе ювелирного дома Boucheron, которая закончилась провалом и слезами на плече подруги Валерии у Сены).

Но потом мне назначили собеседования два конкурента — сайты Glamour и Grazia. И там и там прямо в редакции мне дали тестовое задание — выбрать и написать новость в течение тридцати минут (стоит отметить, что это задание не дают французам, их выбирают только по резюме). Юная редактор Glamour, с которой я больше никогда не пересекалась, сказала, что не возьмёт меня, потому что я «делаю слишком много ошибок во французском». А Патрик Тевенан из Grazia — музыкальный журналист с двадцатипятилетним опытом работы, который во Франции был у истоков многих культовых изданий по типу нашего «Птюча», а ещё шеф-редактором еженедельника Grazia до того, как ему доверили сайт, — сразу взял меня, как только прочитал мой короткий текст о костюмах Мадонны в её новом турне. Никогда не забуду его слова, похожие на слова моего редактора Андрея Васильевича Карагодина из русского Vogue: «Лидия, с этим можно работать». В российский Vogue, кстати, меня тоже взяли, кажется, лишь с четвёртого раза.

Из этой истории я извлекла несколько уроков: никогда нельзя сомневаться в своих знаниях, переставать пробовать и отчаиваться. Это правда, что я чемпион среди моих российских друзей по собеседованиям — в тот период их точно было больше двухсот. Но зато у меня была самая любимая стажировка, на которую я никогда не жаловалась. После неё главный редактор мужского Grazia Клер Туза позвала меня помогать выпускать настоящий журнал. Это было очень классным приключением. Что было дальше? Абсолютная неясность, как получить стабильный контракт в индустрии, где всех увольняют, а если берут, то исключительно на фриланс. Даже у Клер с её должностью был контракт фрилансера.

Я работала редактором платформы Vestiaire Collective, где можно купить моду и люкс с рук. Меня взяли, потому что я умела редактировать и на французском, и на английском, и мне нужно было отвечать за координацию проекта на международных рынках (Италия, Англия, Германия, Америка, Австралия, Азия). Было весело и интересно, и я даже думала, что останусь там надолго. Но мой босс решила уволиться и уйти в свободное плавание. В день, когда она объявила о своём решении, коллеги из отдела маркетинга возненавидели нашу команду редакторов и просто банально блокировали нашу работу. В таких ситуациях понимаешь, что главное — это человеческий фактор. И оставаться там, где тебе не рады, даже ради контракта точно не имеет смысла. Впоследствии я приняла решение сосредоточиться на русскоязычной журналистике и работать с марками, которые могут себе меня позволить.

В основе мира моды — умение выстраивать отношения с другими людьми. Сначала вы работаете на свою репутацию, а потом она работает на вас. Наш мир печатной журналистики несколько раз перевернулся с того момента, когда я в первый раз пришла стажёром в журнал Vogue и мечтала, что когда-то смогу делать журнал от А до Я и соберу свою команду, как Анна Винтур в фильме «The September Issue». Я уверена, что если со страстью и профессионализмом относиться к любимому делу, всё обязательно сложится лучшим образом, куда бы вас ни занесло. Помните, что отличает вас от конкурентов. У вас нет задачи быть похожими на других, будьте собой. Мне помогло то, что я очень люблю то, о чём пишу, очень критично отношусь к фактическим ошибкам и стараюсь учиться каждый день. Ну и, конечно, помогайте людям, которые вас окружают. В модном бизнесе много подводных камней, непростых характеров и ситуаций, но почти у всех людей хорошая память — поэтому главное не подвести свою команду и не увлекаться интригами. Всё равно рано или поздно будет очевидно, кто настоящий профессионал.

Вероника Ворончак

менеджер по коммерческому развитию на Восточную Европу и Америку Weill

Вот уже шесть лет как я живу в Париже. Сейчас работаю в Weill — одном из старейших французских домов моды, его основали в 1892 году. Занимаюсь коммерческим развитием марки на Восточную Европу и Америку, то есть работаю с байерами, делаю шоурумы по всему миру, езжу на недели мод, ищу потенциальных партнёров, открываю франшизы. В моде я начала работать ещё в Москве, пока училась на журфаке МГУ: делала съёмки, брала интервью, общалась с иностранными пресс-бюро модных брендов, ездила на недели моды. В одной из таких поездок в Париж я поняла, что хотела бы тут жить. Пришлось срочно и интенсивно учить язык, чтобы поступить в Сорбонну. А там уже стажировки и новый карьерный путь с нуля, который и привёл меня в Weill.

В таких конкурентных сферах, как мир моды, помогают связи и знакомства. Их мне очень не хватало, чтобы хотя бы попасть на собеседование. Долгое время я мониторила специальный сайт, на котором публикуют вакансии в сфере моды, — Fashion Jobs. Однажды я увидела там объявление, что нужен человек в компанию Weill как раз на ту самую должность, что я искала. Ко всему прочему им нужен был профессионал со знанием русского языка. Как только я зашла в красивый офис на Монмартре с видом на собор Сакре-Кёр, у меня сразу появилось ощущение, что буду здесь работать. Так и получилось.

Устроиться было сложно, здесь высокая конкуренция. Конкретно в моём направлении есть ещё и бонусы в виде бесконечных рабочих командировок, ежесезонно обновляющегося гардероба, а также того, что это одна из немногих отраслей модного бизнеса, где можно заработать деньги. Желающих трудиться в этой индустрии в разы больше, чем марок и мест. Работодатель смотрел, конечно, на образование, но больше на опыт работы, знание языков и рынка. Спрашивал контакты и звонил людям, которые могли бы меня порекомендовать. Собеседований было два. У нас семейный бизнес и особенная атмосфера в компании, поэтому начальство обращало внимание ещё и на личные качества. В моём случае сыграла роль мотивация, которая оказалась важнее многолетнего опыта. В моей работе надо быть человеком определённого склада характера — либо ты такой, либо нет. А мелочам можно научиться в процессе.

Специфика в работе во Франции есть: это корпоративная этика, уважение к личному пространству и личным границам, дух общего дела и взаимоподдержка. Как я уже говорила, у нас семейный бизнес, и мы правда чувствуем себя частью этой семьи. Выстраивание рабочего процесса кардинально отличается от российского. В России, как я помню, было принято работать 24/7, писать рабочие письма в ночи и ждать на них скорого ответа, дёргать по не самым срочным вопросам в WhatsApp, прекрасно зная, что человек в отпуске. Во Франции уважают личную жизнь. Да, скажу честно, во время недель моды я работаю без выходных и мне могут позвонить в любое время — но никогда без повода. Я могу неделями находиться в командировках вдали от дома, но моё время ценят, уважают и хорошо оплачивают. За каждую рабочую субботу у меня есть выходной, а за каждое рабочее воскресенье — выходной и двойная оплата. Я считаю французский подход правильным.

Научитесь достойно говорить и писать на языке той страны, где вы хотите работать, и получите профильное образование. Чтобы влиться в профессиональную среду, начните со стажировок — это поможет набрать опыта и связи. Есть и другой путь — стать звёздным специалистом в своей стране и потом отправлять напрямую резюме в интересующие иностранные компании или зарубежное представительство своей. Но это уже другая история.

Я работаю в Париже в американской компании, созданной сёстрами Олсен, — The Row. Сюда я попала по совету бывшего коллеги, с которым мы сдружились несколько лет назад. Во Франции сложно найти работу с российским дипломом, так что первые два года я училась на коммерческой кафедре Университета Париж 12 Валь-де-Марн. Параллельно с этим я ездила в Лион на курсы, чтобы получить дополнительный диплом в сфере моды. Спустя год я перешла в школу коммерции INSEEC, где отучилась со специализацией в маркетинге, менеджменте и социальных коммуникациях.

Устроиться на работу во Франции иностранцам гораздо сложнее. В большинстве случаев это связано с долгим получением визы и разрешения на работу. Влияет и конкуренция с французами, у которых есть преимущество при поиске вакансий. Большинство работодателей обращает внимание на дипломы, стажировки, предыдущий опыт. Важную роль играет умение продать себя и убедить работодателя в пользе, которую вы принесёте компании. Первое впечатление тоже очень важно, в половине случаев именно оно поможет получить должность. Нужно учитывать менталитет: жизнь на работе, отношения с коллегами занимают во Франции особое место. Будучи иностранцем, иногда чувствуешь себя одиноко. Первое время французы достаточно осторожно относятся к новым коллегам, но со временем всё налаживается.

То, как выстроен трудовой процесс, зависит от компании — в одной было не принято уходить с работы до ухода начальства, даже если вы закончили. В других, наоборот, каждый менеджер придумывал собственный график. Первое время французы могут казаться очень медлительными. Ведя активный образ жизни, я была удивлена скорости, с которой работали некоторые коллеги. Это особенность корпоративной культуры Франции, где перерыв на кофе никогда не откладывают. Отношения с руководством тоже зависят от компании. В некоторых нужно соблюдать строгую иерархию, а в других к вам относятся как к члену семьи, чьё мнение ценят. В большинстве мест, в которых я работала, мы были очень близки. В индустрии моды вы проводите много времени вместе, иногда даже больше, чем со своей семьёй, что сближает.

Мой совет — никогда не опускайте руки и смело идите вперёд. Работать за границей нелегко, порой сложно понять иностранный менталитет, специфику работы и отношений, но это того стоит. Опыт работы за рубежом, навыки, полученные на работе, обогащают, расширяют перспективы, помогают вырасти. За десять лет я многому научилась и узнала о самой себе.

Дали Имеди

коммерческий менеджер

Я работаю в шоурумах L.A. Distribuzione, Loewe и Celine в Милане и Париже. Я выслала резюме на почту L.A. Distribuzione — этот мультибрендовый шоурум мне нравился за классную подборку брендов, на тот момент они были агентами Chloé, Loewe, Chalayan, Marco de Vincenzo, Band of Outsiders, Sara Battaglia, James Perse, Current Elliott и так далее. Они связались со мной после того, как я позвонила им в офис и напомнила о себе. В Loewe я попала благодаря L.A. Distribuzione, а в Celine — по рекомендации.

После диплома в Москве я прошла магистерскую программу в Милане по специальности Fashion Management. Думаю, это помогло мне попасть на стажировку в Giambattista Valli, а потом в L.A. Distribuzione. Однако наличие зарубежного диплома не главный критерий. Не все компании готовы рассматривать кандидатов не из стран Евросоюза, так как это большая головная боль как для россиян, так и для работодателей. В каждой стране своя система получения разрешения на работу, и этот документ надо будет обновлять каждый год, два или пять лет. Поэтому на момент поиска работы хорошо бы уже жить за границей. Местное образование поможет с получением студенческой визы, которую потом можно будет превратить в рабочую. Образование за границей также облегчит изучение языка, а чем дольше будет длиться курс, тем будет легче адаптироваться на новом месте. С моего курса только двое остались в Милане, остальные уехали либо домой, либо в другие страны, так как не могли быстро найти место и подать заявку на обновление визы.

Меня сильно удивил демократичный, неформальный тон — как в общении с начальством, так и с клиентами. В Италии руководство часто выстраивает дружеские, почти семейные отношения, но взамен просит абсолютной лояльности. Смену работы начальство часто может принимать на свой счёт или даже расценить как предательство. Многие работают на одном месте, а часто и на одной должности подолгу, оставаясь в компании по десять, пятнадцать, даже двадцать лет. То же самое с клиентами — многие компании строят близкие отношения с одними и теми же фэшн-директорами и байерами, устраивая с ними ужины и вечеринки. Во время недель мод сотрудники должны ежедневно посещать эти мероприятия. На первый взгляд, звучит не так плохо, но после нескольких лет понимаешь, что грань между работой и личной жизнью стирается. Тем более что во время недель мод все трудятся без выходных.

Мой совет — выстроить чёткий план действий, понять, чем именно хочется заниматься — работать в продажах, ретейле, байером, бренд-менеджером, мерчандайзером и так далее. Понять, куда ехать и есть ли там карьерные возможности, подучить языки и нужные компьютерные программы.

ОБЛОЖКА: wemargiela

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.