Views Comments Previous Next Search Wonderzine

СтильНатуральный
или искусственный:
Какой мех этичнее
и экологичнее

Отвечают эксперты

Натуральный
или искусственный:
Какой мех этичнее
и экологичнее — Стиль на Wonderzine

«Мы лучше выйдем голыми, чем наденем мех», — скандировали супермодели 90-х в специальной кампании зоозащитников PETA. Знаменитый чёрно-белый снимок был сделан почти тридцать лет назад, и с тех пор отношение к натуральному меху стало только хуже: его отвергли бренды Giorgio Armani, Burberry, Vivienne Westwood и целый список модных дизайнеров первого эшелона. Шить шубы и обивать лоферы меховыми полосками отказались даже те марки, для которых работа с непростым материалом была важной частью собственной ДНК: сначала это сделали Gucci, а затем и их соседи по Неделе моды в Милане Versace. «Я не хочу убивать животных ради моды. Это неправильно», — заявила в марте прошлого года Донателла Версаче.

Популярность сегодня перешла к шубам из «чебурашки»: продажи синтетического меха растут год от года. Часто именно они и подаются как панацея от всех проблем мехового бизнеса — ведь выглядят они почти так же красиво, а жертв их красота как будто бы совсем не требует. Но у разноцветных «чебурашек» есть масса недостатков и масса противников, которые напоминают: синтетическое химическое волокно получают из нефти, а сам процесс получения нельзя назвать экологически чистым. Кроме того, дешёвый искусственный мех, захвативший все масс-маркеты планеты, весьма плохого качества. Оказавшись на свалке, он почти не разлагается и отравляет почву, воду и даже воздух не один десяток лет.

Так кто же в итоге прав, любители натурального или искусственного меха? Какой из них вредит экологии больше, а какой — меньше? Что такое «этичный мех» и появился ли такой искусственный аналог, что не уступает в качестве своему оригиналу? Можно ли найти между ними компромисс? Разбираемся с помощью экспертов модной индустрии.

Текст: Антон Данилов, автор телеграм-канала «Профеминизм»

Алёна Ахмадуллина

дизайнер бренда Alena Akhmadullina

  С мехом я начала работать ещё в студенческие годы, когда активно участвовала в конкурсах: «Адмиралтейской игле» и «Русском силуэте». Одним из призов была поездка в учебный центр компании Saga Furs в Дании, где я изучала технологии и шила вещи из меха своими руками. Мех — это очень красивый, тёплый, удобный и износостойкий материал; им можно пользоваться много лет, перерабатывать его, а ещё он полностью биоразлагаем — в отличие от искусственных материалов, которые, как и пластиковые бутылки, вредят природе.

Мех обладает ни с чем не сравнимыми свойствами и открывает новые возможности, которые обычная ткань предложить не может. Синтетический и натуральный мех сравнивать невозможно — это просто разные категории материалов, как шифон и норка например. Кроме того, мы живём в северной стране: я считаю, что до тех пор, пока у нас шесть месяцев в году лежит снег, женщины будут носить натуральный мех. Он вне трендов. В моде может быть конструкция, цвет, техника, а мех — это базовый материал, и из него можно сделать как модные, так и классические вещи.

Бренд Alena Akhmadullina много лет сотрудничает с аукционной компанией Saga Furs, установившей стандарты экологичного производства пушнины (в списке — гигиена ферм, правильное кормление животных и их здоровье. Весь перечень есть на сайте компании. — Прим. ред.). Компания создала систему сертификации, которая регламентирует работу европейских пушных хозяйств, включая условия содержания животных, операционные и экологические вопросы. Saga Furs работает исключительно с сертифицированными производствами, аудит которых проводят представители Евросоюза, местные власти и независимые эксперты. Наши партнёры предлагают такие технологии работы с материалом, при которых используются даже самые небольшие кусочки и ничего не выбрасывается.

Джампаоло Сгура

фотограф

  Я решил стать веганом два с половиной года назад — пока я в процессе перехода на полностью веганский образ жизни, поскольку всё ещё ем яйца. Тогда я увидел документальный фильм «Cowspiracy» (картина рассказывает о влиянии животноводства на окружающую среду, исходя из утверждения, что именно оно играет ключевую роль в проблеме глобального потепления. Учёные пока не пришли к единому мнению, так ли это — многие до сих пор винят в первую очередь парниковые газы, образующиеся в результате сжигания нефти, природного газа и угля. — Прим. ред.), который открыл мне глаза на шокирующие практики животноводства. Позже я начал подробно изучать тему. Помимо того, что мясо и молочные продукты вызывают рак и болезни сердца (употребление красного мяса в количестве более 80 г в сутки действительно связывают с повышением риска рака толстой кишки; для здоровья сердца важно разнообразное и сбалансированное питание. На данный момент нет медицинских рекомендаций, которые говорили бы о необходимости полного отказа от мяса или молока из соображений здоровья. — Прим. ред.), я не мог игнорировать жестокое обращение с животными в мясо-молочной промышленности и решил что-то с этим сделать.

Я решил быть последовательным в своих убеждениях, поэтому с тех пор не фотографирую мех, экзотическую кожу или перья. Никаких особых проблем из-за этого у меня не было: множество клиентов не работает с этими материалами. Модная индустрия о жестоком обращении с животными узнаёт всё больше, и я этому очень рад. Лично я больше не покупаю и не ношу натуральную кожу, но её по-прежнему очень много на рынке. Чтобы перейти на веганский аналог, нужно много времени: она всё ещё стоит дороже, чем натуральная. В будущем, я уверен, мы решим эту проблему. Ещё одна важная часть дискуссии — это то, как производится шерсть: к овцам зачастую относятся негуманно (например, в Австралии овец зачастую подвергают мьюлесингу — процедуре, при которой шерсть срезается с ягодиц животного вместе с кожей, чтобы предотвратить заражение паразитами. Защитники практики утверждают, что это помогает спасти жизни множества животных, однако её противники указывают на то, что мьюлесинг проводится без обезболивания и может быть использован только в самых крайних случаях, поскольку существуют более гуманные альтернативы. PETA выступает резко против мьюлесинга и других проблемных практик овцеводства. — Прим. ред.). Я не покупаю и не ношу шерсть, перестать снимать её я не могу, ведь тогда мне действительно придётся сменить работу!

Мне кажется, что искусственный мех при всех его недостатках нужен хотя бы для того, чтобы прекратить производство настоящего и остановить убийства животных. В конце концов, издержки, как мне кажется, (то, какие средства используют для обработки и окраски), не так ужасны (шубы из искусственного меха могут быть из шерсти, а могут — из синтетического материала. Синтетический мех в том виде, в каком мы знаем его сегодня, лишь модификация пластика, который сам по себе представляет угрозу для экологии планеты. — Прим. ред.). В будущем, я уверен, мы полностью от откажемся от натурального меха. Мне очень приятно видеть, какую роль в популяризации экомеха играют социальные сети. Они дают понять, что мех — пережиток прошлого, игрушка в руках буржуазных людей.

Ирина Новожилова

президент центра защиты прав животных «Вита»

  Сегодня заменить натуральный мех можно легче лёгкого. Есть масса альтернативных технологий: если говорить об искусственных утеплителях, то это холлофайбер, тинсулейт, холлофил, шелтер, файбертек, изософт (в основном эти утеплители производятся из переработанного полиэстера и могут быть использованы повторно; вот схема производства тинсулейта. — Прим. ред.). Если говорить о заменителях на основе растительных волокон, то это лён, джут, кокосовое и банановое волокно, бамбук, эвкалипт, соя (все вышеперечисленные материалы считаются экологичными; подробнее о льне и банановом волокне. — Прим. ред.). Эти утеплители выдерживают температуру до минус тридцати градусов. 

Говорят, что мех — это естественно, что его носили наши предки в древности. Но ведь мы с вами не в палеолите живём! Разве не странно с нашим уровнем технического и социального прогресса возвращаться к нему сегодня? Ещё есть мнение, что в России без шубы зимой не выжить. Вы удивитесь, но низкие температуры не позволяют носить шубы: лютый мороз попросту уничтожает натуральный мех. Однажды мы ездили на Белое море с бригадой МЧС, и никто из них и не думал отправиться туда в шубе. А в Арктике мех моментально набухает и сыреет.

Натуральный мех совершенно точно нельзя называть экологичным. Комитеты по рекламным стандартам в Англии, Голландии, Италии и других европейских странах постановили, что любая реклама, заявляющая, что мех безопасен для экологии, вводит потребителя в заблуждение. Из недавних примеров — запрет промо меха в Великобритании, в котором его изготовители утверждали, что носить его — значит быть «экофрендли». Как мех вредит природе? Чтобы ответить на этот вопрос, итальянская Лига против вивисекции LAV заказала исследование. Его смысл — анализ и сравнение производства животного меха и других материалов, их влияние на окружающую среду. Результаты говорят, что получение одного килограмма натурального меха оказывает наихудшее воздействие по 17 из 18 экологических показателей, среди которых изменение климата, токсичные выбросы и многие другие. Мех вреднее хлопка, акрила, шерсти и даже полиэстера с показателями в два или даже 28 раз выше на этапах производства, где раньше эти величины считались низкими. Единственное исключение — потребление воды, в этом случае самый высокий показатель у хлопка.

Огромный вред природе наносят зверофермы сами по себе: пушно-меховой комплекс в Крестах в 2002 году стал одним из самых грязных производств Московской области. Продукты жизнедеятельности животных, сконцентрированных на небольшой площади, засоряют окружающую среду, просачиваются в почву и отравляют водоёмы. И, конечно, нельзя забывать от жестокости этих ферм: в России по-прежнему используют ногозахватывающие капканы, которые приводят к долгой и мучительной смерти. На наших зверофермах основной способ убийства — курареподобные препараты, которые приводят к медленному удушью (курареподобные препараты не рекомендуют для усыпления животных, поскольку сегодня существуют более гуманные методы. — Прим. ред).

Любители норковых шуб утверждают, что мех легко разлагается, — это правда. Однако для того, чтобы получить этот самый мех, нужны совсем не экологичные химикаты — иначе ваша шуба просто сгнила бы в считаные недели. Минеральные соли, формалин, формальдегид, производные каменноугольной смолы, масла и краски на основе цианида, каустик — всё это отравляет окружающую природу не меньше. Отказываясь от продуктов животноводства, мы снижаем и без того огромное воздействие на экологию — нам всем стоит к этому стремиться.

Ксения Крушинская

фичер-директор The Blueprint

  Отказ от меха в коллекциях крупных брендов — тот случай, когда эффективная маркетинговая стратегия сочетается с реальной помощью животным. Миллениалы — самая платёжеспособная аудитория, а они (то есть мы) не гонятся за «роскошной роскошью». Конечно, во многом отказ от меха — это попытка угодить аудитории, но я думаю, что у многих дизайнеров к этому примешиваются и благие побуждения. Я несколько лет назад окончательно и бесповоротно решила: натуральному меху — нет. Я не веганка и уже даже не вегетарианка, но животных люблю и стараюсь не усложнять их и без того непростую жизнь, не потворствовать жестокому обращению. Для меня вещь из натурального меха — это прежде всего вещь из шкуры убитого животного. А поскольку лисы, норки и кролики вызывают у меня безграничное умиление, мне совсем не хочется таскать на себе их убитые тушки.

Я считаю, что в идеальном мире не должно быть рекламы натурального меха — в том числе и редакционной поддержки в глянцевых журналах. Понятно, что из рекламных бюджетов складываются зарплаты, но я надеюсь, что однажды эта необходимость попросту исчезнет. Я рада, что почти не пишу о мехе, но не вправе осуждать коллег, которые это делают.

В моём гардеробе есть несколько шуб из искусственного меха, и я ими вполне довольна. Симпатичные «чебурашки» нужно искать в коллекциях независимых брендов: так покупка будет дороже, но качественнее. Ещё одно неплохое решение — это винтаж: моя искусственная леопардовая шуба родом из 80-х очень даже качественная. Удивительно, но достойные экземпляры можно отыскать и в недорогих масс-маркетах. У меня есть шуба из Mango, которая в этом году отметит тринадцатилетие. Она такая шикарная, что у меня часто спрашивают, не норка ли это.

Конечно, производство синтетического меха неэкологично, но из двух зол faux fur лично для меня меньшее. Такие шубы визуально неотличимы от шуб из натурального меха — а это для меня дополнительный довод в его пользу. На ощупь искусственный и натуральный, конечно, различаются. Второй тактильно чуть мягче и приятнее, но это для меня не повод начать его носить. Думаю, в будущем проблема решится, люди придумают способ производства искусственного меха, который никому не будет вредить. Но пока будущее не наступило, работаем с тем, что есть.

Татьяна Матюшина

дизайнер бренда Matu

  В своей работе мы используем не натуральный мех, а искусственный. Он создаётся из стриженой овечьей шерсти, а она натуральна по своему составу, её можно переработать после утилизации. Привлекает, что он производится в России: этот материал относительно недорогой и его легко привезти, нет проблем с логистикой. А ещё с ним легко экспериментировать: цвет и фактуру такого меха можно менять под каждую коллекцию.

Обойтись без шубы из натурального меха сегодня реально, есть масса альтернативных вариантов. Нам пока сложно привыкнуть к изменившейся действительности и поверить в японские разработки — мы ведь точно знаем, что в шубе будет комфортно. Наши, например, продаются и в Сибири, а там в первую очередь важна не красота изделия, а его способность сохранять тепло. Тем не менее я думаю, что натуральный мех не исчезнет никогда. Всегда будет какое-то количество людей, которым он будет нравиться, — и это нормально.

Впрочем, шубы из искусственного меха тоже не спасение. Состав этого материала не сильно отличается от состава пластиковой бутылки, но говорить об этом при покупке не принято. Какой из двух видов меха лучше? Если честно, то я не могу дать однозначный ответ. Есть разные виды синтетического меха. Тот, что используем мы, и тот, который обычно используется в синтетических шубах, сделаны по совершенно разным технологиям.

То же самое касается этичности: на первый взгляд, искусственный мех этичнее по отношению к животным. Другой вопрос, насколько он экологичен при создании и утилизации? Мы не используем шкуру животных, а только шерсть — но мне бы хотелось, чтобы процесс её получения стал прозрачнее. Этично ли отношение к животным во время стрижки и после неё? Есть разные ответы на эти вопросы, но одно точно: рецепт идеальной во всех смыслах шубы нам ещё только предстоит узнать.

Александр Шумский

президент Национальной палаты моды и Mercedes-Benz Fashion Week Russia

  Модные бренды создают тренды, но обязаны и сами следовать тенденциям, в данном случае — социальным. Если общество решило, что натуральный мех — это плохо, значит, стоит менять концепцию своего мышления, по крайней мере визуально. Бренды не хотят шейминга со стороны потребителей или пользователей в социальных сетях, поэтому их дизайнеры отказываются от меха в своих коллекциях. Но главная причина всё-таки экономическая: зачем делать то, что потребителю не нужно или не нравится? Я думаю, мех стало сложнее продавать, поэтому дизайнеры и отказываются от этого материала.

Сегодня прожить без шкуры животного можно и в Антарктиде. При покупке шубы ссылаться на холод глупо: синтетические материалы сохраняют тепло лучше, чем мех. Другой вопрос — эстетика. Экомех может быть таким же красивым, но у него проблемы с теплоизоляцией. Я думаю, что cо временем решение будет найдено, а функциональность соединится с внешними характеристиками. Но есть и другая проблема — менталитет потребителя. Мех всегда был символом достатка, и сломать этот стереотип может быть значительно сложнее, чем справиться с холодом.

Этой осенью Неделя моды в Лондоне целиком была fur free: мех на подиуме не показал ни один британский дизайнер. Это выглядит как индустриальный консенсус: Британия не является лидером в производстве меха, британцы не покупают мех — зачем его показывать? Сама Неделя моды тут ни при чём, это решение принял каждый дизайнер самостоятельно. К тому же вряд ли Неделя моды в Лондоне откажет в показе Тому Форду, если он захочет ещё раз показать коллекцию в британской столице. Том Форд, кстати, недавно стал вегетарианцем, но полностью от меха в своих коллекциях не отказался.

В России другая производственная ситуация, не говоря уже о потребительской. Я уверен, что наши дизайнеры пока не готовы полностью отказаться от меха: покупатель диктует спрос. Только единицы готовы менять сознание своих клиентов. Если дизайнеры будут готовы, то мы с радостью объявим неделю моды и fur free, и leather free, и что-нибудь ещё free: для пиара это хорошо, пресса посчитает это успехом. Хотя я считаю, что важно не только декларировать социальную направленность, но и доказывать делом.

Например, мы в Москве пять лет делаем регулярные события, связанные с инклюзивный одеждой — с этой точки зрения у нас единственная Неделя моды в мире, системно работающая в этой области. Но мы можем себе это позволить, поскольку наша индустрия моды не слишком, скажем так, коммерческая. Вместе с тем в нашем расписании много дизайнеров, которые работают с экомехом и искусственным мехом. Прямо с ходу могу сразу назвать несколько: Otocyon, Za_Za, Dokuchaeva, есть ещё десяток брендов. Популярностью пользуются равнозначно и меховые дизайнеры, и любые другие, потому что девяносто процентов аудитории каждого показа — это приглашённые люди: клиенты, пресса, партнёры. В том же Лондоне аналогичная ситуация: на показы ходят те, кого зовёт бренд, поэтому у молодых дизайнеров и новичков в аудитории сидят в основном «родные и близкие».

Фотографии: shop.mango (1, 2), furnow18

Рассказать друзьям
80 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.