Views Comments Previous Next Search

Стиль«Каждый второй показывал на меня пальцем»: Джулия Огун о работе моделью
в России

О расизме, кастингах и буллинге

«Каждый второй показывал на меня пальцем»: Джулия Огун о работе моделью
в России — Стиль на Wonderzine

В конце сентября модель африканского происхождения Джулия Огун опубликовала в фейсбуке скриншот объявления, в котором в оскорбительной форме описывались требования к кандидаткам кастинга. После возмущения пользователей сети и сюжета на канале «Москва 24» руководитель агентства сообщил, что сотрудник, написавший откровенно расистский текст, был уволен. Знакомые Огун при этом утверждают, что агент до сих пор работает на прежнем месте.

Хотя модели африканского происхождения всё чаще принимают участие в российских съёмках, например, в лукбуках I AM Studio и 12Storeez, ситуаций открытого проявления расизма не становится меньше. Мы поговорили с Джулией Огун о том, как она стала моделью и с какими проблемами сталкивалась в жизни и в индустрии из-за своего происхождения.

Интервью: Анна Елисеева

О буллинге и переезде в Москву

До шестнадцати лет я росла в маленьком городе в Белгородской области, Старом Осколе, и там уж мне досталось по максимуму. Всю жизнь я считала дни до момента, когда смогу уехать в Москву — для этого хорошо училась в школе, получила золотую медаль. Дома каждый второй человек показывал на меня пальцем, в ход шли самые разные оскорбления, иногда могли даже толкнуть. Один раз несколько взрослых парней окружили меня, и только единственная девушка в их компании сказала: «Она же ещё ребёнок». Мне было двенадцать лет.

Меня знали все, но это не мешало людям вновь и вновь обращать на меня особое внимание. Не знаю, с чем это связано — возможно, так окружающие выражали свой интерес к чему-то непривычному. И хотя в основном попадались не агрессивные, а любопытные люди, смеялся при виде меня почти каждый. Сейчас я вспоминаю это как страшный сон. У меня не было близких друзей, об отношениях вообще молчу. Ещё в начальных классах я показала всем, что могу постоять за себя, и вплоть до старшей школы мне приходилось защищаться. Задирали в основном мальчики, и на улице приставали тоже в основном они. Я всё время злилась.

Потом я переехала в Москву, поступила в РУДН, затем в магистратуру в МФТИ, изучала теоретическую математику. Меня всё время спрашивали, не модель ли я, но я даже представить себя в такой роли не могла. Когда мне было восемнадцать, меня сфотографировал друг — получилось здорово, поэтому я выложила снимок в какую-то специальную группу «ВКонтакте», что-то вроде «Фотографы и модели». За одну ночь мне написало восемь человек с предложениями работы, и я поняла, что из этого может что-то выйти. Первое место, в которое пришла, оказалось эскорт-агенством, но я не отчаивалась — нашла нормальных агентов, поучаствовала в нескольких съёмках. В общем, начала работать.

«Не типаж»

Поначалу было очень сложно. Десять лет назад только самые смелые дизайнеры были готовы сотрудничать с моделью африканского происхождения, азиатских девушек тоже было очень мало. Я посещала все кастинги, но проходила, наверно, один из двадцати — даже сейчас у меня намного меньше работы, чем у белых девушек, как минимум вдвое. Гонорары при этом одинаковые, но если требуются исключительно модели моего типажа, можно запросить больше. Я понимаю, как мыслят дизайнеры и как устроен рынок: модель африканского происхождения в рекламе могут просто не понять, она не вяжется с образом местного потребителя — ведь зачастую реклама рассчитана не на Москву, а регионы.

Раньше на кастингах мне говорили просто: «Не типаж». Многим клиентам не нравились в том числе и мои короткие волосы. Ещё лет пять назад требовалась классическая внешность: длинные волосы, худоба, высокий рост и «правильные» черты лица. Но я не унывала, продолжала пробовать, и дизайнеры стали брать всё больше нетипичных моделей: с тёмной кожей, азиатских, с «инопланетной» внешностью. Даже на Западе десять лет назад на подиуме было очень мало девушек африканского происхождения. Это сейчас стыдно, если у тебя нет разнообразия на показе.

Мне кажется, человеческая красота действительно очень разнообразна — ведь на самом деле людей с пресловутыми «правильными» чертами лица не так много. Всё равно покупатель не сможет ассоциировать себя с «идеальной» моделью, а посмотрев на какого-нибудь необычного человека, он подумает, что и на нём такая одежда будет смотреться классно.

О работе в Штатах

Когда мне довелось поработать в Нью-Йорке, я заметила, как местный рынок отличается от российского. Модели в США не думают о том, какого они происхождения и какого цвета их кожа — берут любых. Конкуренция, конечно, огромная — может быть, сто человек на место, — но при этом другие гонорары: за показы можно получить от пятисот долларов, за рекламу в журналах — десять тысяч. Здесь же минимум, которой тебе могут заплатить, — это ноль. А нормальным считается гонорар в пять — десять тысяч рублей.

Я не помню вопиющих случаев расизма в модельной индустрии, за исключением того раза, когда одно агентство «интересно» описало кандидаток. В основном все держат своё мнение при себе. Иногда используют неприятные слова типа «нег****ска», но не задумываются о том, что оно оскорбительное. В мире моды работают в основном творческие и толерантные люди, которые сами часто не вписываются в общепринятые нормы, поэтому они относятся ко всему спокойно. В остальных же сферах жизни ты регулярно сталкиваешься с жестью.

И расизме в России

Моя сестра начала играть за сборную России по баскетболу. Когда появилась первая фотография команды, в комментариях начался настоящий кошмар — типа: «Что чёрная делает в русской сборной, она не славянка» и так далее. Я довольно редко с таким сталкиваюсь и стараюсь неприятных комментаторов сразу блокировать. Хотя недавно на странице моего родного города в сети «ВКонтакте» выложили пост с сюжетом о том агентстве: «Огун Джулия рассказывает о жизни модели». Там в комментариях были самые настоящие экстремистские высказывания: «Н***ы — это низшая раса, они должны быть в рабах у белых».

В Москве это ощущается не так остро, и всё же здесь я тоже постоянно ловлю на себе взгляды, иногда кто-нибудь отпускает комментарии или показывает пальцем. Есть люди, которым не хватает ума как-то по-другому проявить своё любопытство или сдержать себя. В нашей стране очень плохо с толерантностью в целом, так что расизм по отношению к людям африканского происхождения только одна из проблем. У нас всё, что считается «странным» или «неправильным», вызывает агрессию.

В России нет нормальной образовательной программы, которая бы всем ещё в школе объясняла, что люди различаются, но при этом равны. Толерантность на государственном уровне считается чем-то плохим, уделом слабых, а выражение неуважительного мнения, кого бы оно ни обижало, — нормой. Поэтому в первую очередь с проблемой нужно бороться системно. Конечно, мне это неприятно, но я не переживаю, иначе бы уже давно сошла с ума. Я уверена в себе и не обращаю ни на кого внимания — я считаю себя космополитом и со многими могу найти общий язык.

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.