Views Comments Previous Next Search

СтильПочему модный рынок не учитывает людей
с инвалидностью

Существует ли инклюзивная мода

Почему модный рынок не учитывает людей 
с инвалидностью
 — Стиль на Wonderzine

Текст: Анна Елисеева 

Более миллиарда человек в мире, то есть 15 % населения, по данным ВОЗ, живут с какой-либо формой инвалидности, и почти 200 миллионов из них испытывают серьёзные трудности изо дня в день. Казалось бы, всех этих людей просто нельзя не брать в расчёт, но практически все жизненно важные сферы оказываются для них недоступны. Модная индустрия в их числе: она почти не видит людей с ампутациями, синдромами, параличом и другими формами инвалидности; их практически нет ни в фотосессиях, ни в рекламных кампаниях брендов, ни на подиумах, как будто такой категории потребителей не существует. Модные марки не шьют на них одежду и не делают даже единичных капсул. На деле оказывается, что модного выбора для людей с инвалидностью нет. Разбираемся, почему так происходит и где люди с особенностями здоровья берут одежду.

Почему модный рынок не учитывает людей 
с инвалидностью
. Изображение № 1.

 

Колумнистка The Guardian Фрэнсис Райан передвигается в инвалидном кресле. Фрэнсис признаётся, что всегда любила моду и с подросткового возраста перемерила множество вещей, однако юбки и платья оказывались для неё слишком длинными или короткими, а молния и кнопки на обычных джинсах всегда врезались в талию. У американской журналистки Киа Браун диагностирован церебральный паралич — она говорит, что ей чрезвычайно сложно самостоятельно надевать вещи через голову, застёгивать пуговицы и молнию. Журналистка Евгения Воскобойникова передвигается в инвалидном кресле и рассказывает, что никогда бы не купила себе пышную юбку, потому что она может намотаться на колесо, а надеть джинсы скинни, не приподнимаясь с места, — непосильная задача. 

Вопрос подбора одежды, которая была бы удобной, функциональной и безопасной, встаёт ребром не только для этих девушек, но и для многих людей с инвалидностью по всему миру. Для кого-то пойти в обычный магазин уже непростая задача: например, в 2014 году в Великобритании было проведено исследование 30 тысяч розничных магазинов и ресторанов, которое показало, что менее трети из них имеют доступные раздевалки, а 20 % не оборудованы пандусами — эксперты назвали результаты шокирующими. Через три года исследование повторилось, а изменения оказались минимальными: 60 % магазинов из почти 1300 были не предназначены для посещения людьми с инвалидностью. «Я люблю масс-маркеты за чёткое соблюдение международных стандартов. Многие не замечают, но в любом таком отделе есть лифт, где-нибудь точно будет пандус. В примерочных обязательно есть кабинка большого размера. Меня, как покупателя с особенностями, это привлекает. Не куплю ничего в магазине, где нет комфортных условий», — говорит Воскобойникова.

При этом большинство брендов едва ли могут похвастаться специальными линейками для людей разных групп инвалидности. Куратор курса дизайна одежды Британской высшей школы дизайна Анна Черных рассказывает, что нужно учесть при создании особенной одежды: «У людей с ДЦП очень резкие спастические движения, которые они не могут контролировать. Некоторые детали в их одежде должны быть сделаны из особо прочных материалов. Много пуговиц ни к чему, даже если человек одевается не самостоятельно. У колясочников обычно сильно пачкаются зоны на рукавах и штаны, поэтому ткань должна быть такой, чтобы её легко можно было протереть». 

 

 

Но главное, что стандартные размеры, представленные в магазинах, людям с инвалидностью обычно не подходят. У каждого вида инвалидности свои особенности: люди с синдромом Дауна отличаются покатыми плечами и более широкой шеей, чем у человека без инвалидности; у тех, кто передвигается в инвалидном кресле, как правило, более тонкие ноги, но может расти грудная клетка и мышцы рук. По словам Черных, нигде в мире не проводились масштабные антропометрические исследования, которые позволили бы разработать специальную размерную сетку для таких потребителей. Но даже если собрать перечень всех особенностей, остаётся неясным, как создать максимально широкую, но при этом универсальную градацию размеров. 

Основательница проекта по стилю для людей с инвалидностью Cur8able Стефани Томас указывает, что бренды не будут создавать особенную одежду, пока не станут рассматривать людей с инвалидностью в качестве постоянных покупателей. К слову, в Великобритании есть понятие «фиолетового фунта» — это платёжеспособность людей с ограниченными возможностями здоровья, которая оценивается на сегодня в 249 миллиардов фунтов. Но эти цифры сложно переносить на страны с минимальной социальной и финансовой поддержкой инвалидности. 

В России людей с инвалидностью, по последним данным, 12,1 миллиона человек. Как следует из документов Федеральной службы государственной статистики России, средний размер пенсии для одного взрослого человека с инвалидностью составляет 13,3 тысячи рублей. Полагаются также дополнительные выплаты из федерального и регионального бюджетов — в среднем от одной до пяти тысяч рублей. Если человек с инвалидностью трудоспособен (таких в России около 1,6 миллиона), права на эти выплаты он лишается, ведь в среднем его доход составляет 27,5 тысячи рублей. При этом люди с инвалидностью в России очень ограничены в возможностях трудоустройства. Едва ли компании оценят платёжеспособность россиян с инвалидностью как вполне перспективную: 43,9 % домохозяйств, состоящих только из людей с инвалидностью, в 2014 году заявили, что дохода им хватает лишь на еду, а вот покупать одежду и оплачивать жилищно-коммунальные услуги уже затруднительно. 

 

Почему модный рынок не учитывает людей 
с инвалидностью
. Изображение № 2.

 

Валентина Волкова, ведущий научный сотрудник Научного центра реабилитации инвалидов им Г. А. Альбрехта в Петербурге, разработала специальную одежду для людей с ампутациями рук, благодаря которой они могут не прибегать к помощи посторонних, если нужно отлучиться в уборную. Её костюмы и юбки внешне не отличаются от обычной одежды и не содержат сложных внутренних конструкций — только эластичные ткани, лямки и грузики, благодаря которым подвижные детали освобождают нужную область тела. Волкова добилась, чтобы её одежду выдавали людям с парной ампутацией бесплатно: она включена в перечень технических средств реабилитации (ТСР), так что люди с инвалидностью могут сделать заявку в Фонд социального страхования. Кроме того, она разработала дистантную технологию, которая позволяет снимать точные мерки по месту жительства. Полученные при помощи специального измерительного устройства, они обладают высокой точностью, определяются даже мелкие погрешности. Дальше параметры отправляли в питерский цех на разработку. Волкова уверена, что центры с измерительными устройствами и пошивочными цехами нужно открыть по всей стране, ведь разработать стандартные размеры для людей с инвалидностью почти невозможно, но такие параметрические системы помогут решить проблему.

При этом российские энтузиасты жалуются, что доступ к государственным тендерам получают в основном обычные швейные предприятия, у которых нет представления, что такое одежда для людей с инвалидностью. «В наш центр однажды обратились победители такого тендера с вопросом, сможем ли мы изготовить одежду по их же цене», — говорит Волкова. «Модели, которые участвуют у нас в показах, не будут покупать адаптивную одежду, существующую в России», — добавляет соосновательница проекта Bezgraniz Couture Янина Урусова. 

Эксперты считают, что те немногочисленные предприятия, которые шьют одежду для людей с инвалидностью, не учитывают ни модные тенденции, ни то, что она должна помогать социализации. Визуальному дизайну уделяется минимальное внимание, оттого одежда похожа скорее на медицинскую униформу. Если человек с инвалидностью хочет подобрать что-нибудь для работы, прогулок, посещения театра или выставки, он попадает в ловушку: выбирать приходится между «специальной» одеждой и той, что продаётся в обычных магазинах, а найти удобную стоит огромных усилий. 

 

 

С одеждой для людей с инвалидностью плохо во всём мире, но было бы неправдой сказать, что проектов, посвящённых производству одежды для них, нет совсем. Например, в Британской высшей школе дизайна преподаётся двухмесячный модуль по проектированию одежды для людей с разными видами инвалидности: ДЦП, синдромом Дауна, ампутациями, параличом. Студенты проводят два вида исследований: лично узнают у моделей предпочтения в одежде и связанные с ней неудобства, а затем наблюдают, как те передвигаются и взаимодействуют с собственными вещами в повседневной жизни. 

По схожей схеме работает и лаборатория Open Style Lab, основанная школой дизайна Парсонс: помимо дизайнеров в её работе задействованы инженеры и профессиональные терапевты. К слову, одна из выпускниц нью-йоркской школы дизайна Люси Джонс проектирует одежду для людей, которые передвигаются в инвалидных креслах, и считает, что адаптивный дизайн открывает больше возможностей для поиска конструкторских решений. Нужно учитывать, какой должна быть длина штанин, сколько использовать ткани, чтобы она не перетягивала ноги на сгибе, и какого размера сделать рукава, чтобы в плечах они не жали, а в локтях не были слишком большими. «Рынка одежды для людей с инвалидностью фактически нет. Мне кажется, всегда очень сложно быть первым, но эту проблему не решит один студент. Только какая-нибудь крупная компания вроде Zara и H&M смогут сделать особенную одежду действительно доступным мировым продуктом», — считает Черных.

Одной из самых заметных модных марок, которая последовательно подходит к решению проблемы с адаптивной одеждой, стала Tommy Hilfiger, запустившая в 2016 году коллекцию для детей с инвалидностью, а через год — линейку для взрослых. В рекламных кампаниях участвуют новые потребители: весной 2018 года, например, это были паралимпийский золотой медалист Джереми Кэмпбелл, блогерка Мама Какс, параплегическая (то есть с парным параличом конечностей) танцовщица Челси Хилл и 18-летний шеф-повар Джеремия Джози с аутизмом.

 

Почему модный рынок не учитывает людей 
с инвалидностью
. Изображение № 3.

 

Tommy Hilfiger нашли универсальный способ сделать любую одежду более функциональной, дополнив её магнитными застёжками. Так, джинсовые куртки из адаптивной коллекции внешне ничем не отличаются от обычных, однако на изнанке зашиты магнитные пуговицы, которые не нужно продевать через петли. На брюках и джинсах Tommy Hilfiger магниты пришиты по бокам, чтобы можно было легко добраться до протеза; платья снабжены застёжками на плечах, чтобы не приходилось снимать узкую вещь через голову. 

В модной индустрии (как и в кинематографе) образ человека с инвалидностью до сих пор чаще всплывает как объект стилизации, а не повод обратить внимание на самих людей, как будто вычеркнутых из системы потребления. В 2015 году мировую общественность возмутила декабрьско-январская обложка журнала Interview, на которой Кайли Дженнер предстала в латексном костюме, сидя в инвалидном кресле. Издание защищалось от обвинений в эйблизме, заявляя, что хотело лишь показать, как СМИ объективируют и используют в своих целях образ девушки.  

При этом уважительный ракурс позволяет заметить, что люди с инвалидностью интересуются модой, поп-культурой, ведут страницы в соцсетях и вообще хотят занимать место в обществе наравне с остальными. 17-летняя трансгендерная модель Аарон Филип активно ведёт твиттер и инстаграм: делится новостями своей карьеры, своими съёмками и селфи. У Аарон диагностирована квадриплегия — паралич четырёх конечностей, — но это не останавливает её от работы с престижными агентствами (на днях она присоединилась к Elite Model Management), съёмок для ASOS, Paper Magazine и Them. Она говорит, что гордится быть собой и хочет стать музой для других: «Я хочу разрушить негативную стигму, которая окружает сообщество таких же людей, как я. Моё мнение будет иметь значение, пока я чувствую себя красивой и уверенной в себе».

 

 

В последнее время люди с инвалидностью стали появляться на подиумах: достаточно вспомнить осеннее-зимнее шоу Chromat 2016 года, в котором приняла участие модель Лорен Вассер, потерявшая ногу в результате синдрома токсического шока; или показ Sports Illustrated Swimsuit — 2018, во время которого по подиуму прошлась паралимпийская чемпионка по сноубордингу Бренна Хукаби с протезом ноги. До этого же Хукаби участвовала в фотосъёмке в бикини для спортивного журнала. Люди с инвалидностью появлялись в рекламных кампаниях PremiataAerie и Beauty and Pin-Ups. Есть примеры и в России — взять хотя бы многочисленные показы Bezgraniz Couture, в которых участвуют модели с ДЦП, ампутациями, синдромом Дауна и другие. 

Меняется, хотя и медленно, ситуация в бьюти-индустрии: недавно ASOS выпустил комбинезон для людей с инвалидностью в коллаборации с журналисткой и паралимпийкой Хлоей Болл Хопкинс. Но пока дизайнеры действуют в одиночку, а инклюзивные рекламные кампании — большая редкость, люди с инвалидностью продолжают находиться на периферии моды. И это не только несправедливо, но и очень недальновидно. Даже если отдельные адаптивные проекты сегодня кажутся кому-то конъюнктурным маркетингом, это тот случай, когда он вполне оправдан.

Фотографии: Aerie, Lucy Jones, Tommy Hilfiger

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.