Views Comments Previous Next Search

СтильПо второму крою:
Зачем дизайнеры работают с винтажными тканями

И за этим ли будущее

По второму крою:
Зачем дизайнеры работают с винтажными тканями — Стиль на Wonderzine

Текст: Светлана Падерина,
автор телеграм-канала wannabeprada

«Дизайнеры берут винтажные скатерти, драпировки, постельное бельё и дарят им новую жизнь, создавая уникальную моду. Старый льняной платок становится воротником блузки, хлопчатобумажная скатерть с принтом в виде праздничных фруктов — мужской рубашкой, а фрагмент текстильного сапога — жилетом», — так The Times описывает в 1993 году увлечение дизайнеров, решивших работать не с новым текстилем, а со старыми вещами и антикварными материалами.

По второму крою:
Зачем дизайнеры работают с винтажными тканями. Изображение № 1.

 

С переработкой текстиля в разное время экспериментировали Вивьен Вествуд и Мартин Маржела — они считали это бунтом против существующей системы производства и потребления. Бум винтажной одежды и секонд-хендов случается, когда мода пересматривает собственные ценности. Так уже было в 2000-х: глянцевые журналы писали о модных девушках, которые не стесняются носить одежду из «вторых рук» и комбинировать её с дорогими брендами, а особую популярность получали дизайнеры вроде Тары Сабкофф, выпускавшей под лейблом Imitation of Christ трогательные и артистичные коллекции, перешитые из старой одежды. Но есть ли за такими марками будущее теперь? 

Причины, по которым дизайнерские марки работают с винтажным текстилем сегодня, становятся всё глубже и многограннее. Развитие интернета, социальных сетей и доступность быстрых индивидуальных продаж привели к появлению огромного количества локальных марок, которые производят вещи маленькими тиражами и не стремятся наращивать обороты. А где и как такая марка может взять текстиль для своей коллекции?

Самое очевидное — связаться напрямую или через посредника с фабрикой, производящей ткани и трикотаж. Но далеко не все поставщики текстиля готовы работать с крошечными объёмами. А если фабрика и согласилась продать дизайнеру 15–20 метров ткани, то это значит, что ещё столько же у неё купит другой дизайнер — и вещь из этой ткани появится на соседней картинке в инстаграме. Можно делать дизайн текстиля самостоятельно: печать собственных принтов доступна даже при заказе маленьких метражей. Но возможности небольших компаний, как правило, ограниченны — например, московская студия текстильного дизайна «Соль» делает печать на синтетических основах, потому что хлопчатобумажные требуют другого оборудования. Ну и стоимость текстиля с собственным дизайном существенно выше, особенно если речь идёт о производстве сложных материалов вроде жаккарда или гобелена.

 

Недавно GA выпустил коллекцию со студентами РГУТИС — рубашки из секонд-хенда, оформленные вышивками
и обработанные подкладкой из винтажного хлопка

 

Другой доступный путь — покупка на стоках, то есть на распродаже, остатков текстиля, произведённого крупными дизайнерскими марками для собственных коллекций. В итальянском городке Прато есть целые склады, куда свозится текстиль, оставшийся после сезонных закупок, и где его можно приобрести по щадящим ценам. Нередко его закупают оптовики — так материалы, принадлежавшие именитым лейблам, попадают в обычные магазины. Бельгийские дизайнеры вроде Дриса ван Нотена или Рафа Симонса устраивают распродажи текстильных остатков одновременно с семпл-сейлами. Со стоковыми тканями работают дизайнеры, выпускающие маленькие тиражи изделий и нацеленные на экологическое производство — поскольку переработка остатков очевидно гуманнее производства нового текстиля. 

Правда, использование авторского текстиля ставит перед владельцами локальных марок дилемму: можно ли считать дизайн вещей полностью оригинальным, если над рисунком ткани трудился другой художник и делал это не в рамках совместного проекта? Правильного ответа тут нет, но выпускник Антверпенской академии изящных искусств Санан Гасанов, например, использовал в одной из своих учебных коллекций фрагменты узнаваемой принтованной ткани Raf Simons x Mr. Porter 2013 года, интегрировав её в собственный дизайн так тонко и иронично, что заслужил премию на внутреннем конкурсе академии. 

Зато в тенденцию этичности производства работа с винтажными материалами вписывается наилучшим образом. Создательница марки Go Authentic, разрабатывающая коллекции со сторонними художниками, Оля Глаголева рассказывает: «В России сегодня не продаются сертифицированные экоткани, но это вопрос времени. Чем локальнее твоё производство, тем меньше углеродного следа производит твой продукт, поэтому пока самый грамотный вариант — это использование винтажа и старинных тканей». Дизайнер уверена, что перешивание — самый экологичный вариант производства одежды в РоссииНедавно GA выпустил коллекцию со студентами РГУТИС — рубашки из секонд-хенда, оформленные вышивками и обработанные подкладкой из винтажного хлопка. «Каждая вещь изготовлена в единственном экземпляре, но уже поступают заказы на повтор», — говорит Оля. 

 

По второму крою:
Зачем дизайнеры работают с винтажными тканями. Изображение № 2.

 

В поисках винтажных тканей можно отправиться на блошиные рынки — в Европе выставляется на продажу много домашнего текстиля: вышитых скатертей, салфеток, — причём по очень невысоким ценам. В России на «блошках» вроде «Удельной» можно поискать запасы советских набивных тканей. Всё то же самое продаётся и через интернет — к примеру, на Etsy и «Ярмарке Мастеров».

Нужно иметь в виду, что ткани, разработанные в середине прошлого века, узкие — меньше метра шириной, а качество набивных рисунков может быть неидеальным. Но последнее часто преподносится как достоинство: маленькие дефекты делают ткань уникальной и «живой». Другой очевидный плюс в том, что делать одежду с элементами рукоделия долго и дорого, а использование уже готовых старинных вышивок и ручного кружева значительно ускоряет процесс. 

Работая с винтажным текстилем, невозможно действовать по традиционной схеме: сначала придумать модели изделий, а затем искать ткани для их воплощения. В данном случае ткани сами диктуют идею, а иногда подсказывают концепцию всей коллекции. Молодой дизайнер Никита Калмыков сделал почти интимную коллекцию мужских вещей, взяв за основу шторы и простыни, вышитые руками его прабабушки. Совместная работа Лизы Смирновой и упомянутого экобренда GA «Художник дома» строится на взаимодействии ярких, запоминающихся вышивок Смирновой и текстиля — пледов и вафельных полотенец — родом с винтажных развалов Англии.

Украинская дизайнер Ксения Шнайдер берёт свои идеи из активов Maison Margiela: за свою историю бренд часто перерабатывал деним, превращая его не только в новые джинсы, но и в тот самый «джинсовый мех», с которым сейчас активно работает Шнайдер. RE/DONE — компания, продвигающая идею устойчивой моды и выпускающая коллекции джинсов из переработанных моделей Levi’s: старые джинсы распарывают, стирают и собирают по новым лекалам, иногда декорируя. Победительница конкурса LVMH Марин Серр признаётся, что её платья были сделаны из старинных шарфов, а рубашки и гидрокостюмы произведены при участии уже использованной одежды. Дизайнер Эмили Боде использует готовые лоскутные одеяла, которые скупает на ярмарках и блошиных рынках. Кроме того, она коллекционирует крошечные лоскутки (среди них могут оказаться даже редкие антикварные образцы позапрошлого века) для реконструкции купленных одеял или создания отдельных элементов одежды. Из этих пёстрых полотен шьют рубашки и куртки — формально «для мужчин», но носят их, понятное дело, все.

 

RE/DONE — компания, продвигающая идею устойчивой моды: старые джинсы распарывают, стирают и собирают по новым лекалам

 

Дизайнер из Гонконга Винчи Чинг, работающая под маркой Heritage ReFashioned, берёт старинные японские и китайские ткани и превращает их в клатчи и маленькие сумочки с фермуарами. Как она рассказывает, любовь к текстилю появилась у неё ещё в детстве — когда она играла на швейной фабрике своих родителей. «Я выбираю очень богато украшенные ткани, наполненные металлическими золотыми нитями. Они очень часто делались с использованием настоящего золота», — рассказывает Чинг. Марка из Лос-Анджелеса Purrr выпускает милые девичьи платья и комплекты, вдохновляясь японским уличным стилем и перерабатывая винтажную одежду и стоковые ткани.

Можно смело прогнозировать, что популярность такого подхода к дизайну будет только расти — учитывая интерес к ответственному потреблению, экологическую обстановку в целом и потребность в оригинальных, вдумчиво сделанных вещах. А то, что вещи, переработанные из винтажных, невозможно производить большими партиями — так это, по современным меркам, скорее их достоинство, чем недостаток.

 

 

Фотографии: Sanan Gasanov, BODE New York

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.