Views Comments Previous Next Search

Стиль«Я бы хотел съесть твой глаз»: Как модели справляются
с кибербуллингом

Как реагировать на критику и почему негативные комментарии в инстаграме — это не ок

«Я бы хотел съесть твой глаз»: Как модели справляются
с кибербуллингом — Стиль на Wonderzine

Интервью: Анна Елисеева

Травлю в Интернете можно найти практически везде: в социальных сетях, личных блогах, чатах телеграма, на сайтах изданий и ещё живых форумах. Агрессоры вооружаются до зубов: оскорбления, унижения, преследования и угрозы — типичный набор буллинга.

В ООН кибербуллинг уже признали реальной угрозой — при этом больше других от него страдают женщины. Проявлять агрессию нападающие готовы по любому поводу — не щадят ни внешность, ни профессию, ни образ жизни. Мы поговорили с семью российскими моделями, за чьей жизнью обычно наблюдают тысячи людей, о том, как они справляются с кибербуллингом.

Маша Миногарова

Я тяжело воспринимаю критику — да и кому приятно слышать, что их дело не супер, а усилия напрасны. Но критика критике рознь и в каждом случае производит разный эффект. Если она по существу и от компетентного человека, то может стать стимулом — а вот простое «гавканье» под руку отбивает желание что-либо делать. Я читаю комментарии в социальных сетях, и не только своих. Иногда проверяю, что говорят в пабликах, роликах и материалах обо мне — люблю, мне это интересно. И, конечно, сталкиваюсь с кибербуллингом и негативными комментариями.

Как ни странно, самые грубые высказывания и откровенные оскорбления я услышала о своей «истории успеха» после выхода передачи на «Дожде»: дети с ютьюба просто цветочки по сравнению с троллями, которые высказываются под видео этого телеканала. Прошлись они по всему: от внешности и национальности до совершенно очевидного им факта, что я «проститутка» и не заслуживаю своих денег. Читать бывает неприятно, но я забываю об этом уже через пять секунд — сама понимаю, что это даже не критика. У меня была сильная школа «плохих комментариев», когда я участвовала в шоу «Топ-модель по-русски». Ещё не было соцсетей в привычном формате, а вот оскорбления от незнакомцев были — помню, читала их на форуме программы и очень переживала.

Кибербуллинг затрагивает всех известных людей в инстаграме: если у страницы куча подписчиков и большая активность, люди перестают понимать, что ты тоже человек. Они видят только миллионы, смешные видео или тысячи лайков, но точно не вас с телефоном в руках, и начинают писать всё подряд, даже не думая, что это оскорбления. Или же человек понимает, что жестит и хамит, но считает, что вы живёте на другой планете, так что можно не бояться писать самые грязные слова: за руку никто не поймает и отвечать не придётся. Это поле, где ты можешь мысленно ставить себя выше. Трудно поверить, что я напишу какое-нибудь оскорбление Селене Гомес, а она прочтёт и расстроится — но это вполне реально! Люди не вкладывают особого смысла в слова, но, к сожалению, обижают, портят настроение и развивают комплексы.

По сравнению с другими популярными аккаунтами у меня на странице всё спокойно и плохие комментарии единичны, это не постоянный поток. Поэтому в 90 % случаев я не реагирую, только когда уже совсем нетерпимый мат — баню. Было несколько случаев, которыми я совсем не горжусь: когда писали что-нибудь очень обидное, я отвечала в том же духе — знаю, что это некрасиво, но не я пришла к вам с оскорблениями. Почувствуйте, как это мерзко.

Смартфоны и соцсети дали ложное ощущение важности и того, что кому-то нужно наше мнение. Писать человеку оскорбления по поводу внешности (кто состарился, а кто поправился) — и странно, и жестоко. Так что, прочитав нечто подобное о себе, знайте, что сильный, умный, уверенный в себе человек не позволит себе такого. Не отвечайте на оскорбления, не оправдывайтесь, не хамите в ответ и никогда не воспринимайте всерьёз. 

 

 

София Мунтян 

Я хорошо отношусь только к конструктивной критике — иногда она может помочь. Для себя я чётко обозначила макет критической оценки, на которую я обращу внимание: уместность, обоснованность плюс предложения по исправлению — тогда я вступлю в разговор. Мне повезло, что члены семьи, близкие друзья и коллеги — люди деликатные и вежливые, поэтому чаще всего критика с их стороны полностью соответствует критериям здравого разбора ошибок. Она важна для меня и помогает развиваться.

Я читаю комментарии в своих социальных сетях, и, на удивление, негативные там практически не встречаются. Я не знаю почему — возможно, на сторонних ресурсах идут обсуждения другого толка. В средней школе одноклассники очень агрессивно реагировали на мою внешность, помогла мама, которая убедила, что «недостатки» — это на самом деле часть индивидуальности. Тогда я записалась в театральную студию, где никто не заметил, что что-то «не так». С тех пор обсуждение моей внешности меня абсолютно не тревожит, в том числе и в социальных сетях.

Оскорблений и угроз не бывает, но попадаются приставучие. В основном это парни, которые за час могут написать десять раз: «Привет! Как дела? Почему не отвечаешь?» Но дело решается быстро — я нажимаю кнопку «отклонить сообщение», и на этом разговор заканчивается. Я не считаю, что мой опыт показателен, так что не могу давать советы людям, столкнувшимся с буллингом и кибербуллингом, — это очень сложная тема. Главное ни в коем случае не винить себя и обязательно обращаться за помощью.

 

 

Я считаю, что модель должна реагировать только на критику агента, который занимается её менеджментом — у них должно быть стопроцентное доверие. У меня не хватает времени читать комментарии в соцсетях, разве что друзья могут прислать скрины, и мы вместе можем посмеяться. Мой «любимый» комментарий: «Я бы хотел отвезти тебя в лес и съесть там твой глаз!» Со мной часто хотят сделать что-то такое — конечно, это страшно, но я стараюсь об этом не думать, иначе можно вообще не выходить из дома, сидеть и бояться.

Другие комментарии, которые я получаю всю модельную карьеру, звучат примерно так: «Она очень худая, наверное, принимает наркотики», «Она похожа на инопланетянина или мужчину», «Это не её волосы», «Как она может выставлять полуобнажённые фотографии?». К такому я отношусь с позитивом: ни сил, ни эмоций не хватит, чтобы объяснить кому-либо, что это искусство или что я не такая худая, как может казаться. Иногда, когда совсем достают, я баню, но такое бывает редко. У меня очень добрая аудитория, которая видит во мне героиню сказок или Мериду из «Храброй сердцем». Я блокирую много негатива в телеграме, который появляется после рассказов, например, о том, чем модели зарабатывают кроме моделинга или на что приходится идти ради места.

Мой главный совет — никак не реагировать на негатив, игнорировать, не отвечать. Это злит больше всего, потому что люди хотят увидеть реакцию: они же старались, писали, а вы не заметили.

 

 

Публикация от @alyonashmelev

 

 

Алена Шмелева

«Как-то в одном из интервью Андрей Звягинцев сказал, что для «творческого» человека критика — как собака для фонарного столба. Я не люблю эти определения «творческий — не творческий», но здесь соглашусь. Для меня стимулом является не она, а скорее хороший, грамотный пинок.

Я читаю комментарии в своих соцсетях, но реагирую не на все. Негативные высказывания сплошь и рядом: диванные психологи по ту сторону экрана ставят мне диагнозы, делают выводы о моём образе жизни, дают глупые советы и наставления, кто-то проходится по внешним данным. Как-то я увидела комментарий девушки на вот это всё: «Извините, я себя не в Sims создавала». В любом случае в инстаграме такого точно не избежать. Мне кажется, если человек выкладывает интересные вещи, то он заранее подписывается на то, чтобы стать объектом обсуждения — иначе какой смысл? Можно просто закрыть аккаунт, но так же неинтересно.

Я всегда относилась к этому одинаково: стараюсь сохранять холодное равнодушие; слишком ленива, чтобы на это тратиться. Не нужно обращать внимание, а если сложно, то нужно постараться максимально огородить себя от таких людей — они ведь только и жаждут вашей реакции.

Я баню пользователей, которые без конца флудят, пытаясь напомнить о себе. Возможно, их раздражает, что человека слишком много, возможно, они искренне не понимают, почему так произошло. Кто-то завидует, а кого-то, возможно, действительно раздражает твой образ, и он уже не в силах молчать — очень хочет, чтобы ты об этом узнал и забился в угол. Может, видят, что под фотографией одни комплименты, и решают вбросить мусора, чтобы жизнь мёдом не казалась. Заметила, что так часто делают фейковые аккаунты, где ноль публикаций, и дети одиннадцати-двенадцати лет — но в таком возрасте некоторые агрессивны и ещё многого не понимают.

Анастасия Третьякова

Личные страницы, если они не под замком, автоматически уже публичные. Это забор, на котором можно написать что угодно. Я не ругаю вандалов за вандализм и не вступаю в споры с человеком, который сам в полной мере не отдаёт себе отчёта в том, что он делает и на что злится. В соцсетях осуждают мой образ жизни и мою профессию в духе «заводы стоят, одни гитаристы в стране», но с жестью я не сталкивалась. Агрессия, как мне кажется, не имеет направленности — это как сказать матом в открытый микрофон, просто потому что он открытый и говорить ничего не мешает. Раньше я удаляла похабные или хамские комментарии или игнорировала их.

Последние пару раз, когда была в уязвимом состоянии, попробовала поговорить с комментатором — на поверку оказалось, что он просто обижен на весь мир и ко мне это не имеет никакого отношения. Главное помнить, что тролли в Сети — это просто обиженные или злые люди, а не ваша родная мама и не шекспировский шут, который всегда говорит правду, даже когда пытается валять дурака.

 

 

Екатерина Ожиганова

 

К критике я отношусь положительно: без неё, на мой взгляд, ни одно дело не сможет получить должного развития. Я, конечно, имею в виду конструктивную критику, которую зачастую получить довольно сложно. Имеет смысл обращаться за ней к человеку, который разбирается в том, о чём, собственно, он говорит. А «интернеты» и инстаграм — это зачастую слишком поверхностно, из разряда «люблю — не люблю, почему — потому».

В основном я читаю комментарии в своих соцсетях, но фолловеров у меня немного: часто пишут люди, которых я уже знаю, или знакомые знакомых. Честно, в своей адрес вижу негативные комментарии редко. Вероятно, мне просто повезло и мой профиль вне зоны интереса людей, которые занимаются кибербуллингом. А вот на улице несколько иначе: по крайней мере, в более юном возрасте, когда я жила в России и носила короткие волосы разных цветов, комментаторов было хоть отбавляй.

Во Франции мой бритоголовый облик тоже не даёт покоя некоторым — но комментарии в адрес внешности человека, конечно, конструктивной критикой не назвать. Это страх другого: почему он или она не такой и не такая? Проще всего игнорировать таких людей — видимо, им больше нечем заняться. Это такой способ эмоциональной подпитки. Отвечать — лишь давать повод для продолжения. Если вы публичный человек, нужно нарастить толстую кожу, потому что сталкиваться с буллингом придётся много.

 

 

 

 

Нненна

К критике я отношусь положительно, если она адекватна, к чему-то могу прислушаться. Но я никогда не видела адекватной критики под фотографиями моделей. Скорее это были оскорбления, девочки всегда либо «слишком жирные для моделей», либо «болезненно худые», либо, наконец, просто «страшные». У меня нет тьмы подписчиков, так что в комментариях в своих соцсетях с негативом не сталкиваюсь. Я не читаю, что пишут под моими фотографиями в профилях других людей или брендов, просто не вижу смысла тратить на это время. Я воспринимаю всё с юмором; один раз какая-то неадекватная женщина написала мне в direct, так я её заблокировала. Не думаю, что адекватный человек будет писать незнакомцу оскорбления.

К сожалению, мало кто задумывается о том, что среди моделей очень много подростков. Естественно, положительно поток оскорблений и негатива ни на ком не скажется. Были случаи, когда в социальных сетях бренда, с которым работала модель, оставляли комментарии в духе: «Зачем вы взяли такую страшную девочку? Даже вещи покупать уже не хочется». После этого девушка теряла постоянного клиента. Люди всё ещё не осознают, что интернет — это не их личный дневник, куда они могут писать всё, что захотят.

Даже известные люди не должны сталкиваться с оскорблениями в своих же соцсетях. Если кому-то они не нравятся, можно просто не заходить на их страницу.  

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.