Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

МнениеПочему увольняются главреды digital-глянца и стоит ли о них жалеть

Почему увольняются главреды digital-глянца и стоит ли о них жалеть — Мнение на Wonderzine

Отставки эпохи Black Lives Matters

Текст: Анна Аристова

По всему миру почти месяц не утихают протесты Black Lives Matter против системного расизма, ставшего особенно заметным в период пандемии, когда с сотрудниками африканского происхождения на работе расставались охотнее всего. Смерть Джорджа Флойда стала спусковым крючком для давно назревшего разговора о несправедливом отношении к людям африканского происхождения во всех сферах, в том числе в модных медиа, которые и без того славились токсичной рабочей атмосферой. Мы постарались разобраться в том, что сейчас происходит и почему моде ещё далеко до настоящего разнообразия.

Обвинять модные медиа в полном отсутствии разнообразия было бы несправедливо хотя бы потому, что положение дел в индустрии сильно отличается от того, что было в начале 2010-х. Мы стали видеть на страницах журналов людей разного телосложения, возраста и расы и вести разговор об инклюзивности. Мишель Обама снялась для обложки американского Vogue, британская версия издания впервые в истории назначила главным редактором мужчину африканского происхождения Эдварда Эннинфула, а двадцатитрёхлетнему афроамериканцу Тайлеру Митчеллу впервые доверили съёмку обложки самого важного, сентябрьского выпуска Vogue.

Но несмотря на некоторые позитивные сдвиги проявлений расовой дискриминации в самих редакциях — пусть даже самых «прогрессивных», публикующих чёрные квадраты в поддержку #BlackOutTuesday и посты о важности протестов — не становится меньше. В частности, к ответу за лицемерие призвали Refinery29 — издание «для современных женщин», продвигающее идеи разнообразия и интерсекционального феминизма. Сейчас в твиттере можно найти множество историй бывших сотрудниц об уничижительном отношении к работникам африканского происхождения, препятствовании их карьерному росту и неравной оплате труда в сравнении с белыми коллегами. В качестве иллюстраций приведены случаи, когда соосновательница сайта Кристен Барберич путала своих сотрудниц, когда журналистку Сесали Боуэн принимали за обслуживающий персонал из-за цвета кожи и когда редактор сайта и по совместительству известная инфлюэнсерка Алиса Коскарелли высмеяла коллегу за поддержку движения Black Lives Matter. Не говоря уже о совершенно абсурдной ситуации, когда одна из белых сотрудниц издания поставила себе на заставку фотографию отца одной из коллег африканского происхождения и шутила о том, можно ли ей произносить n-word.

Кристен Барберич путала своих сотрудниц, а журналистку Сесали Боуэн принимали за обслуживающий персонал из-за цвета кожи

«Refinery29 было для меня изданием мечты. Я была готова создавать контент, который был бы по-настоящему интересен мне, а также моей семье и друзьям. Ведь подобные темы часто игнорируются женскими медиа. Я чёрная женщина, окончившая Говардский университет (частный университет в Вашингтоне, исторически с большой долей афроамериканцев. — Прим. ред.), и для меня крайне важно освещать темы, касающиеся женщин африканского происхождения, и делать всё для того, чтобы их увидели. Я думала, что Refinery29 будет идеальной платформой для этого», — рассказала Vox бывшая бьюти-редактор издания Кхалеа Андервуд. По её рассказам, все те же редакторы, которые сегодня публикуют в соцсетях посты поддержки с хештегом #BlackLivesMatter, прежде совсем не интересовались вопросами системного расизма, а одна из них даже как-то пошутила, что хочет одеться на Хэллоуин «как игрок NFL на протесте».

«Привет @Refinery29, отличная чёрная страница! Но знаете, что такое настоящая поддержка? Это справедливая оплата труда сотрудников африканского происхождения, наличие чёрных женщин в руководстве, а также решение случаев микроагрессии руководителей по отношению к чёрным сотрудникам на ежедневной основе», — написала бывшая сотрудница журнала Эшли Элиз Эдвардс. В ответ на обвинения в расизме Кристен Барберич опубликовала в инстаграме пост с извинениями и заявила об уходе из Refinery29. «Из этих историй стало понятно, что R29 должен измениться. Нам нужно стать лучше, и первый шаг для этого — освобождение места. Я покидаю свой пост, чтобы помочь разнообразить руководство нашей редакции и обеспечить начало новой важной главы для бренда и его сотрудников», — написала она.

За последний месяц увольнение Барберич стало лишь одним из громких случаев смены руководства крупных медиа из-за обвинений в дискриминации. Так, издание The New York Times покинул редактор Джеймс Беннет, опубликовавший статью сенатора-республиканца Тома Коттона «Пришлите войска» («Send the troops»), призывающего применять силу на протестах. Главный редактор издания о еде Bon Appétit Адам Рапопорт покинул свой пост после десяти лет работы из-за всплывшей в соцсетях фотографии с вечеринки, где они с женой изображают пуэрториканцев.

Волна негодования докатилась и до ироничного издания о моде Man Repeller и основательницы Леандры Медин. Одними из главных претензий к редакции стало увольнение сразу нескольких сотрудников «of color» в период пандемии (в том числе продюсера Кристал Андерсон и фоторедактора Сабрины Сантьяго), а также неактуальный тон издания, диктующего «привилегированный стиль жизни». В ответ Медин объявила о том, что планирует оставить свой пост, чтобы «позволить команде показать, каким может быть Man Repeller», а также нанять «специалиста по инклюзивности», разморозить бюджет на тексты внештатных авторов и публиковать регулярные отчёты о составе команды и новых инициативах, призванных разнообразить редакцию.

И, конечно, список был бы неполным без американского Vogue и его бессменного главного редактора Анны Винтур. В статье The New York Times под говорящим названием «Сможет ли Анна Винтур пережить движение за социальную справедливость?» («Can Anna Wintour Survive the Social Justice Movement?») рассказывается о царящей в журнале культуре элитизма (достаточно посмотреть на список ассистенток Винтур, после которого становится понятно, что кофе главреду приносили лишь наследницы известных семей и выпускницы университетов Лиги плюща), а также несправедливом отношении к сотрудникам африканского происхождения. «Раса в Condé Nast — очень сложная тема. Несколько сотрудников, с которыми я говорила — все они были уволены за последние несколько лет, — рассказали мне о проблемах, с которыми они сталкивались на рабочем месте. Они боролись за право быть услышанными, получать ресурсы, необходимые для выполнения работы на самом высоком уровне, они сталкивались с невежеством и глупыми стереотипами своих белых начальников, когда дело касалось тем, связанных с африканской культурой, все они подтвердили, что устали объяснять им одни и те же темы», — пишет журналистка Джиния Беллафанте.

И хотя Анна Винтур помогала молодым дизайнерам «of color», ставила на обложку знаменитостей африканского происхождения — от Люпиты Нионго до Серены Уильямс, собирала деньги на избирательную кампанию Барака Обамы — всего этого, судя по всему, оказалось недостаточно, чтобы стать по-настоящему инклюзивным изданием. Так, например, Diet Prada приводит весьма сомнительные кавер-стори за последние годы — в том числе обложку 2008 года, снятую при участии баскетболиста Леброна Джеймса и Жизель Бундхен и имитирующую пропагандистский постер времён Первой мировой войны с изображением Кинг-Конга, схватившего белую девушку. Вишенкой на торте стал выход мемуаров бывшего редактора Vogue Андре Леона Телли, в которых он рассказывает, что дружба с Винтур причинила ему «эмоциональную и психологическую травму» и в последние годы была невозможной, потому что он был «слишком старым, толстым и некрутым». Позже в интервью на радио Телли назвал Анну «колониальной дамой», «не позволяющей никому вставать между ней и её белыми привилегиями».

Обложка Vogue 2008 года c Леброном Джеймсом и Жизель Бундхен имитировала пропагандистский постер с изображением Кинг-Конга, схватившего белую девушку

Несмотря на слухи о скором увольнении Винтур, генеральный директор Роджер Линч поспешил заверить, что Анна уходить не собирается, потому что «мало кто споcобен влиять на культуру так, как она». Винтур, в свою очередь, отправила своим сотрудникам служебную записку, в которой признала, что под её руководством Vogue действительно «делал недостаточно, чтобы предоставить голос и помощь в продвижении» сотрудникам африканского происхождения, а также извинилась за все неуместные и расистские изображения и материалы, опубликованные на страницах журнала. «Я беру на себя полную ответственность за эти ошибки», — написала она.

Все эти обвинения — лишь верхушка айсберга. И без того перевёрнутая с ног на голову пандемией индустрия ждёт перемен — и это касается не только (безусловно, важных) вопросов ответственного производства, сокращения количества коллекций и перехода к новым форматам, но и элементарного человеческого обращения со своей командой, борьбы с внутренними предрассудками (о том, почему скрытая дискриминация ничем не лучше обычной, мы писали здесь).

Речь идёт уже не только о публичном признании ошибок, но и о системной борьбе с дискриминацией — попытке слышать и видеть своих сотрудников, сотрудничать с редакторами, авторами, фотографами, продюсерами более разнообразного происхождения и взглядов, избегать ярлыков и так называемого tokenism (когда компания предпринимает минимальные и лишь символические усилия для того, чтобы придать видимость гендерного и/или расового равенства путём набора небольшого числа людей из недопредставленных групп. — Прим. ред.). Перестать апроприировать элементы других культур и неуместно шутить над представителями других рас, а также закрывать на это глаза и оправдывать такое поведение «токсичностью индустрии». Без всего этого завоевать доверие аудитории уже не получится. И если кто-то может подумать, что России эта повестка не касается, всё гораздо грустнее — только притесняют у нас не только людей африканского происхождения, но и представителей других национальностей.

ОБЛОЖКА: agcreativelab — stock.adobe.com, Fumie — stock.adobe.com (1, 2)

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.