Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Личный опытGranny’s: Я запустила марку вещей, которые вяжут женщины на пенсии

Юлия Алиева о трикотаже и социальном предпринимательстве

Granny’s: Я запустила марку вещей, которые вяжут женщины на пенсии — Личный опыт на Wonderzine

Юлия Алиева оставила госслужбу, чтобы основать марку вязаных вещей Granny’s: их вяжут женщины со всей страны — пенсионерки или те, у которых есть внуки. Мы поговорили с ней о том, можно ли в России делать бизнес-проект с социальным уклоном, как организовать через инстаграм работу сотни человек и зачем писать диссертацию о марке вязаных вещей.

Текст: Наталья Янчева,
автор телеграм-канала Make Your Style

Начало

Я окончила факультет госуправления МГУ и работала в Минэкономразвития. У меня хорошо складывалась карьера, но я чувствовала, что это не то, чем я хочу заниматься всю жизнь. Три с половиной года назад я решила выписать на листочке всё, что мне близко. Тогда я увлеклась вязанием — попробовала крупную перуанскую пряжу Wool & Mania, и мне понравилось, что из неё можно быстро и легко сделать что-то красивое.

Государственная служба в идеальном формате — это служба народу, и я спросила себя, какому незащищённому слою населения я хотела бы помогать больше всего. Вспомнила, что испытываю трепет перед пожилыми людьми. В детстве я ходила в музыкальную школу, и когда 9 Мая мы выступали перед ветеранами, у меня внутри всё переворачивалось. Мне было семь-восемь лет, и уже тогда я осознавала, как им было трудно, сколько пришлось пережить. Плюс я просто обожаю своих бабушку и дедушку. Дедушке восемьдесят семь, бабушке — восемьдесят четыре. Мы с бабушкой вообще подружки всю жизнь, и я думаю, что отношусь к пенсионерам с таким трепетом, потому что люблю своих. Людям старшего возраста оказывают мало поддержки — тут даже особо анализировать не надо. В Москве есть программа для пенсионеров, центры по всему городу, спорт, танцы, клубы по интересам. А в регионах всё совсем плохо, там пожилые люди покупают раз в неделю мясо — просто потому что такие пенсии. Я родом из маленького городка Вельска в Архангельской области, так что знаю об этом не понаслышке.

Так я придумала проект, в котором люди на пенсии будут вязать вещи в комфортном для них темпе, на дому и получать основную часть дохода. Я сразу решила, что это будет классическое социальное предпринимательство, а не бизнес и не благотворительность. Родные меня поддержали, но оставить госслужбу я не могла два года. Мы с мужем переехали в Санкт-Петербург, я перешла на новую работу с повышением в должности. Осенью 2018-го, когда началась пенсионная реформа, я почувствовала: пора. Плюс мы тогда задумывались о ребёнке, и я поняла, что если я сейчас не сделаю этого, то потом уже никогда не решусь.

Старт и поиск мастериц

Стартовый капитал проекта был сорок тысяч рублей. На них я купила пряжу и схемы вязания, заказала разработку логотипа. Я учусь в аспирантуре, а моя диссертация будет посвящена социальному предпринимательству и тому, как с его помощью можно решить проблемы пенсионеров — кейсы такого толка есть во всём мире. Я сразу решила, что проект будет практической частью моей работы, поэтому разместила в «ВК» объявление о поиске мастериц для исследования.

Там сразу развернулась бурная дискуссия: люди не верили, что кто-то хочет им помогать за небольшой процент. В итоге откликнулось пять женщин, на встречу пришли две, после осталась одна — Елена Леонидовна Третьякова. Она мне поверила, хотя даже не знала, удастся ли продать то, что она сделает, и получит ли деньги. Она связала по моим схемам небольшую капсулу: несколько шапок, один свитер, детские носочки, варежки. Сейчас она наша главная мастерица. Ещё я написала блогеру Ирме — предложила ей стать лицом нашего проекта и сняться в вещах. Она согласилась, мы сделали фотосессию, а потом она рассказала об этом в соцсетях. Всё, что мы тогда сделали, продалось за сезон, и это очень воодушевило.

Дальше сработало сарафанное радио — люди стали рассказывать в инстаграме, о нас написали питерские СМИ — и это очень помогло, а потом дошло до международных. Агентство France-Presse сняло о нас сюжет, который потом вышел в разных странах, включая Гватемалу. А ещё о нас написал The Times, и это было удивительно: я читала о них в школе и вот теперь они рассказывают о нашем проекте. После у нас появились заказы из-за рубежа, но основную часть составляют, конечно, российские. Кто-то покупает, чтобы поддержать пенсионеров, кто-то — потому что вещь понравилась.

О схеме работы и команде

Поначалу я всё замыкала на себе — от закупки пряжи до ответов на комментарии, но в какой-то момент работы стало слишком много, и я предложила подруге Ксюше присоединиться. Так что теперь нас двое: она ведёт инстаграм, где мы показываем вещи и рассказываем о мастерицах, общается с заказчиками, я занимаюсь управлением, финансами и развитием. Все деньги, по канонам социального предпринимательства, я трачу на развитие проекта — спасибо мужу за такую возможность.

У нас нет склада: мастерицы работают на заказ по предоплате. Я думаю о том, чтобы открыть шоурум или запустить интернет-магазин, и очень хочу привлечь больше участников из регионов, но не могу рисковать. У меня были месяцы, когда я работала в убыток: конкуренция в инстаграме очень высокая. Сейчас в проекте более ста женщин и два мужчины, один делает из дерева фигурки сов и орлов, другой — украшения. Несколько мастериц, которые работают с нашими материалами и по нашим схемам вязания, получают фиксированную сумму с продажи каждой вещи. Если это полностью авторское изделие, для которого человек сам придумывает дизайн и покупает пряжу, то я получаю 10 % от суммы заказа.

Кто-то зарабатывает за месяц пенсию или две, а у кого-то был один заказ. Сразу после запуска проекта ко мне обратилась знакомая, чья мама делала аксессуары для детей, с вопросом, может ли она поучаствовать, и я решила, пусть люди самовыражаются, как считают нужным. Поэтому сейчас, помимо вязаных вещей, у нас есть украшения, предметы интерьера, игрушки. Я никому не отказываю, иногда могу посоветовать сделать что-то другое или перефотографировать. Чтобы присоединиться к проекту, нужно быть на пенсии или иметь внуков и прислать фотографии своих реальных работ, собственное фото и историю — мы всегда рассказываем о наших мастерицах в инстаграме, они очень разные, и судьбы у них очень интересные.

Елена Леонидовна, с которой мы начинали, воспитывает внука со специальными нуждами — это ежедневный колоссальный труд. Я рада, что с появлением проекта её жизнь изменилась: помимо того, что она получает хорошую прибавку к пенсии, Елена Леонидовна участвует в съёмках, даёт интервью, в том числе зарубежным СМИ, а ещё она получила премию «Леди России». По этому же объявлению откликнулась ещё одна потрясающая женщина, Ирина Васильевна. Ей семьдесят восемь, и она блокадница, но я даже не поверила, настолько бодрый у неё был голос по телефону. Она сказала, что руководит кружком по вязанию в Ленобласти, и я поехала к ним, уже беременная, на маршрутке два часа, знакомиться. С ними мы тоже работаем до сих пор. За всё время было два случая, когда люди передумали участвовать. Характер у всех разный, и для кого-то сложно сфотографировать вещи или ходить на почту.

Социальное предпринимательство — это не благотворительность, это не просто дать денег. Когда человек выходит на пенсию и ему нечем заняться, это такая тоска, особенно если рядом нет родного плеча. У социального предпринимательства же задача сделать так, чтобы человек почувствовал себя нужным, полезным, двигался, был на драйве. И эту задачу мой проект решает на раз-два-три. Для наших мастериц это новый опыт. Часто родных и знакомых они уже обвязали, а здесь, когда на заказ, зная, что человек ждёт и будет любить эту вещь, — другое. Продалась вещь, и они приходят с новыми идеями, советуются, предлагают, вводят новинки. Кто улавливает эту волну, и деньги зарабатывает, и чувствует себя нужным. Мы всегда отправляем им отзыв человека, который получил вещь, — и у них глаза начинают гореть.

ФОТОГРАФИИ: Granny’s/Вконтакте

Рассказать друзьям
20 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.