Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Профессия«Похлопайте сильнее, на сцене девочка»: Стендап-артистки
о своей профессии

«Чтобы хорошо шутить, надо успевать жить»

«Похлопайте сильнее, на сцене девочка»: Стендап-артистки 
о своей профессии — Профессия на Wonderzine

Заниматься стендапом в России сегодня в принципе никому не просто: на комиков заводят уголовные дела, они нередко подвергаются массовой травле, а публичные принудительные извинения стали уже обычной практикой. Женщины до сих пор сталкиваются с сексизмом в профессии, но, кажется, становится лучше — с каждым годом появляется всё больше заметных комикесс. Мы поговорили о том, что привело их в стендап, сложно ли неловко шутить на большой сцене, и о том, как профессия влияет на характер и отношения с другими людьми.

алиса попова

Ирина Мягкова



В детстве я хотела стать дрессировщицей собак, а комедией увлеклась сильно позже. Меня позвали работать автором в Stand Up на ТНТ, и нужно было понять, что это вообще за жанр. В чистом виде он появился у нас не так давно, и хотя мои выступления с монологами в «Смехе без правил» и «Убойной лиге» были близки к стендапу, всё же они больше были в жанре эстрадного монолога. Так что не было какого-то резкого входа в стендап или бешеного увлечения. Всё произошло плавно и гармонично. Я начала выступать со своими штуками, потому что мне нужны были деньги. Всё банально. Я писала для других людей, у меня была зарплата, но, чтобы купить квартиру в Москве, нужны были более мощные денежные вливания. В «Comedy Баттл» приз был пять миллионов рублей, я решила пойти туда и выиграть их. Так и начала писать себе и выступать сама.

Сейчас близкие поддерживают мой выбор, но раньше — естественно, нет. Для родителей комик — это не профессия. Преуспеть в любой творческой сфере мало кому удаётся, а родители хотят для своего ребёнка гарантий в будущем. Никто не верил, что юмор может приносить деньги. Но я, получается, поменяла их мнение. Ура!


Никто не верил, что юмор может приносить деньги. Но я, получается, поменяла их мнение

Во время первого выступления я шесть раз хотела убежать и не выходить на сцену. Меня привёл Слава Комиссаренко, он верил в меня. Сказал потом, что в какой-то момент думал спрятать мою куртку, чтобы я не смогла убежать. Но всё прошло отлично, и в результате я не убежала до сих пор. Самое приятное — отдача зала. Когда всё заходит и зал тебя полностью понимает. Это интересное чувство: если всё, о чём ты думала, так же сильно попадает в людей, значит, они тоже так думали и ты не одна. Бывает, не заходят шутки, но я не считаю это провалом. Такие выступления часто не целиком плохие, но до того, как зритель видит на экране готовый проверенный материал, происходит огромная работа: технические вечеринки, проверки материалов, где ты как раз понимаешь, что из написанного работает, а что нет. Это не трагедия — это работа. Ты просто убираешь, что не зашло, или переписываешь так, чтобы стало смешно.

Думаю, всё, что я делала на сцене, и было борьбой с сексизмом в этой сфере. И есть ощущение, что с появлением передачи «Женский Стендап» мы поменяли ситуацию. Как минимум надеюсь на это.

Я из тех редких комиков, которые не смотрят выступления зарубежных стендаперов, чтобы вдохновиться. Я просто пишу про жизнь. И вдохновляюсь, собственно, именно ею. Я пишу о том, что прожила или прожили мои друзья, или когда что-то возмутило, порадовало, или я о чём-то задумалась. Из-за этого всегда дилемма: чтобы хорошо выступать, нужно много работать и писать, но чтобы много писать, нужно жить. Это самое сложное! Пытаюсь найти баланс и научиться иногда отдыхать. Пока не очень выходит. Но я научусь!

Настя Веневитина


В детстве я посещала много кружков и кем только не хотела быть. Балериной, дизайнером, оператором, режиссёром, в какой-то момент даже аромаэкологом (сама в шоке). Была помешана на всех юмористических шоу. «Ералаш», «Каламбур», «6 кадров» — вообще не важно, я всё смотрела. Читала анекдоты и лучшие из них выписывала в отдельный блокнот. Как-то раз мне даже бабушка с моря привезла не бусы из ракушек, а сборник анекдотов в качестве сувенира. Ближе к выпуску решила, что хочу связать жизнь с кино и телевидением. Собиралась поступать на сценарное дело, но родители отговорили — не хотели отпускать в другой город. Поэтому пошла на журфак.

Мы с семьёй очень любили КВН, смотрели вместе каждый выпуск. Так я и захотела выступать на сцене с юмором. Ждала поступления в институт, чтобы собрать свою команду. Тогда ещё не знала, что существуют школьные лиги. На летних каникулах перед одиннадцатым классом подруги позвали на городской праздник, в программе был стендап. Увидела и влюбилась. Поняла, что хочу точно так же.

Раньше близкие воспринимали мой выбор в штыки. Говорили, что выступлениями я испорчу подготовку к ЕГЭ. Когда увидели мой первый эфир на ТНТ («Comedy Баттл», сезон 2016), сильно злились. Он и правда был ужасным. На тот момент я плохо понимала, как пишутся шутки, что такое подача, на какие темы лучше не шутить. Естественно, меня скинули на маты. Папа особенно расстроился, но я отказалась с ним ругаться, поэтому он выразил чувства в письме. Два листа текста, который начинается со слов: «Привет, Настюха! Посмотрел твоё выступление, как ты могла?!»

Сейчас уже смирились. Грустили, когда я переезжала в Москву, уговаривали остаться. Но уже понимают, что это не просто увлечение. Что я где-то снимаюсь, куда-то летаю, зарабатываю деньги. Изредка только мама может спросить после эфира: «Ну что, папе не показываем?»

Я была постоянным зрителем воронежского стендап-клуба. Не пропускала ни одного выступления, смотрела, как делают другие. Тем летом часто проводились открытые микрофоны на улице. Люди приходили со своими пледами, комики приносили комбик, и начиналась магия. В конце ведущий обычно спрашивал, не хочет ли выступить кто-то из «зала». Я подумала, что в такой тёплой атмосфере будет приятно начать. Писала выступление один вечер. Уже плохо помню, что там было, но точно что-то про бабушку. Мол, она ищет мне жениха-еврея. Зачитала подруге и попросила сходить со мной. Для поддержки и чтобы сделать фотографию на память. Потела и тряслась весь вечер. Микрофон подошёл к концу, но в этот раз ведущий не стал приглашать новичков. Пришлось вызваться самой. Всё, что я говорила, стёрлось из памяти. Смеялись точно — может, из жалости. Ведущий (Саша Долгополов) похвалил и сказал приходить ещё. А подруга волновалась за меня так сильно, что даже сфотографировать забыла.

Очень приятное чувство, когда новые шутки срабатывают. Когда ловлю кураж на сцене и получается импровизировать с залом. А ещё когда кто-то пишет в директ: «Я чувствую то же самое, спасибо». Но я не люблю всё, что не касается чистого творчества. Переговоры, бумаги, оценочные суждения людей, которые не имеют отношения к юмору и пытаются учить, как надо писать шутки. Провалы — это часть работы. Комики каждый вечер выходят на сцену с новыми шутками как раз для того, чтобы проверить, заходят они или нет. Если зрители смеются — оставляю. Если нет — завтра напишу новые. Раньше я сильно расстраивалась после плохих выступлений. Сейчас просто понимаю, что надо где-то докрутить и всё будет ок. У меня и по телевизору бывали неудачные выступления. Почитаю комментарии, дам себе время погрустить и иду дальше. Стараюсь на плохом не зацикливаться. Некоторые случаи даже вспоминаю с улыбкой. Например, один раз меня почти вытолкали с корпоратива. Корпоративы — это вообще отдельная история, там почти никогда не бывает хорошо. Потому что стендап в принципе не для пьяных бухгалтеров, это камерный жанр. Один раз меня позвали на застолье урологов, там сразу всё пошло через одно место. Сильно выпившие пожилые мужики ждали от меня тост или какую-то байку, шутки слушать отказывались. Как я это поняла? Они кричали мне в лицо матом. Тогда я решила сменить тактику и сказала: «Окей, я знаю, что вам понравится. Анекдот!» Они сразу оживились, повернулись в мою сторону. Я начала рассказывать, а когда дошла до панча, мне крикнули: «Мы знаем, чем закончилось, иди на ***!»


Провалы — это часть работы. Комики каждый вечер выходят на сцену с новыми шутками как раз для того, чтобы проверить, заходят они или нет

Женщин в стендапе сильно меньше, чем мужчин. Люди в интернете связывают это с тем, что женщины несмешные, но это точно не так. Мне же кажется, что нас меньше, потому что девчонки боятся выглядеть смешными. Плюс, думаю, женщины более прагматичны. Сложно оставить работу и уйти в стендап, рассчитывая на стабильность. Её тут нет. А совмещать — не знаю, какой смысл, если ты выкладываешься не на всю? С сексизмом тоже приходится сталкиваться. Раньше у ведущих была присказка (сейчас уже реже звучит): «Поддержите, похлопайте сильнее, на сцене девочка». Чувствуете? Как будто между строк звучит: «Будет не очень смешно». Кричали ли мне из зала «Покажи сиськи»? Конечно. Выходили на перекур, когда объявляли, что следующей будет комик-девочка. Тысячу раз писали под видео с выступлением: «точно с кем-то спит», «женского юмора не существует», «опять это бабское нытьё».

В этом году в рамках фестиваля «Панчлайн» проводился «Съезд деятелей комедии», одна из спикерок выступала с темой сексизма. В докладе было много претензий к организаторам. Я там не была, но ходит слух, что один из московских организаторов в шутку (или нет?) предлагает девочкам место на открытом микрофоне за секс.

Самое обидное — это мизогиния. Когда я только начинала в Воронеже, то часто замечала, что девушки приходят на выступления ради комиков-парней. Хихикали, флиртовали, после писали им в соцсетях. А когда я поднималась на сцену, их лица сразу менялись. Не знаю, как назвать эту эмоцию. В общем, во мне они скорее видели конкурентку, нежели ещё одного комика. Ещё несколько раз сталкивалась с подобным на съёмочной площадке. Бывает, что девушке, работающей там, абсолютно плевать на тебя. Она не прислушивается к твоим просьбам, делает всё «на отвали». Но в то же время «облизывает» парней. А как-то раз я услышала в разговоре фразу: «Я вообще женщин-комиков не переношу». Как так? Ты же с нами работаешь. Во-первых, это очень обидно и отнимает много энергии перед выходом на сцену. А во-вторых, тупо непрофессионально.

У меня были только одни очень короткие отношения. Не знаю, виной тому выбор профессии или я просто такой человек. Мне скучно с парнями не из юмора. Я не хочу развлекать их, а когда они пытаются шутить, испытываю кринж. Плюс я часто в разъездах. И мне важно иметь возможность покопаться в себе, побыть в одиночестве — это тоже часть работы. Пробовала знакомиться в тиндере, но (прозвучит по-сучьи) меня там часто узнают. Обычно общение прекращается после вопроса: «А что, Лёха Щербаков и в жизни такой?» Также мне пишут в директ, но по большей части это люди, у которых в лексиконе преобладает фраза «Вашей маме зять не нужен?». Я таких боюсь.

Я почти никогда не смотрю свои выступления, неприятно видеть себя со стороны. Невольно возникают мысли, что где-то можно было докрутить, по-другому отыграть, что-то вообще не говорить. Но у других стараюсь смотреть всё, что выходит, чтобы быть в курсе. Важно мониторить, кто что говорит, чтобы сильно не пересекаться по мыслям. Но прям чтоб вдохновляться — такого нет. Из комиков, которые мне нравятся, назову не особо известных, медийных все и так знают: Ника Тарасевич, Елизавета-Варвара Аранова, Лев Ерёменко, Андрей Айрапетов. Зарубежную комедию смотрю редко, за что себя очень ругаю. Стоило бы больше интересоваться. Я много читаю. И хорошее, и плохое. Хорошее для удовольствия, а плохое — чтобы разозлиться и на эмоциях что-то написать. Вообще, вдохновение странная вещь. Я в него не верю, верю только в горящий дедлайн.

Ника Тарасевич



Я долго не могла найти себя. На собеседованиях часто говорили, что мне нужно работать в стендапе или на радио. Как-то я посмотрела очень смешную пародию Эллен Дедженерес и начала увлекаться комедией. Раньше я видела какие-то российские вещи вроде «6 кадров», но никогда не ассоциировала себя с этим.

Моё первое выступление было в питерском баре «Заводные яйца». В качестве подготовки я просто выписала в заметки всё, что меня волновало. Долго сомневалась, заходила, уходила, опять заходила. Чувствовала себя очень потерянной, никого не знала из комиков. В баре я познакомилась с Константином Капитаном, который был ведущим в тот вечер. Я не записывалась заранее, а просто подошла к нему попросить выступить, и он сразу вселил в меня уверенность: «Давай, не бойся!» После выступления подошло много людей. Хвалили, говорили, что мне стоит продолжать. Я думала, так будет после каждого выступления, но оказалось — нет, так только вначале. Шучу. Видео потом выставили в группу бара «ВКонтакте», я его лайкнула, но смотреть не стала. Тогда я не знала, что лайки видны всем друзьям. Видео скинули в какой-то чат знакомых, и я думала: «Господи, пожалуйста, не смотрите это». Мне даже было неловко видеться с людьми потом. Я вернулась в Москву и продолжила ходить на открытые микрофоны. Сначала делаешь через волнение, но постепенно привыкаешь. Как в любой профессии. Папа не особо понимает, чем я занимаюсь, а мама поддерживает во всём, хотя время от времени спрашивает: «Может, всё-таки поступишь в университет?»

Мне нравится, что стендап динамичная работа. Ты всё время в дороге, едешь с одного выступления на другое, не думаешь ни о чём. Ни о каких рутинных проблемах, а иногда даже забываешь поесть. После выступления чувствуешь себя очень круто, невозможно описать. Даже после плохих — лучше плохо выступить, чем не выступить вообще. А сложнее всего мне даже не написать материал, а просто выделить на это время, сесть и разобраться. Не хватает концентрации.


После выступления чувствуешь себя очень круто, невозможно описать. Даже после плохих — лучше плохо выступить, чем не выступить вообще

Волнение перед сценой может как сбить настрой, так и дать тебе что-то. Вначале запоминаешь все свои неудачные выступления, но потом это размывается. Как-то я вела мероприятие, где люди из зала должны были выкрикивать что-нибудь плохое комикам, но они решили выкрикивать только мне. Было ужасно, один мужик даже кинул мелочь на сцену.

Рефлексия в стендапе скорее мешает: ты просто умножаешь загоны в голове. После плохого выступления лучше просто выступить хорошо и забыть об этом, но иногда полезно проанализировать. Чаще всего лучшие выступления происходят на открытых микрофонах, когда у тебя нет никаких ожиданий, просто расслабленно рассказываешь. Даже когда мало людей, может быть супер. На днях у меня было выступление, на которое пришло шесть человек, и было потрясающе.

Мне не кажется, что в стендапе к женщинам относятся как-то иначе. Думаю, что просто есть «тусовка» и «нетусовка». Возможно, парням проще развиваться: ты занялся стендапом, привёл друга, а он своего друга. Есть, конечно, комики, которые «Давайте поаплодируем девочкам», — но в основном это не те люди, которые делают реально классные вещи. Они не являются моим окружением, я с ними не общаюсь. А мои друзья-комики чудесные, никогда не чувствовала сексизм с их стороны. Если говорить о профессии в целом, всем нужны равные возможности для развития. Даже мне.

Сама смотрю и готова советовать Патриса О’Нила, Эллен Дедженерес, Марию Бэмфорд и Челси Перетти. Недавно посмотрела Норма Макдональда, тоже очень понравилось.

Ярослава Тринадцатко



Я выбрала стендап, потому что только в этой форме творчества чувствую себя максимально комфортно. Ни от кого не завишу, никто не зависит от меня. Стендап — моё место силы. Я получаю ту энергию, которую не могу получить в обычной жизни. Тот уровень адреналина и эндорфинов. Часто бывает, что перед выступлением я размазанная как говно, но после — чувствую себя прекрасно. У меня пониженное давление, и я в целом не быстрый человек, но на сцене разгоняюсь. Ни алкоголь, ни тусовки не дают той бодрости и того всплеска эндорфинов, которые я испытываю, когда шутка заходит на семьсот человек. Высший кайф. Стендап всегда будет со мной. Что бы ни происходило, я всегда могу вернуться на сцену.

Есть, конечно, и минусы. Когда происходит что-то плохое, ты всё равно вынужден выходить и шутить. А если будешь говорить материал с грустным лицом, люди тебе не поверят. Приходится захлопывать негативные эмоции. Но через какое-то время нужно всё равно выпустить пар, иначе потихоньку сойдёшь с ума. Наверное, поэтому многие комики ходят к психологам.

Тяжело найти партнёра, который будет нормально относиться к тому, что ты занимаешься стендапом. Если это не творческий человек, ему сложно понять, что ты вообще ловишь на этих микрофонах. Иногда за это даже не платят, мы просто проверяем шутки. Также сложно объяснить, почему этим нужно заниматься каждый вечер. В не самых удачных отношениях мне часто предъявляли: «Почему ты задержалась?», «Почему именно сегодня?», «Почему нельзя раньше?». И это логично: человек работает днём, вечером приходит и хочет провести время с тобой, а у тебя всё наоборот. Сложно объяснить, что писать шутки и ходить на микрофоны — тоже работа. Также не все нормально реагируют, когда появляются поклонники. Любое мало-мальское проявление популярности отражается на отношениях, многие ревнуют. Бывало, когда мужчины слышали, что я комик, они пытались вылезти из штанов, чтобы меня рассмешить. Делали только хуже. Для многих мужчин сам факт, что женщина шутит лучше, уже стрёмный. К тому же, как бы ты ни старалась, особо женственной быть не получается. Работа комика заключается в том, чтобы держать зал за яйца. Если ты не будешь человеком с сильной волей, никто не будет слушать. Происходит профдеформация: ты и в жизни становишься такой гром-бабой. Не все готовы это терпеть. Хотя мне нравится, что установки вроде «женщина должна быть скромнее» уходят в прошлое. Сейчас у меня всё хорошо, но найти человека, который всё это поймёт, было тяжело.


Ни алкоголь, ни тусовки не дают той бодрости и того всплеска эндорфинов, которые я испытываю, когда шутка заходит на семьсот человек

Если ты работаешь в комедии наблюдения, невозможно избежать шуток про тех, кто рядом с тобой. Я всегда рассказываю партнёру шутки, которые касаются его. Очень обидно, если он запарывает смешную. В абьюзивных отношениях я вообще проходила редактуру со своим парнем — он убирал все шутки, которые ему не нравились.

Отношение к феминизму меняется на протяжении всей жизни, когда ты становишься осознанной женщиной. Сейчас я разделяю гораздо больше феминистских взглядов. Слышу гораздо больше сексистских выражений, хотя расслышать их действительно тяжело. До сих пор не знаю, как тактично поступать в некоторых ситуациях, но поддерживаю все начинания и инициативы в сторону равноправия. Раньше я тоже говорила: «Сама виновата, что не ушла», «Ей просто нравится быть жертвой». Но опыт абьюзивных отношений показал, что это вообще не так. Нужно как можно больше говорить о том, что есть фонды поддержки, есть помощь. Ещё я однажды встретилась с Залиной Маршенкуловой, мы прекрасно поболтали. Очень интересный человек. Мне нравится, что девочек в стендапе становится всё больше и больше. Девчонки начинают понимать, что это не только мужской мир и этим можно заниматься, если есть огромное желание.

Мы живём в эпоху извинений. Травля, с которой столкнулись Идрак и ребята, совершенно ужасная. Хочется их поддержать. У меня никогда не было тем, которые могли вызвать порицание, но, вероятно, всем комикам нужно более трепетно относиться к тому, что мы говорим со сцены. Сложно на сто процентов знать, что кого может обидеть. Любого комика можно обвинить за любую фразу, притянуть её куда-нибудь, и мы осознаём эти риски. Мне не бывает стыдно за материал, даже за старые шутки, которые уже не нравятся. Тогда же нравились, так что это нормально.

Наташа Судьина



Парень позвал к себе и показал Эдди Мёрфи «Raw» — тогда я поняла, что люблю стендап, а не его. Эх, школьные годы чудесные! Позже выступать со своими шутками подсказало сердце и отсутствие жизненных перспектив. С семьёй мы мой выбор профессии не обсуждаем.

Первое выступление плохо помню, всё как в тумане! До 4:36 утра писала заметки в iPhone 7, потом в гримёрке на маленьком старом блокноте чёрной гелевой ручкой черкала сет-лист. Помню, что сравнила первое выступление с первым минетом, но на самом деле там была обманка на минуту: это был не минет, а первый бургер в ресторане, где его едят с ножом и вилкой. Ещё что-то про туалетную бумагу и «я не боюсь сказать» movement… Тогда всем новичкам на микрофоне ведущая сказала «Молодец, продолжай!», а мне ничего не сказала. И я решила, что это моё, надо продолжать!


Для вдохновения я смотрю сериал «Дикий ангел» и читаю статьи на сайте журнала Glamour

Провалов не было, я всегда на высоте. Правда, как-то раз меня чуть не от*****л [избил] дед, потому что ему не понравилось, что я со сцены говорю слова «страпон» и «лесбиянка». Дело было на фестивале в Измайловском парке, там много открытых площадок и случайных людей. Поэтому вполне ожидаемо, что кто-то будет в шоке от услышанного. Дед же просто пришёл на работу торговать коврами, а тут девчонка со сцены похабщину несёт. Мне потом за это подарили микрофон, но некоторые раны не лечат ни микрофоны, ни время.

Час пыталась выбрать своё любимое выступление и не смогла. Попробуйте на бриллиантовом колье выбрать самый красивый камень? То-то же! Для вдохновения я смотрю сериал «Дикий ангел» и читаю статьи на сайте журнала Glamour.

фотографии: Обложка — Виктор Сергин / Instagram; фото 1, 2 — личный архив Ирины Мягковой; фото 3 — Настя Веневитина / Instagram; фото 4 — Мария Артос / Instagram; фото 5 — Анна Горбачёва / Instagram; фото 6 — Стендап Onegog center / Instagram; фото 7 — StandUp Store Moscow / Instagram; фото 8 — Ярослава Тринадцатко / Instagram; фото 9 — Степан Гладков / Instagram; фото 10 — Анна Новикова / Instagram

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.