Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Профессия«Смотреть, как близкий человек выходит с крыши, тяжело»: Я работаю промальпинисткой

«Смотреть, как близкий человек выходит с крыши, тяжело»: Я работаю промальпинисткой — Профессия на Wonderzine

О склизах, бесстрашии и деньгах

со стороны Промальпинизм выглядит как подвиг, на который каждый день идут люди, выбравшие такую работу. Наша героиня Даша Павлова рассказала нам о том, чего боятся люди, которые ничего не боятся, и как чувствует себя в этой профессии женщина.

текст: Анна Боклер

 В середине мая я дописала диплом и стала искать работу. Поиск совпал с разгаром карантинных ограничений в городе, поэтому выбор был небольшой. Мой парень — промышленный альпинист, а я всю юность занималась футболом и водила походы, то есть с физической подготовкой проблем нет. Попросила Рому узнать про вакансию для меня. Рома сказал своему боссу: «У меня есть человек, хочет у нас работать, подтягивается десять раз, имеет разряд по туризму, то есть знает все узлы — долго заморачиваться не придётся, а ещё это моя девушка».

Босс ответил: «Окей, пусть приходит». То есть с сексизмом при трудоустройстве я не столкнулась, хотя и была единственной девушкой. Меня никто не спрашивал, зачем я пришла на такую работу, скорее сильно поддерживали в первые дни. Это было очень приятное ощущение. В реальной жизни я совсем не знаю промышленных альпинисток, но подписана на многих в инстаграме. Меня вдохновляют их профили, для многих это действительно работа мечты, которой они горят, которую долго добивались. Я знаю многих парней — машинистов электропоезда, для которых это способ обеспечить свои базовые нужды, и слышала про женщину, которая десять лет добивалась этой работы и в этом году её получила, первая в России. То есть понимаю, что карьерные возможности всё же не равны, но сама не ощущаю, что сорвала какую-то особенную удачу, попав в промальпинизм, отношусь к этому как к неплохому заработку с удобным графиком.

Стартовые вложения в работу состояли из оплаты трёхдневных курсов за 5000 рублей и аренды снаряжения (вычитается из зарплаты), снарягу по-хорошему надо приобретать свою, но я не знала, как долго там задержусь и отобью ли её стоимость. Нормальный комплект из каски, сиденья, страховочной системы, моющего оборудования обойдётся в 70 тысяч рублей, некоторые элементы нужно менять каждые полгода. На курсах мы проходились по узлам, страховочным устройствам, тренировались правильно перемещаться в пространстве. При должной физической подготовке этих знаний достаточно для начала работы.

Я, конечно, немного боялась, что стану одной из тех, кто хорошо закончил курс, а придя на объект, не сможет вывеситься из-за высоты. Так случается, но у меня обошлось. Первый мой объект был 14-этажным домом с видом на Финский залив. Парень и босс подсказывали, как всё сделать правильно. Мне дали мыть одно окно на каждом этаже, оказалось, что это не самая простая часть работы. Чтобы не оставалось разводов на стекле, склиз (инструмент для мытья окон. — Прим. ред.) надо держать под определённым углом, а это дополнительная нагрузка на всё тело. Ещё, помню, что на первом объекте туалет был через несколько домов. В целом ощущения смешались в большой восторг и небольшой стресс.

Я, конечно, немного боялась, что стану одной из тех, кто хорошо закончил курс, а придя на объект, не сможет вывеситься из-за высоты. Но у меня обошлось. В целом ощущения смешались в большой восторг и небольшой стресс

Накануне первого рабочего дня Рома рассказывал мне, насколько это нервная работа: допустил ошибку — сорвался, уронил инструмент — из-за тебя погиб случайный прохожий. Говорил, что многие люди психологически с трудом вывозят эти мысли, пачками курят сигареты. А вот что это настолько сложно физически, я не знала. В большинстве подобных профессий можно сделать перерыв — посидеть, поесть, отойти в туалет, а в промальпинизме ты не попадёшь на землю, пока не вымоешь свои положенные десять-двадцать этажей. Нужны развитая выносливость и сила рук, но и без пресса тоже не обойтись. Не все сиденья ровно фиксируют тебя в воздухе, и нужно работать всем телом, чтобы найти координацию.

Работа считается достаточно опасной. У нас в компании не было трагических случаев, но в тематических пабликах я иногда вижу новости о гибели промальпинистов. Чаще это происходит на крыше, когда физически ты можешь работать без верёвки, но при этом большой риск поскользнуться и сорваться. Обычно без страховки идут люди, которые пришли заработать и совсем ещё не имеют денег на снарягу. Ещё, конечно, важно следить что ты правильно зафиксировал себя узлом при вывеске. Ну и бывают несчастные случаи, когда перетирается натянутая верёвка.

Самый ненавистный для меня момент на работе — смотреть, как Рома вывешивается (выходит с крыши на верёвке), когда человек уже в воздухе, и держится ровно, становится понятно, что все узлы сделаны правильно и страховка хорошая. А вот сам момент спуска очень стрессовый для меня, хотя и знаю, что Рома всё много раз проверяет. Когда я вывешиваюсь, обычно нет времени подумать, что что-то пойдёт не так, но смотреть на близкого человека в эти секунды ужасно тяжело. Ещё однажды у меня из рук выпал склиз, но внизу никого не было — обошлось. Структура обычного дня такая: подготавливаешь верёвки и моющие средства, делаешь узлы, висишь день на объекте, идёшь перемывать окна, если заказчику что-то не нравится, бухтуешь верёвки (сворачиваешь правильным образом для хранения и переноски), уходишь. Кстати, я обожаю бухтовать верёвки — это конец смены, чувствуешь усталость в мышцах и смотришь на закат. Ещё бывает здорово работать на высоте, когда оттуда красивый вид на природу или городской ландшафт.

В остальном по функционалу ты уборщик, просто в воздухе, поэтому я не планирую задерживаться в промышленном альпинизме надолго. Это всё же достаточно глупая и однообразная работа. Но планирую ближайшие годы продержаться в профессии. На данный момент она почти идеально мне подходит из-за графика: я вожу коммерческие походы каждый сезон, а между ними огромные перерывы, в эти месяцы тоже нужно что-то зарабатывать. На каждый объект подписывается отдельный договор, соответственно, никого не надо просить об отпуске — выходишь на работу столько, сколько тебе нужно самой. Единственное — всё-таки ты зависим от погоды и не можешь чётко расписать рабочие дни наперёд: график будет прерываться. Ещё очень классный момент — работая в промышленном альпинизме, никогда не надо отдельно думать о поддержании физической формы, каждая смена — тренировка, отлично развивает физическую и моральную выносливость.

Минимальная стоимость вымытого окна — 20 рублей, бывает больше. В первый день я получила полторы тысячи, потом вышла в среднем на пять тысяч за выход. Вроде бы выходит достаточно нормальный заработок по городу — около 70 тысяч в месяц. Есть ограничения — ты сильно зависишь от погоды, часто из-за осадков и ветра нельзя выходить на работу. Так что зарплата очень варьируется.

Самый ненавистный для меня момент на работе — смотреть, как Рома вывешивается (выходит с крыши на верёвке). Когда человек уже в воздухе и держится ровно, становится понятно, что все узлы сделаны правильно, и страховка хорошая

Карьерный рост возможен. Во-первых, есть разные категории допуска по безопасности. У меня — первая, это значит, что я просто могу быть допущена на объект, у Ромы — вторая, он может руководить бригадой. С каждой следующей категорией повышается зарплата, категория выдаётся за стаж и развитие навыка. Можно оформить ИП, набрать людей и самостоятельно искать заказы, но там очень просто нарваться на мошенников, и часто получаешь по итогу меньше, чем рабочий. В арбористике (срезка деревьев) тоже получают больше, но для этого нужна отдельная подготовка, умение повалить дерево под точным углом. Кстати, на весну меня пригласили поработать на деревьях — размещать верёвки, там нужен именно худой человек, с умением хорошо лазать. Так как работа требует определённых параметров, зарплата получается другая — в районе 20 тысяч в день.

В промышленном альпинизме ещё можно заниматься покраской, монтажом фасадов, но девушки обычно идут на мойку стёкол. Мне кажется, это связано не с тем, что девушки не могут что-то такое делать, а скорее с тем, что надо получить две стереотипно неженские профессии, чтобы работать в этом: сварщик и промышленный альпинист. С мизогинией я в итоге всё-таки несколько раз столкнулась. Сначала был мелкий конфликт с коллегой: надо было делать парную виску для мойки фасада, и потенциальный напарник упорно отказывался работать со мной, мол, я девушка и буду тормозить процесс. В общем, он сопротивлялся до тех пор, пока не пришёл менеджер и не дал ему п***ы. В итоге работали вместе, причём с совершенно одинаковой скоростью. Потом меня не взяли на крышу чистить снег, хотя у меня есть корочка, что могу это делать. В ту смену вышел Рома, потом рассказывал, что в команде был парень, который не знал, как работать с верёвками, а на следующий день не хватало работников, и на крышу набирали обычных мужчин с улицы, которые в принципе не имели представления о такой работе. Сказали прямым текстом: главное не девушку, для девушки будет скользко. Конечно, меня шокировала такая позиция: всё равно какие у тебя навыки — главное, чтобы не было вагины. Мне кажется, что промышленный альпинизм одинаково подходит для мужчин и женщин, эта профессия требует определённой физической подготовки, но не требует ничего, относящегося к напрямую к полу, это же не банк спермы.

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.