Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Сообщницы«Секс для всех»:
Мы открыли магазин
секс-позитивных товаров Purpur

«Секс для всех»:
Мы открыли магазин
секс-позитивных товаров Purpur — Сообщницы на Wonderzine

Рассказывают основательницы Елена Захарова и А.

Открыть бизнес во время карантина может быть не то чтобы трудно, а невыполнимо. Елена Захарова и А. (имя скрыто по просьбе героини) этой весной запустили проект Purpur: он сочетает в себе медиа о сексе и магазин секс-позитивных товаров. За три месяца они выпустили коллекцию свечей, игру и линейку белья — а в планах у основательниц проекта лубриканты и даже специальные подушки для секса. Мы узнали о Елены и А. зачем они делают Purpur, легко ли говорить о сексе в России и чего они боятся.

Антон Данилов

О том, как появился Purpur

Елена: Я работала в косметической компании, где занималась брендингом: придумывала названия продуктам, отвечала за дизайн и концепцию. Вместе с А. мы делали небольшие проекты. Однажды она написала текст, после которого я пошутила: «Текст слишком горячий, нам надо делать свой проект о сексе». На что А. ответила: «А почему шутка? Может, сделаем?» Во время своей работы я поняла, что в России не хватает качественных и приятных секс-продуктов, которые было бы не стыдно притащить домой и поставить на полку, не прятать каждый раз. Мы на этом и сошлись. Все наши продукты — они не только для секса, а скорее около секса.

А: Я занималась SMM в банке, помогала в ведении блога. Решили, что первым нашим продуктом будет лубрикант. Спланировали, начали поиск производства — и тут объявили пандемию и карантин. Производство лубриканта требует инвестиций, а мы боялись сразу вкладывать все деньги. Тогда начали развивать инстаграм и искать нишу. В итоге проект запустили в конце апреля, начать решили со свечей. Поначалу переживали, что не найдём достойного поставщика ароматов, но нам повезло, и мы сразу попали на хорошего. До этого мы подготовили гайд по сексу во время коронавирусной пандемии — перевели советы американских специалистов. Написали Нике Водвуд: «Привет, мы сделали классный гайд, нам кажется, что это будет интересно твоим подписчикам», — и она поделилась постом. Её поддержка нас сильно мотивировала.

Елена: Пока проектом занимаемся мы вдвоём. Идеи для публикаций обсуждаем вместе, иногда их подкидывают люди, которые пишут в директ. Мы не скрываем, что ориентируемся на несколько брендов. Например, американский Unbound Babes — они делают свои игрушки, лубриканты, говорят про секс очень свободно и прогрессивно. Есть ещё Get Maude — он больше про лаконичность и эстетику. Мы же хотим преподносить секс как что-то весёлое, как развлечение. Из российских проектов нам очень симпатичен Kisa: мне нравится, что они очень игривые и очень современные. Мы рассматриваем Purpur как медиа с разными материалами о сексе, которые объединены нашим адекватным подходом. Наш проект для всех — и для тех, кто не пропускает ни одной секс-вечеринки, и для тех, кому некомфортно поставить лайк под постом со словом «секс».

А.: Мы сами подписаны на разные и понимаем, что в России ниша секс-проектов ещё не освоена до конца. В нашей стране представлены крупные бренды, но местных марок не так много. Нам захотелось сделать что-то, похожее на Unbound Babes, открытое, игривое. И приглашать разных людей, чтобы они высказывали своё мнение. Сейчас информации так много, что ты не можешь быть гуру во всём.

Елена: Я несколько лет прожила в Штатах, и там у меня был шок от того, как вообще бренды могут говорить о сексе. В метро я видела огромную рекламу внутриматочной спирали и тогда подумала: «О боже, об этом, оказывается, можно написать на билборде». Потом была ещё одна кампания, которая меня удивила: на ней были огромные изображения кактусов, намекающие на мужские члены. Так рекламировали препараты для улучшения потенции. И я подумала: «Вау, даже о серьёзном можно говорить весело».

О свечах, игре и белье

Елена: Мы сделали первую партию свечей и отправили симпатичным нам блогерам, а потом смотрели на отклик. Свечи воссоздавали ароматы мест, по которым все скучают на карантине, куда не могут попасть. Первые я варила вообще на кухне — мне казалось, что вот сейчас я сделаю девять штук, мы создадим какой-то инфоповод и на этом всё закончится. Прошёл месяц — и в итоге я сделала двести пятьдесят свечей. В июне мы нашли завод, так что поставляем уже оттуда. Тогда же мы объединились с проектом «К себе. Нежно» и сделали свечу с очень тонким ароматом для их хэппенингов.

В июне мы выпустили игру. Мы опросили сто шестьдесят человек о том, что они хотели бы услышать во время секса, какие у них желания и фантазии. Мы получили больше ответов, чем ожидали, хотя опросник был довольно интимным и подробным, и выяснили, что люди действительно очень хотят говорить о сексе. Игра как раз составлена на основе этих ответов, все карточки разбиты на шесть категорий. Механика очень простая: ты достаёшь из колоды карточку и либо отвечаешь на вопрос, либо что-то делаешь. Как выяснилось, в неё играют не только секс-партнёры вдвоём, но и целые компании друзей. Сейчас мы общаемся с психотерапевтом, чтобы сделать ещё одну игру.

А.: Вопросы там очень разные, начиная с «Как выглядит твоё идеальное свидание?» и до «Мастурбируешь ли ты на бывших?». Карточки с действиями тоже разные: одна предлагает поцеловать все родинки на теле партнёра, другая — залезть в душ в одежде и ласкать друг друга не раздеваясь. Есть карточки, которые совмещают вопросы и действия, например: «Вспомни свой первый поцелуй и повтори его со мной». Карточки с вопросами, кстати, в итоге вызвали куда больший интерес. Вообще было приятно узнать, что наша игра снимает стресс и напряжение, помогает в лёгкой форме обсудить сложные вопросы.

А.: После свечи для «К себе. Нежно» нам написали ребята из Atumatu. Они сказали, что делают классные «труселя», и предложили придумать что-то вместе. Мы посмеялись над этим словом и решили, что как раз «труселя» и надо делать. Так появился сет — игра плюс бельё, которое можно снимать в процессе. Получилось органично. Наши партнёры занимались производством, а мы организовывали фотосессию. Теперь у нас есть ещё и такое специальное предложение.

Елена: Мы нарочно не ретушировали фотографии в этой съёмке и подбирали очень разных, непрофессиональных моделей. Одна из них, Мила, — наша самая первая покупательница. Мы отправили ей заказ, а через полчаса увидели у неё на странице очень красивые фотографии. Я тут же выслала ей в подарок ещё свечей и сказала, что она наша муза. Нам важен бодипозитив: мы хотим, чтобы покупатели могли ассоциировать себя с моделями на фотографиях. Никто не должен видеть что-то вылизанное, стандартизованное и стерильное — особенно когда мы говорим на тонкую тему секса.

О сексе в России

Елена: В моём идеальном мире мы говорим о сексе не только в каком-то специальном месте, а продукты для него продаются не только в секс-шопе. Секс — это такое же полноценное занятие, как чтение книг или приготовление еды. Моя мечта — продавать наши товары в разных местах. Недавно нас позвал к себе один магазин из Екатеринбурга, который вообще не специализируется на товарах для секса. Для меня это маленький праздник! Это признание того, что для секса не обязательно закрывать шторы.

А.: Мне кажется, что в основном все товары и проекты вокруг секса в России очень консервативные. Мы стараемся показать, что секс для всех. И всем может быть весело при этом. В российском медиапространстве нам очень нравятся девушки, которые занимаются активизмом. Или те, кто реализовали себе в определённой нише: иллюстраторки, поэтессы, стилистки. Абсолютно разные девушки. Мы не следим только за секс-блогерами. Катя Валера, например, писала для нас честный и искренний пост о либидо, о том, что оно не обязательно должно быть высоким. И он очень откликнулся нам и подписчикам.

Об аудитории

Елена: К сожалению, сейчас только десять процентов наших подписчиков — мужчины. Я каждую неделю начинаю с того, что думаю, как сделать так, чтобы их стало больше, чтобы аудитория была разнообразнее. Конечно, я понимаю, что в нашей интонации чувствуется фемнастрой, но феминизмом должны интересоваться не только женщины! Сейчас мы стараемся делать больше постов, написанных мужчинами: недавно, например, был такой о секс-игрушках.

А.: Конечно, в России в целом много консервативных людей в общем и мужчин в частности. Но мне кажется, что хотя бы в городах-миллионниках есть продвинутые. С проникновением интернета, мне кажется, больше людей стали открытыми, готовыми к экспериментам.

Елена: В этом смысле мы смотрим на состав секс-вечеринок Kinky Party и «Назло маме». Для меня сам факт существования таких вечеринок — знак, что есть комьюнити. На Kinky Party мужчин даже чуть больше, чем женщин. «Назло маме» по голосу чуть более продвинутые и феминистски настроенные, там мужчин процентов сорок. Ещё мы хотим вести диалог с ЛГБТ-людьми. Сейчас мы делаем всё для всех, и ЛГБТ-сообщество просто часть нашего проекта. Это очень тонкий момент, и мы не хотим звучать некорректно. Мы не говорим, например, что делаем лубрикант только для женщин — мы говорим, что делаем его для всех без исключения. Мы не можем быть экспертами во всём, поэтому я как гетеросексуальный человек не буду говорить о проблемах ЛГБТ-людей — в этом случае мы пригласим эксперта или экспертку. При этом мы используем фото разных людей для иллюстраций — гетеросексуальных, гомосексуальных, полиаморных и так далее. Мы делаем это специально, потому что это часть нашей повестки. Фотографией двух парней мы, например, можем сопроводить пост в стиле «Ещё десять идей, как можно провести вечер».

О будущем проекта

А.: Мы хотим делать товары около и для секса — от презервативов до заколок для волос. Есть идея со значками. Масло, массажные свечи — у меня есть список из пятнадцати позиций, которые мы хотим запустить. Есть даже специальные подушки для секса, которые облегчают процесс в некоторых позах.

Елена: Нам хочется не просто что-то продать, но и сформировать комьюнити и культуру вокруг секса. Часть работы по секс-просвещению в России уже проделана: аудитория есть, но её можно нарастить. Хочется сделать что-то, чем можно гордиться.

А если говорить о правовой стороне, то мне страшно каждый день. После каждого нового поста я шучу, что меня посадят. Мы заранее определили для себя сферы, в которые мы не двигаемся: политика, религия, дети. Но даже обозначив эти категории, я не могу сказать, что нахожусь в полной безопасности. Конечно, я изучила все соответствующие законы — но вот Юлия Цветкова, которая сейчас под четырьмя делами, тоже их знала. Порнографией сейчас можно назвать любую картинку в нашей или чьей-либо другой ленте — я понимаю, что при желании их можно классифицировать именно так.

ОБЛОЖКА: Purpur

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.