Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Хорошее дело«Это открытие ворот для ненависти»: Я запустила кампанию против закона
о «гей-пропаганде»

«Это открытие ворот для ненависти»: Я запустила кампанию против закона 
о «гей-пропаганде» — Хорошее дело на Wonderzine

Чем опасен законопроект и как с ним можно бороться

В конце октября Госдума приняла в первом чтении законопроект, который вводит ответственность за «гей-пропаганду» вне зависимости от возраста. Наказывать предлагают огромными штрафами: за рассказ о том, что принадлежать к ЛГБТК нормально, физические лица могут получить штраф до 400 тысяч рублей, юридические — до пяти миллионов.

На этом абсурдная законотворческая деятельность не закончилась. Депутатка Госдумы от «Справедливой России» Яна Лантратова предложила поправки, которые бы запретили распространять в России компьютерные игры с «гей-пропагандой, насилием и жестокостью». Согласно источникам издания «Вёрстка», в Госдуме рассматривают вариант введения уголовной ответственности за это «преступление».

Этот законопроект — ещё один удар по российским ЛГБТК-людям, жизнь которых никогда не была простой. Активисты и активистки по всей России, вместе с НКО и в одиночку борются против дискриминационной нормы: кто-то выходит на протесты, кто-то рассказывает о законе в интернете, чтобы привлечь к нему ещё больше внимания. Мы поговорили с Евой-Лилит Цветковой, которая запустила кампанию «Люди, а не пропаганда»: она рассказала, чем опасен законопроект, как с ним можно бороться и как ещё привлекать к нему внимание.

Текст: Антон Данилов

Ева-Лилит Цветкова

врач-эндокринолог, соорганизаторка «Люди, а не пропаганда»


Этот законопроект в первую очередь про поиск внутреннего врага в ситуации политической и экономической нестабильности

 По сути, наш основной вектор деятельности — это консолидация сообщества, привлечение гражданского общества к обсуждению дискриминационного законопроекта и вообще дискриминационной политики российского государства. Мы вполне допускаем вариант, что этот законопроект будет принят, поэтому наша задача либо не допустить этого, либо хотя бы показать, насколько он бесчеловечный. А ещё мы хотим дать людям инструменты борьбы с этим законом, повысить юридическую грамотность и показать, что он не дамоклов меч и не повод для самоцензуры, а повод говорить больше о себе и правах человека.

Мы объединились в команду и ведём кампанию «Люди, а не пропаганда» с июня 2022 года, когда в медийном поле впервые прозвучало упоминание квирфобного законопроекта. Кампания — это моя идея, я активно участвовала в медийной кампании два года назад против трансфобных законопроектов Мизулиной, они были успешно отклонены в том числе благодаря нашим стараниям. В июне я написала своей подруге и активистке, она помогла соорганизовать людей. В разные периоды нас было до 50 человек в команде, сейчас около 30 человек активно участвуют в разработке кампании.

Лично я считаю, что самый эффективный способ противостоять закону о так называемой пропаганде и другим людоедским законам, которые принимаются в последнее время, — это радикальные изменения в составе властей. Для меня кажется очевидным, что этот законопроект связан не только и не столько с социальной квирфобией, которая действительно в России есть, и не маленькая. Этот законопроект в первую очередь про поиск, если можно так выразиться, внутреннего врага в ситуации политической и экономической нестабильности.

Российское государство давно выбирает в качестве внутреннего врага ЛГБТ-людей: это удобно, это играет на имеющемся фоне социальной квирфобии, которая умело нагнетается различными фейковыми новостями. Сейчас власть принимает законопроект против ЛГБТК-людей, а следующий будет ещё против кого-нибудь. Например, людей разных этничностей — мы видим, как в последнем указе президента «О традиционных ценностях» подчёркивается, что есть единый русский народ. Поэтому я считаю, что наиболее эффективно это менять всё радикально. Наша кампания сосредоточена в том числе на том, чтобы донести эту мысль до окружающих людей, до людей, которых это пока не касается; до людей, которые не идентифицируют себя как квир-персоны, но которые могут попасть под удар следующими.

Страшно ли мне будет, если примут поправки, предусматривающие уголовную ответственность за пропаганду? Честно говоря, мне безумно страшно от того, что происходит в России, уже несколько лет. Наверное, лично для меня уже достигнут какой-то порог абсурдности происходящего в сочетании с хроническим ужасом. Мне будет не страшнее, чем было с начала февраля. А что касается нашей команды, то нет, эти поправки не повлияют на нашу работу. Я сокоординаторка разных квир-инициатив, некоторые из них российские, и ни одна из них не собирается прекращать работу. Мы считаем, что наша работа после этого будет только важнее и актуальнее. Есть много общемировых практик работы в подобных условиях — мы будем прибегать к ним. И будем вырабатывать свои собственные.

Много людей пишет нам в бот благодарности за нашу работу. Они рассказывают, как отправляют письма депутатам и депутаткам Государственной думы, муниципальным, в комитеты и в другие разные инстанции. Кто-то пользуется образцом, который был разработан нашими юристками и юристами, а кто-то пишет от своего сердца. Многие делятся письмами, которые они написали. Как ни странно, видимо, до нас ещё не добрались — пока мы не получали никаких оскорблений, ничего подобного. А комментарии у нас в канале закрыты, чтобы не травмировать людей, которые могут столкнуться там с какой-нибудь квирфобией. Интересно, что мы также получали фидбэк от некоторых депутаток и депутатов, которым пишут люди. С нами даже связалась одна депутатка, и на втором чтении она обещает выступать против законопроекта. Мы пообещали ей собрать с помощью наших юристов необходимую базу для того, чтобы высказаться, почему эти законопроекты являются антигуманистическими и антиконституционными.

Общественная реакция на законопроект лично мне кажется недостаточной, но я понимаю, почему это происходит. Люди с активной политической позицией истощены чередой всего происходящего, чередой людоедских законопроектов. Поэтому у многих просто не хватает сил на какую-либо деятельность. А квир-люди, которые и так находятся в уязвимом положении, сейчас тоже не имеют сил на какую-то активную деятельность. Тем не менее многие пишут письма — отправлено уже порядка 30 тысяч.


Общественная реакция на законопроект кажется недостаточной, но я понимаю, что люди истощены чередой людоедских законопроектов

А здесь ещё нельзя забывать об аспектах безопасности: сейчас любой уличный активизм пугает. Многие квир-люди, которые не являются активистами и активистками, оказались сейчас в ситуации, когда из-за всего происходящего они вкладывают большинство своего ресурса в отъезд из страны. Это объективная реальность, очень многие уезжают.

Что я считаю точно недостаточным и что я готова обозначить как упрёк, так это деятельность так называемой «либеральной оппозиции». Многие из них уже находятся в безопасных местах вне России и сейчас совершенно не касаются квирфобного законопроекта. Хотя они обладают большим количеством ресурсов для того, чтобы привлечь своих сторонников и сторонниц к написанию тех же писем, к какой-то ещё деятельности. Либеральная оппозиция, которая собирается на съезды, где представлены в основном белые цисгендерные и, скорее всего, гетеросексуальные мужчины, далека от реалий, от того, что нужно оппозиционно настроенным людям в России. Это люди точно не те, за которых я когда-либо буду голосовать.

Как можно было бы вовлечь больше людей в сопротивление этой государственной квирфобной активности? Мне кажется, очень важно донести мысль до цисгетеролюдей, которых всё-таки статистически большинство, что это не просто закон, который не даст, скажем, геям ходить на гей-парады. И что это не закон, который «ну, вы просто не выпячивайте». Это ещё один, очередной, я не знаю какой по счёту, гвоздь в крышку гроба демократии, грубо говоря. Это открытие ворот для ненависти, разрешение со стороны государства ненавидеть, а ненависть никогда не заканчивается только на одной группе людей. Она будет распространяться дальше. Это очень важно донести до цисгетеролюдей, которым всё равно. Или которые как-то пассивно против ЛГБТК, но даже не видели никогда в лицо или не знают, что видели ЛГБТК-людей.

Как я нахожу силы продолжать этим заниматься, когда все новости звучат сводкой из ада, я не знаю. Мне кажется, у меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Иногда мне кажется, что у меня сил совсем нет. Но я думаю, что меня очень поддерживают близкие люди, мои попытки дать себе разгружаться, забота с помощью различных практик. Поддерживают прогулки на природе, чтение книг и просмотры добрых мультфильмов с квир-персонажами в том числе. Меня поддерживает фидбэк от людей, которые говорят: «Спасибо за то, что вы не молчите про это».

Хорошие новости, когда они есть, поддерживают тоже. К сожалению, их не так много, как хотелось бы.

ФОТОГРАФИИ: ELIZAVETA — stock.adobe.com, pikovit — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.