Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Хорошее дело«Самое сложное в работе — общение с людьми»: Я достаю змей из чужих домов

«Мне очень нравится работать с ядовитыми змеями. Когда ловишь такую, ни о чём не тревожишься»

«Самое сложное в работе — общение с людьми»: Я достаю змей из чужих домов — Хорошее дело на Wonderzine

Наша сегодняшняя героиня Катя работает моделью в Австралии и на волонтёрских началах спасает змей, которые заползли к кому-то в дом — в Байрон-Бей такое случается часто. Если змея болеет, её нужно забрать домой и выхаживать, пока не поправится, только потом можно выпустить в национальный парк. Мы спросили у Кати, почему именно змеи и чувствует ли она страх, а она рассказала нам о любви к дикой природе, опасных случаях и о том, как быть, если всё-таки укусили.

алиса попова

 Я с ранних лет занималась моделингом и много путешествовала по миру. В основном жила в больших городах, окружённая людьми, съёмками, фэшн-индустрией. Но меня всегда тянуло на природу. Каждый раз, когда я зарабатывала достаточную сумму, я уезжала в совершенно дикие места, где нет никого и ничего, и жила там одна. Также часто останавливалась на фермах в разных странах: Исландии, Южной Америке. Работала там, помогала с животными.

Мне хотелось получить профессию, связанную с животными, но никогда не было возможности сесть и шесть лет учиться: я вечно была в разъездах по работе. Однажды у меня была съёмка в Австралии, я прилетела и осталась здесь жить. В какой-то момент пошла на курсы по спасению кенгуру. Их часто сбивают автомобили, и в 90 % случаев в сумке есть малыш, который либо получает большие травмы, либо выпадает из мешка, и его нужно искать поблизости. На то, чтобы его спасти, есть буквально несколько часов — в этом и заключалась моя работа. Я забирала детёнышей кенгуру, а затем выращивала в специальных условиях: каждые два часа кормила из бутылочки, помогала во всех туалетных процессах. По сути, как с младенцем. Недавно я сама стала мамой и могу сказать, что с ребёнком даже легче. Когда кенгурёнок подрастёт и окрепнет, его выпускают на волю. Но, естественно, выживали не все.

Дома в Байрон-Бей находятся практически в лесу, и змей тут в принципе много: их можно встретить даже на пляже и они часто заползают к людям в дом. Мне хотелось знать, что делать в таком случае. Я не хотела кому-то звонить и ждать сто лет, пока служба приедет, хотела справляться сама. Я выращивала маленького кенгуру, а ещё на тот момент у нас был щенок. К нам заполз огромный питон, метра четыре, который жадными голодными глазами смотрел на питомцев. Я поняла, что нужно срочно научиться разбираться: ядовитая змея или нет, что делать, если укусит. Страха никогда не было, просто было интересно. В организации, в которой я занималась кенгуру, оказалось такое же отделение по змеям, куда меня и направили учиться.

В дикой природе я обожаю всё. Люблю наблюдать, исследовать, коммуницировать с животными. Чем больше этого в жизни, тем лучше. Мне очень нравится работать с ядовитыми змеями. Когда ловишь такую, думаешь только о дыхании, ни о чём не тревожишься. Если ты нервничаешь или боишься, змеи это чувствуют. Язык тела очень важен при работе с животными — я поняла это, когда ухаживала за лошадьми на фермах. Любую дикую лошадь можно поймать и даже приручить, пользуясь их языком тела. Но для этого нужно быть максимально расслабленной, глубоко дышать, держать осанку, быть уверенной в себе, спокойной. И главное — быть в моменте. Нельзя думать: «О господи, что же я делаю!» Нужно считывать каждое движение животного, понимать, насколько агрессивно оно настроено. В процессе я не чувствую страха, но максимально сконцентрирована. Ещё ядовитые змеи часто бывают большими и тяжёлыми, это напрягает меня намного больше: я довольно худенькая, руки не очень сильные. Однажды не смогла удержать, а это была королевская коричневая змея, которая ужасно ядовита. Она выпала из рук мимо специальной сумки, в которую я собиралась её положить, но даже тогда страху не было места — чувствовала максимальное напряжение.

В любое время в течение дня мне могут позвонить или написать в рабочем чате, что в моей области змея заползла в дом, съела курицу или кого-то атаковала. И если я могу, то еду на вызов. У нас есть специальное оборудование для ловли: крюк и сумка. Ещё я обычно беру с собой успокаивающее масло, потому что мне кажется, что змеи чувствуют его запах, и обязательно делаю небольшую медитацию перед тем, как выйти из машины. Ситуации могут быть самые разные: видела, как змея только начинает есть курицу или как лежит у бабули в раковине. Бывают смешные, бывают очень серьёзные, и реакции людей на происходящее тоже всегда отличаются. Ещё часто по телефону говорят, что в доме коричневая змея, а оказывается, что это просто питон. Или говорят, что чёрная и очень ядовитая, а это какой-нибудь червь и ты просто так съездила на вызов. Но в нашем регионе чаще всего встречаются питоны и коричневые змеи. Обычных рабочих дней у меня не бывает, так как приходится действовать по ситуации, но в целом: я ловлю змею крюком и кладу в сумку, которую завязываю специальными узлами, как меня обучали. Змея может быть ранена, может запутаться в какой-нибудь сетке, подцепить клеща или болеть — в каждом из этих случаев действия разные. Всё, что я могу сделать своими руками, делаю, но иногда приходится везти к ветеринару. Там мне дают медикаменты, и дальше я ухаживаю за змеёй дома, пока не выздоровеет. Не так давно я стала мамой, но всё равно езжу на вызовы. Правда, на данный момент не берусь за коричневых, чёрных и тайпанов — это одни из самых ядовитых видов в мире, а я не могу сейчас рисковать и подвергать малыша опасности. Если змея здорова, то я еду с ней в национальный парк, который находится в пяти километрах, и там отпускаю. Затем отчитываюсь группе, и на этом работа заканчивается.

Самое сложное в работе — общение с людьми. Никогда не знаешь, к кому приедешь, а я не очень социальный человек. Мне сложно справляться с паникующими, когда целая семья кричит и в доме стрессовая атмосфера. Стараюсь успокоить, прошу всех уйти в другую комнату, закрываю дверь, и начинаю делать свою работу. Люди могут очень мешать и не понимать этого, многие хотят сфотографировать. Но самое прикольное тоже связано с людьми: когда прихожу на вызов, многие не верят, что именно я буду ловить змею. Как-то я пришла прямо со съёмки с уложенными волосами и макияжем. Мужчина, который вызвал службу, просто прошёл мимо меня и стал дальше выглядывать. А когда я представилась, был в полном шоке. Когда мы говорили по телефону, он очень паниковал, но, как только меня увидел, принял гордый вид: мол, совсем не боится. В такие моменты очень смешно!

Ядовитые змеи меня никогда не кусали, только один раз не ядовитая. Но когда я только обучалась, был опасный случай с тигровой змеёй. На обучении было пять человек и учитель. Перед нами положили всех ядовитых змей Австралии, и нужно было их ловить в разных позах, используя разные техники. Я не рассчитала, что язык тела тигровой змеи отличается от коричневой, неправильно взяла её за хвост — и она укусила сумку. Это были самые долгие три секунды в моей жизни, самые напряжённые. Все в группе замерли, абсолютная тишина, никто не дышит. Я смотрю, как змея впивается в сумку и выпускает яд, всё ещё держу её за хвост. Учитель говорит: «На счёт три бросай сумку и бежим!» Я бросаю, мы отбегаем назад, на сумке ядовитое пятно размером сантиметр на сантиметр. Преподаватель сказал, что даже если мы просто дотронемся до него, то сразу все умрём. Раньше я не знала, что даже просто при соприкосновении с кожей может быть такая реакция.

Ещё как-то к нам в дом заползла коричневая змея, а у меня малыш, которого я буквально только родила, и собака. Все инструменты я убрала, потому что понимала, что какое-то время после родов не буду работать. Быстро отнесла ребёнка в другую комнату, партнёра дома не было, и пришлось кое-как с помощью ковра ловить змею и выносить из дома. Но на самом деле в Австралии к такому нужно быть готовым и классно иметь соответствующие навыки.

Яд змей проникает не в кровь, а в лимфатическую систему, поэтому, если вас укусили, нельзя двигаться ни в коем случае. Совсем. Можно выжить даже при укусе самых опасных змей, но только если будешь лежать. Место укуса нужно как можно быстрее, но делая минимум движений, перевязать (этому нас тоже учили) и лечь. Стараться дышать медленно и спокойно. Даже если ты находишься в национальном парке, всё равно следует лечь — надеяться, что кто-нибудь пройдёт. В таком положении можно находиться до сорока восьми часов, абсолютно не повредив организм. А если сесть за руль и поехать в госпиталь, то смерть наступит в течение часа. Так случилось с одним из наших спасателей. Видимо, он запаниковал и поэтому поехал в больницу сразу после укуса чёрной змеи. Не выжил.

Работа оплачивается пожертвованиями людей, но я всегда отправляю деньги обратно в организацию, зарабатываю только моделингом. Все в городе знают, что я спасаю змей, и часто мне звонят в частном порядке, просто на личный номер. Даже в этих случаях я не беру денег — почему-то не нравится это делать. Я обожаю эту работу, она мне интересна. Каждая ситуация — новый опыт, часть исследования, огромный рост для меня. Не хочется брать за это деньги. К тому же у меня свободный график, я не обязана ездить на каждый вызов.

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.