Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Спецпроекты«Здесь даже трусов
не носят»: Девушки
о работе
в экстремальных условиях

Как устроен быт штурмана, яхтсменки и волонтёра в Гватемале: от распорядка дня до гигиены

«Здесь даже трусов
не носят»: Девушки
о работе
в экстремальных условиях — Спецпроекты на Wonderzine

Для женщин до сих пор закрыты сотни профессий. Жёсткие требования, сложные условия, постоянные риски для здоровья и жизни — обычные доводы тех,
кто не воспринимает всерьёз коллег женского пола. Тем не менее женщины
не устают на собственном примере доказывать, что не бывает трудностей, которые им не под силу, и всё чаще покоряют даже традиционно мужские профессии. Вместе с Libresse мы поговорили с тремя девушками, которые работают в экстремальных условиях и не пасуют перед ними.
Евгения
Корнева
24 года
Штурман на грузовом судне
В мире примерно 1,5 миллиона моряков, и только 2 % из них — женщины; в основном они работают на круизных лайнерах и всего 6 % — на грузовых судах. Евгения Корнева уже второй год служит штурманом на газовозе. Каждый её выход в море длится примерно четыре — пять месяцев. На корабле Евгения отвечает за навигацию и расхождение с судами, следит за соблюдением правил плавания в разных странах, а также погрузки грузов.
Как только ты ступила на корабль, ты должна делать своё дело так же хорошо, как это делали до тебя. На борту опасно, поэтому всегда нужно быть начеку. Мы глаза и уши капитана. Есть чёткий распорядок дня: вахту несёшь четыре часа, а следующие восемь — отдыхаешь. Важно выспаться: какими бы ни были условия или твоё состояние, ты всегда должна заступить на вахту вовремя. Зимой это даётся тяжело: мороз, снег, полумрак. Жару переносить гораздо проще: в помещениях работают кондиционеры, а на палубе стоят шезлонги — можно даже загорать. Конечно, бывают и шторма — качает так, что на судне всё вдребезги. Меня сильно укачивает, но отстоять свою вахту нужно в любом случае. Через силу, но стоишь.
Каким бы ни было твоё состояние, ты всегда должна заступить на вахту вовремя
О еде я обычно вспоминаю, только когда нет качки. Я люблю вкусно поесть, и мне каждый раз тяжело переключаться с домашнего рациона на судовой. Дома готовят с душой всего на трёх-четырёх человек, а здесь нас больше двадцати — повару явно не до личных предпочтений каждого. Даже так: повар опирается исключительно на свои предпочтения. Наш, например, налегает на картошку, а повар коллег с другого судна — фанат острой индийской кухни. Еда — источник сил и энергии, поэтому приходится есть что дают.
Вода на судне есть всегда: ей с запасом заправляют огромные цистерны. Из-за обработки она становится жёсткой. Первое время появляются прыщи, кожа сохнет, поэтому я пользуюсь маслами. Воздух из-за кондиционеров тоже сухой, тяжело и глазам. Четыре месяца — приличный срок, и лучше сразу иметь при себе всё. В мужском коллективе обычно не у кого попросить фен, ватные диски и уж тем более прокладки. Берёшь необходимый минимум: на многоступенчатый уход всё равно не будет времени.
На судне ты всегда занята: оно никогда не простаивает и требует от тебя того же. Никогда не знаешь, как поведёт себя стихия: в любой момент может случиться ситуация, которая потребует от тебя сиюминутной реакции.
Самая стрессовая ночь на работе?
Любая ночь швартовки. В самый разгар сна в каюте раздаётся звонок — зовут на вахту. Нужно быстро проснуться, привести себя в порядок и идти командовать.
Самое неудобное место для сна?
Небольшой диванчик во время качки.
Самая неловкая ситуация, когда критические дни застали врасплох?
Во время ночной вахты. Нужно было очень быстро найти человека, который подменил бы меня на несколько минут, но ночью это практически нереально.
Лариса
Мельникова
30 лет
консультант «большой тройки»,
член управляющей команды
Health & Help
В 2016 году под началом ООН волонтёрством занимались около 45 % женщин. За последние годы их число выросло, при этом даже в самых опасных регионах женщин-волонтёров порой значительно больше, чем мужчин. Лариса Мельникова уже третий год состоит в Health & Help — организации, которая строит бесплатные клиники и оказывает медицинскую помощь жителям бедных стран Латинской Америки.
В странах типа Гондураса, Гватемалы, Никарагуа и в сёлах Бразилии нужно играть по правилам джунглей. Электричества нет, мобильной связи нет, горячей воды тоже нет. Если холодная окажется чистой, уже хорошо — возможно, удастся смыть грязь. Хотя бывают душевые, после которых становится только хуже. Чистить зубы и умываться приучаешься только покупной водой. Протираешься влажными салфетками, а голову раз в несколько дней моешь с мылом в океане.
Здесь едва ли существует такое понятие, как дезинфекция. С маникюром лучше не рисковать. В общепитах вряд ли есть посудомойки: в лучшем случае посуду ополаскивают в тазике с грязной водой. Человек привыкает ко всему. Фрукты мы моем питьевой водой или чистим, еда только термически обработанная. Одно но: всё готовится в литрах дешёвого масла.
Купить средства женской гигиены невозможно — их просто нет: ни тампонов, ни прокладок
На одном месте мы засиживаемся редко, достаточно времени уходит на переезды между странами. Если путешествуем на автобусе — мы в раю, но везде на нём не проедешь. Самым удобным транспортом тогда оказывается повозка для свиней. Ночуем часто в сомнительных местах: на краю мира выбирать не приходится. Иногда спать ложишься в одежде, а вместо подушки — рюкзак.
В таких патриархальных странах никому нет дела до женских удобств. Некоторые поездки длятся больше четырёх часов, ни на одной остановке нет туалетов, и это нормально: мужчине же достаточно просто выйти на улицу. Купить средства женской гигиены тоже невозможно — их просто нет: ни тампонов, ни прокладок. Даже найти обычные хлопковые трусы — проблема. В провинциальной Гватемале женщины их просто не носят. Парадоксально, зато плечи, колени и зона декольте всегда прикрыты.
Но всё это пустяки. Мы меняем жизнь тысяч людей: они узнают о средствах гигиены и контрацепции, меньше болеют, видят, что женщина может работать, а не рожать каждый год. Недавно на улице ко мне подошла девочка: «Я тобой восхищаюсь! Как ты можешь заниматься такой дичью?»
Самая стрессовая ночь на работе?
Однажды, когда наш автобус застрял в километровой пробке, пришлось ночевать в борделе.
Самое неудобное место для сна?
На полу аэропорта в Сальвадоре. Чемодан прижимаешь так, чтобы его нельзя было открыть; рюкзак кладёшь под ноги и просовываешь их в лямки, чтобы его не вытащили.
Самая неловкая ситуация, когда критические дни застали врасплох?
Я веду календарь и стараюсь быть готовой за пару-тройку дней.
Юлия
Скачкова
37 лет
Яхтсменка, тренер
по парусному спорту
В прошлом году организаторы престижной гонки Volvo Ocean Race предложили участникам новые правила: в команде должна быть как минимум одна женщина. В противном случае выступать придётся в ограниченном составе, а значит, шансов на победу меньше. Мужских команд в парусном спорте до сих пор больше, чем смешанных и тем более чисто женских. Юлия Скачкова занимается парусным спортом с девяти лет. Она участвует в регатах, организует морские путешествия, а последние четыре года преподаёт парусный спорт детям.
Есть поговорка: «Идёшь в море на день — запасайся на неделю». Случиться может что угодно, но со временем привыкаешь ко всему. У большинства людей слово «яхта» ассоциируется с комфортом — сразу представляешь себе такую мини-квартиру, оборудованную всем необходимым: кухней, спальней. Хорошо, если в лодке есть хотя бы гальюн (прокачной туалет. — Прим. ред.): это когда нужно качать специальным рычагом, пока всё не уйдёт в море. На спортивных яхтах, которые освобождают от всего лишнего, чтобы уменьшить вес, душа и туалета вы не найдёте. Вместо унитаза может быть ведро, которое каждый убирает за собой сам. Постепенно границы стираются: с опытом перестаёшь смущаться.
Душ на яхте мы принимаем редко — на это просто нет времени
На борту не до гигиены. Конечно, можно умыться и почистить зубы, но душ на яхте мы принимаем редко. На это нет времени. Хотя, когда ходим в морские путешествия с клиентами, некоторые члены экипажа даже вопреки моим приказам экономить воду не могут обойтись без душа. Помню, как одна девушка израсходовала почти весь запас воды на лодке — ну очень ей хотелось помыть голову.
Во время плавания мы делимся вахтами: четыре часа бодрствуешь, четыре — спишь, ещё четыре — вахта. Кроватью обычно служит обычный лежак без белья, как в поезде, или спальный мешок. Часто бывает, что за двое суток практически не удаётся поспать. Если усиливается ветер, нужно постоянно находиться на палубе. Возвращаемся всегда выжатыми, но о дискомфорте думаешь в последнюю очередь — важно только одно: дойти первым.
Самая стрессовая ночь на работе?
На регате Giraglia мы попали в шторм. Он пришёл ночью, к тому моменту мы уже сутки были в режиме гонки. Силы на исходе, но выбора нет.
Самое неудобное место для сна?
Когда спишь в экипировке, которая к концу дня вся мокрая. Раздеваться нет ни времени, ни сил.
Самая неловкая ситуация, когда критические дни застали врасплох?
Не помню, чтобы со мной такое случалось.
МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВЛЕН ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Рассказать друзьям
21 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.