Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Секс«Секс.Толк»: Что обсуждают люди, когда говорят о сексе

«Секс.Толк»: Что обсуждают люди, когда говорят о сексе — Секс на Wonderzine

О проекте Елены Фоер и Ивана Грибова

Всё чаще о сексе и отношениях в России говорят инклюзивно: мы уже писали о френдли-магазине секс-позитивных товаров или сервисе быстрых знакомств, где могут познакомиться люди любой сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Сексологиня Елена Фоер и психолог Иван Грибов запустили проект «Секс.Толк» — серию разговорных групп о сексе для всех тех, кто ищет ответы на непростые вопросы, хочет узнать что-то новое или просто обсудить табуированные темы. Поговорили с Еленой и Иваном о том, как появилась идея таких групп, какие внутри действуют правила и о чём на этих встречах чаще говорят женщины, а о чём — мужчины.

Антон Данилов

Об идее разговорной группы

Елена: Я сексологиня, у меня есть собственные лекции, во время которых у слушателей часто возникают вопросы и комментарии. Недавно, например, я была в Казани, после чего предложила поговорить о секс-роботах. Есть те, кто считают, что машины приведут к какому-то большому злу в будущем, потому что люди проявляют к секс-роботам агрессию. И именно поэтому они будут переносить её на живых людей тоже. Другие считают, что секс-роботы — это к лучшему: если агрессию можно выплёскивать на кукол, то к людям она относиться не будет. Дискуссия получилась очень долгой: много людей захотело поучаствовать и сказать, что они по этому поводу думают.

Однажды я была на одной разговорной группе, где обсуждали смерть. Эта группа была хороша тем, что она не терапевтическая: там люди просто высказывали свои мнения, рассказывали истории. Мне этот формат очень понравился. Когда я поделилась идеей со своей подругой, мы пришли к выводу, что было бы круто сделать какой-то формат общения, в котором можно разговаривать о сексе. Мы начинали делать его вместе с той самой подругой-психологом год назад, но потом наши дороги разошлись. Так к проекту присоединился Ваня, тоже психолог.

Иван: Я вёл много терапевтических групп, и в основном они были про насилие и буллинг. Для меня формат разговорной группы был интересным, потому что они чуть меньшая жесть, чем то, чем я обычно занимался. Здесь чуть больше свободы, потому что в терапевтических группах есть цель терапии и гораздо более строгие рамки.

Елена: «Секс.Толк» проходит и в онлайн-, и в офлайн-формате. Самая первая встреча состоялась осенью прошлого года. На неё пришло около десяти человек — в основном они знали либо меня, либо подругу. Получилось очень эмоционально, потому что когда люди раскрывают интимное, личное, они рискуют. Ощущение эмоций в пространстве было очень сильным. Помню, как мы вышли покурить и радостно обсуждали, что у нас всё получилось. Название группы мы пишем и на английском (Sex.Talk), и на русском («Секс.Толк»), они хорошо дополняют друга своими смыслами.

Иван: Во время локдауна мы совсем не проводили встречи, потому что в какой-то момент было слишком много зума. Нас от него уже просто тошнило, потому что мы работаем с ним постоянно. Летом мы дождались, когда снимут все ограничения, и провели первую после карантина встречу — на неё пришли рекордные четырнадцать человек.

еЛена: Две недели назад мы провели первую встречу в Екатеринбурге. Меня позвали туда прочитать лекцию, и я решила заодно провести «Секс.Толк».

О правилах и упражнениях групп

Елена: Мы отбираем участников, потому что нам хочется, чтобы на встрече были разделяющие наши ценности люди, чтобы они были ЛГБТ- и фемфрендли. Чтобы не было каких-то опасных спорных ситуаций. Это происходит с помощью анкеты — просто те, кому это неинтересно, не заполняют её, им не откликается наше мировоззрение.

Иван: На встрече мы немного рассказываем про себя, про правила. Во-первых, это конфиденциальность: мы просим участников не говорить, кого они здесь видели, кто чем делился. Люди могут представляться под псевдонимом, если им так проще. Мы не разрешаем фотографировать или снимать видео, а говорить о группе предлагаем только в контексте поднятых тем. Ещё мы не даём оценок тому, кто и что рассказывает. Мы сразу договариваемся, что будем останавливать участников, потому что многим сразу перейти на формат безоценочного суждения сложно. Ещё мы говорим не давать советы — скорее всего, многие уже их сто раз слышали.

Елена: Мы цапаем разные методики и упражнения из психотерапии. С появлением Вани у нас появилось больше телесно-ориентированных практик.

Иван: Чтобы людям было проще разговаривать с незнакомыми, я предлагаю блок упражнений. Например, люди ходят по комнате броуновским движением. Мы советуем им оценивать, где комфортнее находиться, в гуще или с краю. Комфортно ли встречаться глазами? При встрече можно обмениваться сообщениями-жестами, но всё это по желанию. В зависимости от групп упражнения немного разные, но все они помогают познакомиться друг с другом на эмоциональном уровне, без каких-то слов. К тому же так люди могут освоить пространство, в котором они находятся.

Елена: Потом мы спрашиваем, какие темы интересны. Голосованием выбираем две — их с лихвой хватает почти на три часа бесед, больше мы просто не успеваем. Мы не хотим, чтобы темы были заранее как-то предопределены. Люди могут беседовать о том, что их интересует прямо сейчас.

О темах групп

Елена: Сейчас на каждую встречу приходит в среднем десять человек. Больше было бы уже не очень, потому что мы не успеем всех хорошо выслушать. Меньше тоже сложно, потому что не будет групповой динамики. Обычно две трети всех — это женщины и только треть — мужчины. Сначала мужчин было ещё меньше, но потом и они подтянулись. Есть и ЛГБТ-люди: на последней встрече половина всех участников принадлежали к ЛГБТ. Вообще тема гомосексуальности у нас тоже периодически поднимается. Есть желание обсуждать гомосексуальные эксперименты, даже если человек только исследует свою сексуальность. Но главный хит — это полиамория, она всегда заходит. Как ни странно, но много раз были темы о том, как жить без секса или как сублимировать сексуальные потребности. И вообще как обходиться с желанием, которое не получается реализовать.

Большинство людей на группах уже состоят в отношениях, но с партнёрами они не приходят. Так бывало пару раз, но, мне кажется, это опасное занятие: никогда не знаешь, что может сказать твой возлюбленный или твоя возлюбленная. Ещё мне показалось, что им было сложнее говорить. Возможно, до этого они просто не обсудили всё между собой.

Иван: Однажды у нас была провальная группа. Мы решили в рамках эксперимента задать тему встречи — мастурбация. На неё записалось всего несколько человек, так что нам пришлось её отменить.

еЛена: Часто из того, что рассказывают люди, становится понятно, зачем они приходят — и это притом что они не декларируют это явно. Кто-то хочет разрешить для себя непонятную ситуацию, у кого-то есть какая-то проблема. Человек не всегда пытается её решить, но если начать о ней говорить, то она как-то «разворачивается».

Иван: Много людей приходит за легализацией: они хотят удостовериться, что то, что они делают, — окей. Тип отношений, сексуальные практики, желания. Например, мы много говорим о легализации ориентации, но мало — о легализации конкретных практик или типов отношений. Но при этом в этом дискурсе существует много нюансов, и люди не понимают, насколько они нормальны. Мне кажется, большая часть приходит просто поговорить или даже просто послушать, потому что у них нет компании, в которой можно было бы обсуждать секс.

Елена: Больше всего вопросов возникает в разговорах о моногамии и немоногамии, изменах партнёру. Для кого-то это просто желание флирта, для кого-то — стремление открыть отношения, хотя часто это бывает невозможно. Для кого-то это в принципе возможность хотеть кого-то кроме: многим людям тяжело признать, что так бывает, что это нормальный, естественный процесс, что они от этого не становятся плохими.

Иван: Но при этом люди гораздо охотнее говорят об отношениях вокруг секса, чем непосредственно о сексе. Конкретные сексуальные практики меньше волнуют, местами они даже кажутся чем-то слишком интимным. На прошлой встрече у нас появилась идея сделать группу с одним и тем же составом на несколько раз: может быть, так люди будут их обсуждать охотнее.

еЛена: Обычно тот или та, кто предлагает тему, сразу её как-то раскрывает и рассказывает, почему она его или её волнует, что его или её беспокоит. Какой отклик хотелось бы получить, на какие вопросы ответить. Потом остальные по очереди отзываются, возникают дискуссии в процессе. Можем отойти от темы, но потом всегда к ней возвращаемся. В конце мы просим сказать, услышал ли этот человек то, что хотел услышать. А потом просим так же ответить и всех остальных участников группы.

О секспросвете и гендерной разнице

Елена: На группах мы так или иначе занимаемся сексуальным просвещением. Иногда я могу встрять с какими-то секспросветными комментариями — например, объясняю какой-то термин, а с ним и контекст, с которым он связан. Но на группы часто приходят люди, которые уже «прошаренные»: они часто сами занимаются секспросветом или чем-то около. И они тоже периодически что-то комментируют.

Моим главным открытием за это время стало то, что мужчинам неловко отказываться от секса. Раньше у меня были свои представления о романтических отношениях, а также о том, кому проще предлагать секс, мужчинам или женщинам. И я говорила, что мужчины в случае чего легко могут отказать. А женщина может сомневаться, «из вежливости» ей сложнее отказать. Большое количество людей сказало мне, что это не так.

Иван: Мужчинам тяжело отказаться от секса в силу стереотипа о том, что он должен всегда всех хотеть. Если мужчина гетеросексуальный, то только женщин, если бисексуальный — то вообще всех. Сложность в том, что когда гетеросексуальный мужчина отказывается, он как будто обижает женщину — и многие мужчины руководствуются именно этим соображением.

Елена: Также я заметила, что мужчины в среднем чаще интересуются открытыми отношениями. У женщин они скорее вызывают опасения, и это очень хорошо прослеживается на наших встречах. Ещё женщины чаще проявляют би-любопытство, чем мужчины. Женщины в принципе чаще сомневаются в своей сексуальности, у мужчин больше уверенности в этом плане.

Иван: Женщины на наших группах чаще задают какие-то темы, а мужчины больше комментируют, они редко предлагают темы для разговора. Есть ощущение, что мужчины больше слушают и присматриваются. Им сложнее стартовать и быть открытыми.

Елена: Сексуальная грамотность участников наших групп в среднем выше, чем обычно. Как сексолог я принимаю пациентов и вижу разницу. К сожалению, мне хотелось бы, что это было иначе, чтобы на «Секс.Толке» были люди, которые хотят повысить свою сексуальную грамотность, которые готовы узнать что-то новое.

Иван: Самое сложное, с чем мы сталкивались, — это рассказы о насилии, абьюзе. Наш формат не очень рассчитан на терапию, но в контексте встречи у нас не получается как-то жёстко разделить секс и сексуализированное насилие. Это так или иначе звучит в опыте многих людей. Но при этом мы не можем сказать, что этим разговорам нет места. Разворачивать их тоже не стоит, потому что так мы уйдём в терапию.

ФОТОГРАФИИ: biritestudio

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.